Вчера глава Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) Олег Вьюгин раскрыл некоторые подробности готовящегося доклада о мегарегуляторе. Документ будет представлен кабинету министров в мае. Информационно-аналитический материал состоит из двух частей -- анализа устройства мегарегуляторов финансовых рынков в мире и оценки возможности создания такой структуры в России. И хотя ФСФР предстоит согласовать этот документ с заинтересованными ведомствами -- Минэкономразвития, Минфином и Банком России, г-н Вьюгин не ожидает с их стороны никаких возражений, поскольку доклад носит пока исключительно познавательный характер. Возможно, правительству будет интересно узнать, что в России уже сложилось не менее 15 крупнейших финансовых групп, в состав которых входят банки, страховые, брокерские, лизинговые, управляющие компании. Внутри этих конгломератов происходит постоянный переток средств, а регулируются они разными инстанциями, которые недостаточно координируют свою деятельность.

Появление в правительстве подобной «информации к размышлению» придется очень кстати тем представителям власти, которые в последнее время активно обсуждают возможность вывода из ЦБ банковского надзора и передачи его другой структуре, новой, специально созданной -- «Росфинмониторингу» или ФСФР.

Идею реформирования надзора поддерживает и банковское сообщество. В частности, вчера глава Ассоциации российских банков (АРБ) Гарегин Тосунян заявил, что 99% российских банков заинтересованы в качественном банковском надзоре, но «не репрессивном». «Банковский надзор должен защищать законопослушные банки, а не подавлять 100% банков из-за 1% недобросовестных», -- сказал глава АРБ. Г-н Тосунян считает, что банковский надзор необходимо вывести из Центробанка, поскольку надзор и регулирование, лицензирование и контроль в одном ведомстве выглядят противоречиво.

По словам председателя комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Владислава Резника, «мегарегулятор создавать необходимо». И в этом отношении ФСФР является вполне подходящей кандидатурой. Как известно, идея передачи службе полномочий по регулированию всех финансовых структур существует еще с весны 2004 года, когда служба была образована в ходе административной реформы.

Однако тогда новая структура столкнулась с массой проблем в регулировании фондового рынка. В частности, многие эмитенты предпочитали уходить из России и торговать на западных площадках. И только позднее удалось ввести законодательные ограничения на вывод активов за рубеж, сделать торговлю ценными бумагами в России более удобной, безопасной и простой. Впрочем, только сейчас, спустя три года, ФСФР наконец удастся провести через парламент два важнейших законопроекта -- о создании центрального депозитария и об инсайде.

Другое дело, что сейчас ведомство г-на Вьюгина обладает недостаточными полномочиями для того, чтобы стать таким мегарегулятором. «В большинстве стран мегарегулятор не является органом исполнительной власти, но имеет при этом властные полномочия. Его деятельность подотчетна парламенту или минфину, однако эти структуры не определяют оперативную деятельность регулятора», -- говорит глава ФСФР. Схожим статусом в России пока обладают лишь Генпрокуратура, Счетная палата и Центробанк. «Поэтому ФСФР в нынешнем виде не может играть роль мегарегулятора», -- признает г-н Вьюгин. Однако вряд ли служба отказалась бы от такой возможности, получи она достаточные полномочия и, например, прямое президентское подчинение. Сейчас ФСФР хотя и подчиняется премьер-министру, но не имеет возможности действовать в обход Министерства финансов, Минэкономразвития или Центробанка, уступая этим ведомствам в лоббистской борьбе.

В любом случае майский доклад ФСФР ляжет на благодатную почву. Идеи создания мегарегулятора финансовых рынков и выведения банковского надзора из ЦБ получают все более активную публичную поддержку. Впрочем, в краткосрочной перспективе это вряд ли произойдет. «До парламентских и президентских выборов столь глобальные решения, способные полностью изменить правила игры на финансовых рынках, принимать никто не будет», -- полагает Владислав Резник. Причем, по его мнению, важны не столько полномочия будущего органа, сколько его подчиненность. От того, кто будет куратором столь мощного ведомства -- президент, парламент или правительство, -- зависит, когда будет принято решение о создании мегарегулятора. А это вопрос не экономический, не аппаратно-административный, а политический.

Очевидно, что решение о создании мегарегулятора будет приниматься в администрации президента не ранее середины следующего года, когда сформируются контуры новой российской власти. И зависеть оно будет от сложного сочетания лоббистских возможностей заинтересованных ведомств, банковского сообщества и правоохранительных органов, активно занимающихся в последнее время финансовым сектором.

Источник: Время новостей