«Факты – упрямая вещь и спорить с ними было бы странно», – заявил в понедельник на пресс-конференции исполнительный президент Ассоциации российских банков (АРБ) Андрей Емелин, комментируя письмо бывшего председателя правления ВИП-банка Алексея Френкеля, обвиняемого сейчас в организации убийства первого зампреда ЦБ Андрея Козлова. Стоит особо отметить, что письмо стало доступно банковскому сообществу в пятницу утром, но лишь в понедельник в середине дня АРБ выступила с консолидированной позицией. Напомним, что в письме, написанном до ареста, но обнародованном только сейчас, Френкель обвинял ЦБ в серьезных преступлениях, которые условно можно разделить на четыре группы: немотивированный отъем лицензий, злоупотребления при принятии банков в Систему страхования вкладов (ССВ), выборочная борьба с отмываением и обналичкой и тайный вывод денег на Запад.

Письмо получило широкую огласку, и банкиры были вынуждены его прокомментировать. Прежде всего представители АРБ признали обоснованность критики Френкеля относительно приема банков в ССВ.

Напомним, что банкам, желающим работать с населением, нужно выполнить ряд требований, чтобы попасть в систему. Крупные банки были приняты в ССВ без особых проблем, но ряд мелких был вынужден судиться с ЦБ. В результате многих желающих в систему не приняли. Однако, по мнению АРБ, эти проблемы достаточно просто решить. Например, Емелин считает, что многие вопросы, касающиеся проблем банковского надзора, приема в систему страхования вкладов и т. п., приведенные в письме, могли бы быть сняты законодательными изменениями. «Надеюсь, нам вместе с депутатами удастся разрешить эти вопросы в кратчайшие сроки», – сказал он. В частности, проблемы банковского надзора, приема в систему страхования вкладов и борьбы с отмыванием средств станут главными на парламентских слушаниях 20 февраля, где, как ожидается, будет присутствовать и председатель ЦБ Сергей Игнатьев.

Центробанк в понедельник вначале объявил о своей официальной позиции – никаких комментариев по делу об убийстве «до вступления в силу приговора суда». Однако к вечеру Игнатьев все же решил ответить. «Интерфакс» распространил предположение главы ЦБ, что письмо Френкеля – плод коллективного труда. «Думаю, что появление письма именно сейчас – не случайно и похоже на попытку отвлечь внимание от конкретного дела», – сказал Игнатьев. К содержанию письма глава ЦБ высказал еще более серьезные претензии: «Письмо построено на голословных обвинениях – без имен, фамилий. Да и так называемые факты уж больно неконкретные». Причина появления письма, по мнению Игнатьева, в том, что «есть немало людей, недовольных Банком России». Более того, нельзя исключать появления подобных разоблачительных материалов и в дальнейшем. Более конкретных замечаний глава Центробанка не высказал, предложив обращаться с фактами в прокуратуру. Правда, о рассуждениях Френкеля о своеобразном управлении Центробанком золотовалютными резервами Игнатьев заявил, что «это просто чушь, здесь и комментировать нечего».

Не стали соглашаться с этими обвинениями и в АРБ: та часть письма Френкеля, где содержатся прямые обвинения в адрес ряда банков и Центробанка, вызывает огромное количество вопросов, отметил вице-президент ассоциации.

«Доказательств в письме Френкеля не содержится, это скорее эмоциональная составляющая, что существенно ослабляет доводы, изложенные в письме», – сказал Емелин.

Не хотят голословно обвинять ЦБ и депутаты. Доказательств коррупции в ЦБ в письме не приводится, отметил зампред банковского комитета Госдумы Павел Медведев. Он отметил, что фактов коррупции нельзя исключать, но, вполне возможно, с началом приема банков в систему страхования вкладов на этом попытались сделать бизнес мошенники, выдавая себя за представителей надзора или посредников. Именно такие «чиновники» могли приходить в банки с предложением содействовать приему в систему страхования или обналичить некие крупные суммы «по инициативе ЦБ», как сказано в письме Френкеля.

«Понятно, что письмо – во многом истерическая реакция на все беды, которые обрушились на голову Френкеля. И раньше так бывало, когда человек, попав за решетку, делал подобные вещи, – добавил Медведев. – Единственное, во что я верю, и это не является новостью – утверждение о неверности применения термина «отмывание средств». Действительно, вместо того чтобы говорить о «загрязнении денег» (имея в виду их обналичивание), мы говорим об их отмывании – противоположном процессе, уверен депутат. Напомним, что Френкель в своем письме говорил, что главная проблема – это не отмывание средств, а именно превращение наличных денег в «черный нал».

Осторожная позиция АРБ легко объяснима – с ЦБ никто ссориться не хочет. Однако, судя по всему, банкиры решили воспользоваться ситуацией и выпросить у Центробанка некие поблажки.

«В настоящее время нет ни одного закона или подзаконного акта, который бы устанавливал ответственность банка за выдачу наличных и тем более за перевод денег за рубеж по поручению клиента. Без закона нет преступления», – добавил Емелин. Он напомнил, что вопрос, стоит ли считать преступлением выдачу банками наличных, задавал председателю ЦБ Сергею Игнатьеву и глава банковского комитета Госдумы Владислав Резник. Игнатьев тогда ясно ответил, что выдача наличных банком преступлением не является.

«Довольно странно видеть после этого массу сообщений об отзывах лицензий за обналичивание или перевод денег клиентов за границу», – удивляется Емелин.

«Действительно, сегодня есть проблема с практикой обналичивания средств. Но дело тут не столько в банках, которые выступают лишь инструментом, а в больной экономике», – соглашается вице-президент Ханты-Мансийского банка Владимир Мехряков. «Если до 40% расчетов в экономике идет наличными, даже если мы изведем все банки, обналичивающие деньги, проблему это не решит. Я знаю достаточное количество банков, лишившихся лицензии, и могу сказать, что в большинстве случаев проблема была не в банках, а в их клиентах», – сказал он, отметив, что менять законодательство необходимо. Если государство желает бороться с обналичиванием или подозрительными операциями, банкам, в частности, надо дать возможность отказывать в обслуживании подозрительным клиентам.

Согласны банкиры и с тем, что сегодняшнее законодательство не позволяет банкам понять логику регулятора в принятии тех или иных решений – например, отзывать у банка лицензию или нет, или принимать ли его в систему страхования. В письме Френкеля содержались примеры неравнозначных действий регулятора по отношению к банкам, занимающимся одной и той же деятельностью (в частности, обналичиванием средств). Одни банки, по утверждению банкира, благополучно вошли в систему страхования, другие лишились лицензии. Емелин от имени АРБ заметил: «Мы хотим, чтобы ЦБ мотивировал свои жесткие действия». «Мы наблюдаем вал сообщений ЦБ о нарушениях банков, которые, возможно, должны повлечь штрафные санкции, но никак не отзыв лицензии. И ни разу, даже в судебном порядке, не удалось добиться от представителей ЦБ мотивов и документальных заключений».

Все поправки, которые давно представлены на рассмотрение Госдумы, направлены на то, чтобы обязать Центробанк объяснять свои действия, чтобы банк мог понять, что о нем думает надзор, и почему он применяет к нему санкции, резюмирует представитель АРБ.

«Пробелы в законодательстве позволяют и банкам находить лазейки в законах, и регулятору трактовать их так, как ему удобно», – соглашается аналитик ИК «Ак Барс Финанс» Александр Парамонов.

«Банковское сообщество встревожено тем, что ЦБ отзывает лицензии, не мотивируя свои решения. Но желание превратить ЦБ в компьютер, который считывает информацию с банка, а затем на основании некоего алгоритма решает, например, отзывать у него лицензию или нет, невозможно», – считает Медведев. По его словам, именно этого желал Френкель, с которым депутат обсуждал около полугода назад эту проблему.

«Я говорил, что был бы рад, если бы мне представили поправки, в которых бы содержался алгоритм принятия Центробанком решений. Но Френкель мне таких поправок не предоставил», – вспоминает Медведев. «Если писать такие письма, нужно приводить доказательства и передавать их не в СМИ, а в прокуратуру», – говорит депутат о письме банкира, отметив, однако, что не считает его виновным. «Я уверен, что Френкелю досталось несправедливо. У меня впечатление, что он не мог совершить это», – сказал Медведев.

Источник: Газета.Ru