Оставшиеся без своих денег вкладчики обанкротившегося еще в августе 2004 года АКБ «Кредиттраст» не оставляют попыток их найти, по пути совершая массу открытий об особенностях российского законодательства. Во вторник состоялось заседание Московского арбитражного суда, на котором были рассмотрены сразу две их жалобы.

Как уже писала «Газета.Ru», кредиторы подали в суд на конкурсного управляющего банка Валерия Тогулева. Они обвинили его в недобросовестном исполнении своих обязанностей. Так, управляющий не предпринял попытки предъявить требования к фирмам «Оптифуд-Гмбх» и «Плентекс Трейдинг Гмбх», через которые, как считает инициативная группа вкладчиков, было выведено $3,5 млн. Представители данных фирм, связывавшиеся с редакцией, правда, настаивают на том, что «выводом активов» эти действия назвать нельзя. Хотя и не отрицают приведенных вкладчиками фактов.

Суть их такова. Обе эти фирмы должны были вернуть банку средства за импортные операции. Вместо того чтобы взять с них деньги, «Кредиттраст» подписал с фирмами соглашения об отступном, получив с них векселя. Эти соглашения были заключены 26 и 31 мая 2004 года – за неделю до того, как банк прекратил операции. После банкротства «Кредиттраста» конкурсный управляющий признал, что эти векселя ничего не стоят, и списал их, даже не предприняв попытки предъявить к «Оптифуду» и «Плентексу» финансовые претензии. Таким образом, он пренебрег своими обязанностями по защите интересов кредиторов банка «Кредиттраст», считают вкладчики.

Рассмотрение этой жалобы должно было состояться 23 октября, однако было отложено почти на месяц. Вчера она все-таки была заслушана, вместе с еще одним заявлением. Второй иск касался четырех векселей банка «Кредиттраст» на сумму $2,5 млн. Они якобы были выпущены в 2003 году, а затем по договору переданы ООО «Норман», которое перечислило за них деньги «Кредиттрасту» с условием погашения векселей в 2004 году. После банкротства банка векселя были переданы некой Карине Егоровой, и она предъявила их в арбитражный суд с требованием поставить ее в первую очередь кредиторов. Конкурсный управляющий Тогулев убедительно доказал, что это – типичная схема вывода активов. Никакой фирмы «Норман» просто не существует, подписи на документах не принадлежат людям, чьи фамилии в них фигурируют, фирма была зарегистрирована по утерянным паспортам, пишет представитель конкурсного управляющего в своем заключении.

После этого судья Наталья Спахова выносит решение, что сделка незаконна. «Суд пришел к выводу о том, что оспариваемые соглашения заключены неустановленным лицом с превышением полномочий органа юридического лица ООО «Норман», – написано в решении арбитражного суда от 11 мая 2005 года. В связи с чем суд признал недействительными соглашения о выпуске векселей между «Кредиттрастом» и «Норманом».

Но история с векселями на этом не завершилась. Егорова передала векселя двум другим физическим лицам, неким Александру Хализеву и Тарасу Утвенко. И та же судья Спахова 17 июня признала их требования в размере 74 млн рублей законными и поставила их в первую очередь кредиторов. И конкурсный управляющий это решение не опротестовал.

Этот удивительный поворот истории и побудил инициативную группу вкладчиков подать вторую жалобу на Тогулева.

«Заявитель не представил доказательств в подтверждение того, что конкурсный управляющий действовал недобросовестно и нерационально, чем причинил большие убытки конкурсным кредиторам. В связи с этим жалобу следует отклонить, а требованию (отстранить Тогулева от исполнения обязанностей конкурсного управляющего. – «Газета.Ru») – отказать», – заявила в суде представитель конкурсного управляющего Лариса Черная.

Она объяснила, что вексельное законодательство в России устроено так, что, даже если сделка о выпуске векселей была фиктивной, сами векселя остаются действительными. «Заявитель, обращаясь в суд с такой жалобой, не в курсе закона РФ, который регулирует вексельное обращение. Недействительность сделки не делает недействительными векселя.

Вексель – условное абстрактное обязательство, оно не зависит от того, в рамках какой сделки осуществляется его передача», – сказала Черная.

Зато бывшее руководство «Кредиттраста», видимо, с вексельным законодательством знакомо очень хорошо. Настолько, что смогло, не нарушив его, вывести огромные суммы денег, разорив доверчивых вкладчиков.

Представитель ЦБ, присутствовавший на заседании, позицию Тогулева полностью поддержал. «Центральный банк Российской федерации считает, что в действиях конкурсного управляющего нарушений не имеется. Основания для отстранения конкурсного управляющего, таким образом, отсутствуют», – заявил он. Суд под председательством Натальи Спаховой к ЦБ прислушался и обе жалобы отклонил.

«Получается, векселя фальшивые, но платить по ним надо? – недоумевают заявители жалобы. – Но это же все равно, что расплачиваться фальшивыми деньгами!» Порадовать их нечем, поясняют «Газете.Ru» юристы, такая «лазейка», к сожалению, существует. «Существует совместное постановление пленума Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда от 4 декабря 2000 года, в пункте 13 которого говорится, что признание судом недействительными сделок, на основании которых выдан вексель, не влечет недействительности самого векселя», – говорит адвокат НП «Коллегия адвокатов «Джон Тайнер и партнеры» Александра Малахова. Таким образом, можно использовать векселя для вывода активов, подтверждает она.

Значит, можно быть уверенными, что это не последний случай подобных махинаций. Больше того, изменить ситуацию вряд ли удастся. «Вексельное законодательство России основано на Международной конвенции о векселях. По возникающим в практике вопросам высшими судами России неоднократно давались разъяснения о применении. Изменить это законодательство вряд ли получится, так как оно основано на международных обязательствах России, вытекающих из ее участия в международных конвенциях», – говорит Малахова.

Посоветовать кредиторам можно только одно, считает адвокат: использовать все средства защиты и решать вопрос о предъявлении иска к физическому лицу, которые вышло за пределы своих полномочий и поставило свою подпись на векселе.

Жалобу, в которой фигурировали «Оптифуд» и «Плентекс», суд тоже отклонил. Представитель конкурсного управляющего заявила, что он не мог предъявить требования к этим фирмам, так как банк «Кредиттраст» был в этой сделке лишь посредником. Кредит же на осуществление импортных операций был выдан Народным банком Казахстана. Именно он пострадал, когда «Кредиттраст» в результате банкротства не смог расплатиться с ним по этим сделкам. Но казахский банк иск к «Кредиттрасту» не предъявил. Он пытался урегулировать свои отношения с «Оптифудом» напрямую, а потому не мог входить в список кредиторов «Кредиттраста». Однако получить деньги с «Оптифуда» ни на добровольной основе, ни через суд у казахов не вышло. Ведь формально им должен был «Кредиттраст». Теперь у Народного банка Казахстана остается единственный способ вернуть свои деньги – войти в список кредиторов банка-банкрота. По сведениям «Газеты.Ru», он намерен это сделать.

Источник: Газета.Ru