Трагически погибшего первого зампреда ЦБ Андрея Козлова похоронили в субботу на Троекуровском кладбище. А накануне президент Владимир Путин провел совещание с главой МВД Рашидом Нургалиевым, генпрокурором Юрием Чайкой, главой ЦБ Сергеем Игнатьевым и руководителем службы экономической безопасности ФСБ Александром Бортниковым.  

«Поводом для нашей встречи в таком составе послужил трагический случай — убийство первого заместителя председателя Центробанка. Думаю, вы со мной согласитесь— это, на мой взгляд, проявление обострения ситуации в борьбе с преступностью в сфере экономики»,— заявил президент.  

Путин заявил о необходимости создать межведомственную рабочую группу, куда войдут высокопоставленные (не ниже заместителей руководителей ведомств) представители Генпрокуратуры, налоговой службы, Росфинмониторинга, ФСБ, МВД и ЦБ. От группы президент ждет предложений относительно усиления контроля за банковской деятельностью. «Считаю необходимым при соблюдении действующего банковского законодательства и интересов участников рынка уточнить нормативно-правовую базу работы банковских учреждений со своими клиентами, которые по ряду объективных критериев — их надо выработать — вызывают подозрение в нечистоплотности»,— цитирует ИТАР-ТАСС главу государства.  

Банкиры предвидели возможность силовых шагов власти. «Кто сейчас придет на место Козлова? Не дай бог, какой-нибудь силовик… Убийство может повлечь за собой огульные обвинения в адрес банковского сообщества, а ведь банковский надзор — тончайший механизм»,— ранее высказывал опасения гендиректор консалтинговой компании «Банки, финансы, инвестиции» и экс-зампред ЦБ Александр Хандруев.  

Пятничное заявление Путина сопровождалось разноречивыми комментариями банкиров, аналитиков и депутатов.  

«Решение президента кажется скоропалительным. Возникает ощущение, что само убийство Козлова стало орудием.  

Это дело может вызвать последствия почище, чем в свое время убийство Сергея Кирова»,— считает президент Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов.  

«Рассмотрение только одной из четырех версий в качестве главной — уже в некотором роде давление на следствие. А ведь помимо официальных есть и версии, которые активно обсуждают в кулуарах»,— напомнил Мамонтов. К таковым относится, в частности, возможность «заказа сверху». «В «обналичке» крутятся очень большие деньги. И избирательные кампании, и другие щекотливые вопросы решаются наличными.  

Опыт показывает, что часто операции с большими деньгами контролируют все те же силовики. «Вполне возможно, что в ходе расследования нить может привести в высшие эшелоны власти»,— полагает Мамонтов.  

Такую возможность подтверждают отдельные высказывания источников, близких к следственной группе, занимающейся расследованием убийства. Они говорят, что преступление готовили профессионалы, знакомые с оперативно-розыскной работой. А вот исполнителями могли быть киллеры, даже не знающие, кого они убивают, заявил в субботу «Интерфаксу» источник в следственных кругах.  

«То, что нижние этажи банковской системы превратились в большую прачечную,— это реальность, и с этим нужно что-то делать»,— считает руководитель аналитического департамента Центра политических технологий Алексей Макаркин. В то же время, продолжает он, принятые меры могут оказаться двоякими. Подобно тому как бесланская трагедия была использована для усиления контроля над региональными элитами, так и убийство первого зампреда ЦБ может послужить поводом для усиления влияния государства на финансовую систему.  

«Пока не будет наведен порядок во власти, вносить поправки в банковское законодательство бессмысленно,— считает член комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков.— Страна живет „обналичкой”, потому что этому способствуют экономические условия».  

Его коллега по Думе, зампред банковского комитета Павел Медведев считает, что возможность поправить законы есть. «Можно, например, дать более точные формулировки запрещенных операций»,— говорит он. Депутат напомнил, что еще до заявления Путина дебатировалось предложение разрешить банкам отказывать в открытии счета подозрительным клиентам. «Но как это законодательно установить, не нарушив Конституции? К тому же, чтобы доказательно отследить преступников, надо открывать им счета и впоследствии контролировать их»,— полагает Медведев. Гораздо разумнее, по его мнению, создать единую базу «плохих» (утерянных и поддельных) паспортов. «„Обналичка”, отмывание на 99% производятся с помощью таких документов. Я обязательно повторю свою просьбу созданной рабочей группе»,— говорит Медведев.  

Источник: Московская деловая газета Бизнес