Сделать рубль конвертируемым потребовал президент еще несколько лет назад. Но финансисты шли на это неохотно. Центральному банку и Минфину привычнее держать валюты под полным контролем. "Предлагаю ускорить отмену оставшихся ограничений и завершить эту работу до 1 июля", - грозно объявил Владимир Путин в последнем послании Федеральному собранию. И правительство сдалось. Объявило рубль конвертируемым. Что же это значит?

До последнего момента иностранцы, желающие перевести деньги в Россию, должны были часть средств "замораживать" на счетах государства. Чтобы ему было спокойнее. Теперь настала "полная свобода". Хочешь — счета в иностранных банках открывай, хочешь — возвращай выведенные капиталы из офшоров и ни перед кем не отчитывайся. Вот такая конвертируемость.

Кажется, что большинства граждан России напрямую эти новшества не коснутся. Не так много у нас людей, которым есть что перевести за границу. Но тех, кто ездит в другие страны отдыхать и путешествовать, уже немало. И для них конвертируемость рубля — вещь вполне конкретная: поеду за границу и возьму с собой рубли.

Чиновники в правительстве честно говорят: это не та конвертируемость. Чтобы рубли повсеместно продавали и покупали в других странах, наша экономика должна стать не менее мощной, чем американская или западноевропейская. А до этого нам еще ВВП удваивать и удваивать. Но кое-что сделать можно. Например, воспользоваться нашей огромной ролью на мировом рынке энергоресурсов: продавать нефть, газ и прочее сырье за рубли. Или нарисовать знак рубля, чтобы он был понятным и узнаваемым во всех странах (экономисты над этим смеются, но сами признают, что валюта должна быть узнаваемой). Но все это — способы долгие и сложные. И едва ли они приведут к появлению рублей в обменниках на улицах Нью-Йорка и Лондона в ближайшие годы. Потому что надо четко разделять — где государственные финансы, а где частный кошелек.

Все, что связано с кошельками граждан, у нас определяется простым рынком. Если есть спрос на наличные рубли на улицах мировых столиц — они там появятся. Только спроса-то особого нет. Есть пластиковые карточки вместо денег и наши "родные" американские доллары, которые многие используют не только за границей, но и в России. Доллары падают, их не принимают в магазинах, но мы все равно по привычке едем с ними за границу или же запихиваем их под матрас.

Зная все это, несложно найти самый эффективный способ сделать рубль конвертируемым — предпочитать его всем остальным валютам. И если миллионы российских граждан, выезжающих ежегодно за рубеж, будут хотя бы ради шутки спрашивать в обменных пунктах российские рубли, то уже через короткое время они там появятся. Бизнес гораздо быстрее реагирует на спрос, чем государственная власть. А если нет спроса — то и рубль не будет конвертируемым. По крайней мере, в самом массовом понимании этого слова.

Можно ли теперь ехать за границу со своими рублями?

Чтобы выяснить, стала ли российская валюта реально конвертируемой, "Известия" обратились в крупнейшие иностранные банки и финансовые компании с простым вопросом: "Можно ли у вас обменять рубли?". Как выяснилось, о временах, когда за рубеж можно будет ехать только с рублями в кармане, пока остается только мечтать.

Увы, несмотря на формальную конвертируемость, большинство крупнейших банков мира не занимаются обменом рублей. И наш вопрос часто вызывал у иностранных банкиров замешательство.

Нью-Йорк: "пока нет указаний Центрального банка"

Для начала мы позвонили в штаб-квартиру крупнейшей банковской группы в мире — американской Citigroup. Наш вопрос долго переадресовывали из Нью-Йорка в Лондон, оттуда в Москву и в конце концов ответили: "До тех пор, пока нет указаний Центрального банка РФ по данному вопросу, мы не можем принимать какие-либо решения относительно обмена рублей в США, ЕС и других странах". В общем, не меняют они пока рубли.

Вообще, у американских банков этот вопрос вызывал наибольшее смущение, видимо, им действительно невдомек, зачем обменивать валюту — ведь во всем мире можно использовать доллары. Но все же ряд западных банков и платежных систем занимается обменом рублей, зарабатывая на россиянах, отправляющихся на Запад, и иностранцах, следующих в Россию.

Лондон: всегда пожалуйста!

Как оказалось, проще всего обменять рубли в Великобритании. Видимо, после того как множество российских олигархов и простых "новых русских" осело на туманном Альбионе, там поняли, что можно зарабатывать и на их карманных деньгах. Проще всего обменять рубли сразу по прилете в Лондон — в аэропорту. Там обменники вообще самые универсальные — принимают десятки валют. Причем по прибытии можно обменять рубли на фунты, а отлетая на родину — наоборот. Более того, необходимую для обмена сумму можно заказать заранее по телефону или интернету.

В Великобритании обменять рубли можно не только в аэропортах. Так, в крупнейшем британском банке Barclays "Известиям" подтвердили, что его подразделение, обслуживающее путешественников, продает фунты за рубли, и наоборот. Но рубли в отделениях банка можно заказывать только заранее, так как их там может и не быть. Заказ исполняется в течение двух дней. На прошлой неделе сдать фунты в Barclays можно было за 49,43 рубля. При этом консервативные британцы явно перестраховываются.

"В соответствии с требованиями российских властей максимальная сумма в рублях, которую может вывезти или ввезти в Россию один человек, а значит, и обменять, составляет 40 000 рублей", — заявил представитель Barclays Эндрю Макдугалл. Но он немного ошибся. На самом деле сейчас россиянин может вывезти "налом" эквивалент $10 000, а соотношение валют внутри этой суммы может быть любым.

Париж: "Рубли вообще нельзя вывозить из России"

Как оказалось, финансовая столица Европы — Лондон представляет собой приятное исключение. Например, подвергать себя риску, отправляясь во Францию только с рублями, явно не стоит. "Мы подумаем, сможем ли мы дать вам ответ", — отреагировали в одном из крупнейших банков Франции Credit Agricole на наш вопрос. Ответа мы так и не дождались.

А в другом крупнейшем финансовом институте Франции — Societe Generale признались: "Похоже, что ни одно подразделение нашего банка этим не занимается". Но тут же с уверенностью посоветовали: "В международных аэропортах Парижа — Орли и Шарль де Голль — вы наверняка найдете множество обменников, чтобы поменять свои рубли".

Это вызвало воодушевление, тем более что обменом валюты в воздушных гаванях Парижа занимаются не безалаберные французы, а та же American Express и британский банк HSBC. Однако и там, и там нам заявили, что знать не знают ничего про рубли.

"Нет, мы этим не занимается", — сказали в HSBC, когда, наконец, нашли англоговорящего сотрудника, но посоветовали на всякий случай спросить у конкурентов из American Express.

"Рубли вообще нельзя вывозить из России", — безапелляционно заявил французский сотрудник American Express. На возражение, что его лондонские коллеги уже давно в рамках закона зарабатывают на россиянах, он, помявшись, ответил:

"Попробуйте сделать это в каком-нибудь туристическом районе Парижа". На этом разговор был окончен.

В общем, можно сделать вывод, что экзотические обменники, рассчитанные на российскую валюту, за границей можно сосчитать по пальцам, и лишь финансово продвинутый Лондон стоит особняком. Любопытно, что и в ставших родными для россиян странах "третьего мира" — Турции и Египте — только по случайности можно обменять рубли.

В общем, если кто-то решил, что с 1 июля наша валюта стала реально конвертируемой и прямо сейчас поедет за границу с одними рублями в кармане, то может сильно пострадать. Даже если вы в одночасье вместе с Госдумой стали лютыми противниками "зеленых" и всяких прочих у.е., возьмите с собой хотя бы пластиковую карточку какой-нибудь международной платежной системы.

Почем целковый в Лондоне

В обменниках American Express в аэропорту Хитроу в конце прошлой недели купить фунт стерлингов можно было за 52,63 рубля, а продать — за 45,70 рубля. А вот платежная система ICE указывает только курс продажи фунта — 44,32 рубля. И сразу предупреждает, что этот курс — только для тех, кто озаботится обменом загодя — через интернет, а те, кто без предварительной записи сразу придет в обменник, могут и переплатить.

Президент ММВБ Александр Потемкин — о конвертируемости: "Нужно будет постоянно привозить контейнеры с рублями"

Что будет с курсом доллара? Как заставить иностранцев уважать российский рубль? Как сделать рубль конвертируемым? На эти вопросы в интервью обозревателю "Известий" Андрею Реуту ответил президент Московской межбанковской валютной биржи Александр Потемкин.

известия: Что нужно, чтобы в обменных пунктах Нью-Йорка, Парижа и Лондона можно было поменять рубли?

Александр Потемкин: Это вопрос издержек иностранных банков, которым нужно будет постоянно привозить или увозить контейнеры с наличными рублями. Для такого рода конвертируемости рубля нужны просто технические условия, чтобы в обменных пунктах за рубежом поддерживались остатки наличности в кассе. Но мы сами, как граждане, не сильно поддерживаем этот процесс. Потому что, скажем, когда вы уезжаете в какую-то страну, вам удобнее по привычке купить доллары или евро в Москве или любом другом российском городе. Кстати, от этого наши банки только выигрывают.

известия: Вы можете объяснить, что именно произошло 1 июля?

Потемкин: Давайте разбираться. Прежде всего Банк России снимет последние ограничения на проведение операций капитального характера. Речь идет об отмене так называемых спецсчетов в рублях для нерезидентов, которые необходимо было открывать для операций с российскими внутренними ценными бумагами. Во вторую очередь — отмена резервирования части средств в Центральном банке РФ, которые иностранцы должны были депонировать. Иностранцам станет выгоднее инвестировать свои денежные средства в рублевые активы — например, в госбумаги или акции и облигации российских компаний.

Важнее психологический эффект, который окажет снятие ограничений. Привлекательность российского рынка в глазах иностранных инвесторов резко повышается, однако в этом случае поток "горячих" денег с Запада будет нарастать. Активизируются их инвестиции во все инструменты фондового рынка, что приведет к резкому увеличению внутреннего валютного рынка.

известия: Президент, говоря в своем послании о конвертируемости, потребовал также создать рублевую нефтяную биржу. Это нужно экономике?

Потемкин: Честно говоря, не могу не согласиться с президентом.

известия: Очень точное замечание.

Потемкин: Кстати, очень многие сегодня начинают примерно так, как начал я, а потом постепенно подводят к мысли, что это не совсем так. Так вот, в данном случае я принципиально поддерживаю идею создания в России биржевой торговли по основным товарам российского экспорта. К чему приведет создание нефтяной биржи? Если возникнет спрос в рублях на российскую нефть со стороны иностранных контрагентов в рамках российских экспортных контрактов, то это станет очень серьезным условием для обеспечения более высокого уровня конвертируемости рубля. Ведь основой для конвертируемости любой валюты является развитой внутренний рынок товаров и услуг. Когда национальная валюта начинает использоваться во внешнеторговых контрактах и, следовательно, на нее предъявляют спрос иностранные контрагенты, это, безусловно, укрепляет конвертируемость национальной валюты.

известия: А как этого добиться? Создать биржу просто, но как привлечь на нее продавцов и покупателей?

Потемкин: Для того чтобы добиться этого, мало дать команду российским компаниям продавать нефть за рубли. Нужно еще и как-то заинтересовать зарубежных покупателей нефти. Они находятся вне юрисдикции Российской Федерации, и у них есть право выбора. Прежде всего надо добиться того, чтобы появилось международное признание рублевых котировок мировых цен на нефть. Если в России будет создана биржа, которая позволит на основании прозрачных процедур проводить в рамках своих операций крупные торговые контракты на нефть в рублях, то возникнут предпосылки для принятия ее котировок в качестве ориентира мировых цен на нефть. Поэтому ключевой вопрос — формирование приемлемой для иностранных контрагентов системы биржевых торгов и механизма функционирования подобной биржи.

известия: А где будет эта биржа? Не проще ли создать ее в Лондоне — там, где привычнее клиентам?

Потемкин: Вопрос не в юрисдикции биржи, а в восприятии рублевых котировок на нефть на международных товарных рынках. Конечно, логично, чтобы она была создана в России. И, наверное, большой интерес к этому проекту будет и у российских нефтяных компаний, и у российских биржевиков.

известия: Вас пока не привлекали к этой работе?

Потемкин: Приказом по Минэкономразвития создана рабочая группа, которая сейчас прорабатывает вопросы, связанные с организацией торговли нефтью и нефтепродуктами, в состав которой в качестве эксперта вхожу и я. С моей точки зрения, принципиально важно, чтобы на бирже торговали не виртуальными "нефтяными" инструментами, а реальными контрактами, предусматривающими поставки нефти. Вторая серьезная проблема — как привлечь крупных производителей нефти и крупных экспортеров, а также международных нефтяных трейдеров к торговле на этой бирже.

известия: До конца года реально создать биржу?

Потемкин: Думаю, это задача 2007 года.

известия: А в чем вы сами храните сбережения?

Потемкин: В основном в рублях — на депозитах. К сожалению, поскольку я руковожу биржей, я не имею права напрямую покупать ценные бумаги, хотя, как инвестору, мне этот рынок очень интересен.

известия: А что другим бы посоветовали?

Потемкин: Я уважаю российские ценные бумаги. Считаю, что сейчас самое время вкладывать деньги в российские акции, тем более что и среди западных инвесторов российские ценные бумаги пользуются большой популярностью. Я имею в виду не только "голубые фишки", но и акции, которые сейчас только появляются.

известия: Вечный вопрос: что будет с долларом?

Потемкин: Я серьезно отвечу. Мне кажется, что сейчас мы наблюдаем достаточно определившуюся тенденцию падения курса доллара на мировых рынках, что отражается и на курсе рубля к доллару. И боюсь, что до конца года эту тенденцию будет очень трудно переломить.

Что проку россиянам в таком рубле

Правительство в полной валютной либерализации видит только положительные стороны. Но для нас, простых людей, все не так однозначно. Вот говорят, что конвертация приведет к притоку иностранных инвестиций на наши долговые рынки. А следовательно, рост их неизбежен. Но и риски возрастут. Консервативные, реальные инвесторы пока нашу страну побаиваются и не особо жалуют. На наш фондовый рынок притекают в основном "горячие" (спекулятивные) деньги. А они, как известно, легко приходят и легко уходят, стремясь за максимальной прибылью. И одно резкое движение способно уронить рынок. От переменчивости настроений иностранных спекулянтов будут страдать не только профессиональные, но и частные инвесторы. Ведь число тех, кто приобщился к рынку через паевые инвестиционные фонды, только за год увеличилось в разы.

Еще один момент. Дополнительный приток капитала еще больше укрепит рубль. Иметь сильную валюту, конечно, хорошо. Но при крепком рубле наша продукция может не выдержать конкуренции с импортом. Грозит это ростом безработицы. Кроме того, дорогой рубль снижает доходы тех, кому зарплату начисляют в валюте.

И последнее. Многие россияне сейчас задаются вопросом: если рубль у нас конвертируемый, то что делать с валютными сбережениями? Если вы собираетесь потратить эти деньги на отдых за рубежом, то не стоит бегать из одной валюты в другую. Другое дело, если вы копите деньги на что-то более серьезное. И тут рубли вне конкуренции. Пусть вклады в национальной валюте и не полностью защищают от инфляции, но на фоне других валют самые доходные. К тому же укрепляющийся рубль давно стал хорошей страховкой от курсовых колебаний. Вот и получается, что лучше всего сейчас переводить вложения в рублевые активы. Но с этим мнением согласны не все, так как в этом случае не учитываются страновые риски. А ведь даже наше государство страхуется, имея не только большие золотовалютные резервы, но и собирается вкладывать Стабфонд в иностранные ценные бумаги. Поэтому, например, главный экономист Deutsche UFG Ярослав Лисоволик считает, что в корзину уместно положить три основные валюты (рубли — 75%, евро — 15% и доллары — 10%).

Источник: ИЗВЕСТИЯ.РУ