К концу 2004 года в банковской сфере России сложилась очень любопытная ситуация. В первой тройке самых прибыльных банков страны обосновались сразу три государственных банка — Сбербанк, «Внешторгбанк» и «Газпромбанк». Тогда как, например, в 1999 году, в первой тройке были дочерние структуры иностранных банков — «Дойчебанк» и «Ситибанк», а в десятке — еще два представителя иностранного капитала, «Банк Австрии» и «Чейз Манхетен Банк Интернешнл». В 2004 году представительство заграничных банков сократилось в два раза. «Ситибанк» опустился на пятое место, а десятую позицию «Банка Австрии» занял его основной конкурент — «Райффайзенбанк» (Австрия). Так складывается картина постепенного сокращения присутствия иностранного капитала на банковском рынке России и увеличения активности государственных финансовых структур.

Первые позиции Сбербанка России по всем основным показателям — объяснимы и незыблемы на всем протяжении 1990-х и начале 2000-х годов. Имея фактически монопольное право на операции с частными вкладами и платежами, а также имидж, сформированный еще в советские времена, самого надежного банка (ведь никто не вспоминает, что вклады абсолютного большинства граждан сгорели именно в нем), Сбербанк спокойно существовал, прикладывая не так уж много усилий для сохранения своих клиентов.

Абсолютно иная ситуация — с «Внешторгбанком» (ВТБ). В начале 90-х годов по собственному капиталу он занимал первое место в стране, опережая даже Сбербанк, к концу же «реформенного десятилетия» капитал банка сократился почти в два раза. Можно, безусловно, списать этот факт на неудачную финансовую политику руководства банка и сложности переходного периода. Но пример Сбербанка, который в той же ситуации на 50% увеличил свой капитал, говорит о том, что за этим, вероятно, кроются другие серьезные причины. Можно предположить, что относительный кризис «Внешторгбанка» в те годы объясняется слабой международной политикой России, а, следовательно, и слабой заинтересованностью российского государства в зарубежной экономической деятельности. Не до того было...

С приходом к власти Владимира Путина и новой команды, которая стояла за президентом, акценты в банковской политике РФ были существенно изменены. Уже в начале 2000 года в среде политической и экономической элиты, обосновавшейся в пределах Садового кольца, стали ходить упорные слухи об активизации внешнеэкономической составляющей в деятельности российских спецслужб. «Мы им дали 10 лет поправить, теперь обратно всё заберем» — эта фраза наиболее часто воспроизводилась в кулуарных разговорах. Через некоторое время она получила реальное подтверждение...

Именно с этого времени начинается неуклонный рост активности и активов «Внешторгбанка». До 2004 года этот рост привлекал внимание только финансовых аналитиков и людей, которые внимательно следят за банковским рынком страны. Однако кризис, возникший летом 2004-го в банковской сфере России, ярко высветил ранее невидимую обществу тенденцию — когда вместо выдачи стабилизационного кредита в размере 100 млн. долл. тонущему «Гута-банку», ЦБ РФ выделил 700 млн. долларов «Внешторгбанку» — на покупку «Гуты». Новое решение Банка России по передаче контроля над капиталами росзагранбанков «Внешторгбанку» является логичным продолжением этой политики.

При этом необходимо отметить, что Банк России уже давно собирался расстаться с контролем над своими заграничными капиталами. Это было необходимо в связи с переговорами по вступлению РФ в ВТО и ограничению по объемам иностранного капитала ЦБ. «Внешторгбанк», на 99,9% принадлежащий государству и оперирующий именно на внешнем банковском рынке, является наиболее удачной кандидатурой для передачи ему активов росзагранбанков.

Тем не менее, в недавнем своем интервью министр экономического развития и торговли РФ Герман Греф в очередной раз заявил, что собственность, которая находится у государства, управляется неэффективно. При этом вместо открытого конкурса по передаче росзагранбанков эффективному управляющему происходит планомерная монополизация рынка внешних банковских операций государственным банком.

По мнению главного экономиста, «Альфа-банка» Натальи Орловой, это решение — новый раунд усиления «Внешторгбанка». «С приходом нового президента правления банка Андрея Костина, в ВТБ начался процесс развития новой бизнес модели. Сейчас он практически завершен, что привело к значительному усилению позиций банка», — говорит Орлова.

Многие аналитики высказывают свои опасения в отношении того, что банковский рынок всё в большей степени монополизируется госбанками. Как хорошо известно, этот процесс сейчас характерен не только для банковской сферы, следовательно, он не ситуативен, а является продолжением общей государственной стратегии.

Дальнейшее усиление «Внешторгбанка», наряду с передачей в конце 2004 года крупнейшего нефтедобывающего актива «ЮКОСа» под контроль государственной компании «Роснефть» — очередное подтверждение того, что Россия переходит к этапу жесткого государственного регулирования экономики.

Источник: Росбалт