Закон о борьбе со злоупотреблениями при использовании инсайдерской информации на фондовом рынке разрабатывается в Думе уже более четырех лет. Его предыдущая версия (кстати, получившая положительный отзыв правительства) была отклонена банковским комитетом Думы в мае текущего года. Как говорили члены комитета, он был недостаточно проработан, а также вызывал массу нареканий у участников рынка. В Думе начали готовить совершенно новый вариант закона. И вот вчера по инициативе замглавы комитета Анатолия Аксакова прошло обсуждение уже подготовленной концепции закона. На совещании присутствовали представители Совета федерации, ФСФР, Минэкономразвития, ММВБ, РТС, НАУФОР, НФА, ПРОФИ, АРБ, "Тройки Диалог", Уралсиба, Национального депозитарного центра и др.

Теперь законопроект называется не просто "Об инсайдерской информации", а "Об инсайдерской информации и манипулировании на финансовых рынках". Как рассказал один из его разработчиков, эксперт комитета Олег Иванов, законопроект подготовлен с учетом соответствующей директивы ЕС от 2003 года, на которую не раз ссылались участники рынка.

Концепция закона такова: он определяет понятия инсайдерской информации и манипулирования рынком и вводит перечень лиц, обладающих правом доступа к такой информации. Описываются и финансовые инструменты, операции с которыми подпадают под действие закона. Исходя из всего этого, документ вводит "всеобъемлющий запрет" на инсайдерскую торговлю, то есть торговлю с использованием инсайдерской информации, и манипулирование. Проект закона также определяет ряд требований к публикации инсайдерской информации и к участникам рынка по недопущению злоупотребления ею. Кроме того, документ описывает полномочия регулирующих органов и саморегулируемых организаций для контроля за его соблюдением. Меры ответственности за нарушения новых норм устанавливает отдельный законопроект, содержащий поправки к КоАП и УК.

Новый вариант закона разительно отличается от предыдущей версии. Так, он делит инсайдеров на первичных и вторичных. Первичные – это те, кто обладает правом доступа к инсайдерской информации, а вторичные – располагающие ею, но не имеющие права доступа к ней (например, уборщица в кабинете директора компании). По замыслу разработчиков вторые должны наказываться менее строго, чем первые. Помимо этого действие документа распространяется не только на эмиссионные ценные бумаги, но и на другие финансовые инструменты, включая деривативы. Авторы считают, что единый подход к фининструментам позволит в будущем распространить действие закона на валютный и товарный рынки.

Именно обобщение закона вызвало недоумение у ряда членов совещания. Они полагают, что чрезмерное расширение его действия приводит, во-первых, к размыванию понятий (неясно, являются ли, например, работники банков и страховых компаний инсайдерами). А во-вторых, закон может вторгаться в практически нерегулируемые сейчас сферы, например обращение векселей. Стоит отметить, что на предыдущих парламентских слушаниях по прежней версии закона он критиковался как раз за узость охвата.

Участники дискуссии также указали на необходимость доработки концепции и введение более четких критериев, указывающих на то, что та или иная сделка была совершена именно благодаря использованию инсайдерской информации. Из других замечаний можно отметить позицию руководителя ЗАО "Фондовая биржа ММВБ" Алексея Рыбникова, предлагающего описать инсайдерскую торговлю в виде поправок к закону "О рынке ценных бумаг".

"Я понимаю брокеров и банкиров, им новый закон не нужен ни с какой стороны,– заявил Ъ в кулуарах один из участников совещания,– поэтому они и предлагают его бесконечно улучшать, надеясь заволокитить до бесконечности". По итогам заседания было решено создать "компактную рабочую группу из пяти-шести человек" для дальнейшей работы над законопроектом.

Источник: Коммерсантъ