Юрий Алексеевич, Госдума планирует рассмотреть в первом чтении закон о производных финансовых инструментах в первой половине октября. Многие экономисты считают, что этот закон должен быть принят как можно скорее. Например, первый зампред ЦБ Олег Вьюгин сказал, что отсутствие этого законодательства погубило банковский сектор в 1998 году, а кроме законодательства необходимо еще создание комитета по финансовым рынкам, в котором были бы представлены госорганы, имеющие отношению к контролю над финансовыми рынками. Насколько важны для современного рынка производные инструменты, готов ли он к их появлению?

С каким бы большим уважением к господину Вьюгину как к макроэкономисту я не относился, но то, что он сказал – полный бред. Почему? Потому что здесь он имеет в виду форвардные контракты, которые «назаключали» тогда коммерческие банки. И в последствии часть этих банков еще и отказались от исполнения этих контрактов. Причинами, погубившими банковский сектор, были и многие другие причины, не только форвардные контракты, но об этих причинах мы сейчас говорить не будем. Это и долговая политика правительства, и валютная политика ЦБ, - много причин. Но причиной, связанной с форвардными контрактами, стало отсутствие регламентации таких контрактов в Гражданском Кодексе. Впрямую регламентация форвардов и законодательство по производным инструментам никоим образом не связаны. Вообще, вопрос об отнесении форвардных контрактов к производным инструментам является и среди экономистов, и среди юристов спорным. Так что, если говорить о форвардах, как причинах гибели банковской системы во время кризиса 1998 года, то следует говорить не об отсутствии закона о производных инструментах, а об отсутствии буквально одного предложения про такие форвардные контракты в ГК, не больше.

Что касается полезности производных инструментов, то, на мой взгляд, не подлежит никакому сомнению, что производно-финансовые инструменты очень большую роль играют на финансовых рынках, находящихся примерно на том же уровне развития, что и российский фондовый рынок. Корея сейчас занимает первое место в мире по объему сделок с финансовыми фьючерсами, а никак не европейские страны, и даже не Америка. Именно производные финансовые инструменты играют очень большую роль на финансовом рынке, который делает первые шаги на пути от развивающегося финансового рынка к развитому финансовому рынку. Поэтому этот инструмент очень нужен. К сожалению, я не знаю, за какой именно вариант ратует Плескачевский. Но на мой взгляд, вообще принятие закона о производных инструментах вещь очень полезная.

Но тот же Плескачевский активно заявляет о том, что вот-вот, скоро будет рассмотрен и принят в первом чтении этот закон, уже последние полтора года. Я уже начинаю относиться с неким скепсисом к этим заявлениям. Если он, действительно, будет рассмотрен в первом чтении в ближайшее время, это будет замечательно. Но боюсь, что Плескачевский в очередной раз выдает желаемое за действительное.

А надо ли плодить комитеты, ведь у нас есть органы регулирующие рынок?

В свое время, года три назад при разработке программы Грефа я предлагал, если и не аналогичную меру, то пойти по пути создания межведомственных комиссий по тем вопросам, по которым нет однозначного представления о том, кто является регулятором данного сегмента финансового рынка, потому что там есть некие граничащие территории, либо по проблемам, по которым у разных регуляторов рынка разные позиции. 3-4 года назад эта позиция, на мой взгляд, была очень перспективна. Сейчас, я бы даже сказал, начиная с этой недели, актуальность этого подхода снизилась, учитывая, что в аппарате правительством создан департамент финансовых рынков и имущественных отношений, он теперь и выполняет роль примиряющей, согласительной комиссии, которая и лежит в основе высказанной Вьюгиным идеи. Собственно говоря, дублирование нам не нужно, такой орган есть, он обладает, в соответствии с документами, определяющими полномочиями аппарата правительства, достаточными для того, чтобы проблемы разрешались.

А продвигать полезные рынку идеи должны все, каждый регулятор – и ЦБ, и федеральная комиссия по рынку ценных бумаг, и Минфин в той части, в которой он заходит на поле финансового рынка. Собственно говоря, правительство в целом является таким генератором идей. Кроме всего прочего, руководителем нового департамента назначен высококлассный специалист в области финансовых рынков, Владимир Дмитриевич Миловидов, который очень даже способен выдвигать идеи, полезные рынку, причем всему финансовому рынку. Так что и такой орган уже точно есть, и даже есть тот человек, который будет выдвигать полезные для рынка идеи.

Источник: http://www.opec.ru