24 февраля, понедельник 08:49
Bankir.Ru

Реклама

Онлайн-конференции

Тема M&A вновь стала актуальной под влиянием финансового кризиса. Наблюдатели полагают, что в 2009 году мы будем наблюдать новую волну сделок по слияниям и поглощениям. Возможно, далеко не во всех из них согласие станет «продуктом непротивления сторон»…

Почему в России так много поглощений и так мало слияний? Грозит ли российскому банкингу рейдерская атака? Кто кого съест?

Надеемся, что по этим вопросам выскажутся не только участники конференции, но и посетители Bankir.Ru

Участники

Александр Орфенов
Заместитель генерального директора МГК «РосРазвитие», главный редактор ИА Advisers, к.э.н. (Москва)
Валерий Пивень
Аналитик ФК «Открытие» (Москва)
Екатерина Миронова
Старший юрист юридической фирмы «Hannes Snellman» (Москва)
Юрий Амвросиев
Заместитель начальника финансово-экономического департамента Русского Банка Развития (Москва)
Андрей Пашков
Заместитель генерального директора УК "ЮграФинанс" (Москва)

 
Сергей Герасимов, Ростов-на-Дону
Скажите, пожалуйста, как по вашему мнению - реальна ситуация, в которой в банковской системе России останутся несколько крупнейших банковских конгломератов (все государственные, парочка частных типа Альфы, иностранцы и несколько крепких регионалов)? Те сокращение системы до нескольких десятков (пары-тройки десятков) игроков. Вроде как в некоторых европейских странах работает именно такая система.
Александр Орфенов
Заместитель генерального директора МГК «РосРазвитие», главный редактор ИА Advisers, к.э.н. (Москва)

В настоящее время рассматриваются 3 сценария – «оптимистический», согласно которому к концу года останется около 800 банков, «средне-оптимистический» - останется 300-400 банков и «пессимистический» - это как раз то, о чем Вы говорите, останется несколько десятков банков. В конечном итоге все будет зависеть от глубины экономического кризиса, в котором находится наша страна. Сейчас большинство специалистов склоняется к оптимистическому сценарию, хотя лично я думаю, что все же пойдет по средне-оптимистическому. Пессимистический сценарий, конечно, тоже реален, однако, по моему мнению, в этом году крайне маловероятен.

Юрий Амвросиев
Заместитель начальника финансово-экономического департамента Русского Банка Развития (Москва)

На мой взгляд такая ситуация реальна. Однако этот процесс будет длиться достаточно долго.

Валерий Пивень
Аналитик ФК «Открытие» (Москва)

В рамках масштабов Российской Федерации такая ситуация мало вероятна. В регионах всегда останется пространство для конкуренции на местном уровне, поскольку эффективность значительно удаленных от центрального офиса отделений вряд ли может быть максимальной. Знание особенностей местного рынка, возможность выстроить более тесные отношения с региональной клиентурой, способность предложить продукт максимально востребованный и приемлемый для конкретных условий обязательно сохранит хорошую почву для появления и роста большого числа регионалов.

Хотя, в текущих условиях агрессивная консолидация отрасли может рассматриваться регуляторами, как весьма перспективное направление развития и попытки двигаться в этом направлении могут предприниматься.

Андрей Пашков
Заместитель генерального директора УК "ЮграФинанс" (Москва)

В России и сегодня львиную долю рынка банковских услуг контролируют четыре банка с госучастием (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк) и несколько крупных частных структур. Сокращение количества участников банковской системы в разы мы вряд ли увидим в ближайшие годы, это по большому счету и не привело бы к какому-либо существенному улучшению ситуации в банковском секторе. Хотя, безусловно, процесс консолидации принесет свои плоды. Главное, чтобы укрупнение финансовых организаций носило эволюционный, а не революционный характер. Если говорить в цифрах, то наиболее оптимальным вариантом был бы процесс укрупнения и консолидации банковских организаций с постепенным сокращением количества банков до 800-900.

 
Наталья, Москва
Как Вы оцениваете роль Банка России в управлении процессами слияния и поглощения банков?
Александр Орфенов
Заместитель генерального директора МГК «РосРазвитие», главный редактор ИА Advisers, к.э.н. (Москва)

Я оцениваю роль ЦБ как очень большую, и в этот ряд я бы еще добавил АСВ, так как полагаю, что значительная доля всех процессов M&A в банковской сфере пройдет в форме санации.

Юрий Амвросиев
Заместитель начальника финансово-экономического департамента Русского Банка Развития (Москва)

Насколько известно регулятор приветствует этот процесс и способствует ему. Поэтому роль регулятора можно положительно.

Андрей Пашков
Заместитель генерального директора УК "ЮграФинанс" (Москва)

В текущей кризисной ситуации Банк России играет достаточно важную роль в процессах санации. При этом Банк России, на мой взгляд, может принять еще более деятельное участие в данном процессе посредством нормативного регулирования и консультирования банковских специалистов.

Екатерина Миронова
Старший юрист юридической фирмы «Hannes Snellman» (Москва)

Банк России выступает в этом процессе в качестве основного регулятора в силу полномочий предоставленных ему законодательством РФ. Речь идет прежде всего о праве Банка России устанавливать обязательные для кредитных организаций нормативы, в частности нормативы ликвидности кредитной организации, достаточности собственных средств, минимальный размер резервов кредитной организации. В случае исчерпания кредитной организацией собственных ресурсов и возможностей для достижения указанных нормативов, она с большой долей вероятности будет вынуждена обратится к процедуре реорганизации – собственно слиянию / поглощению.

Одновременно Банк России уполномочен инициировать процесс слияния / поглощения, так как обладает широчайшими полномочиями по применению к кредитным организациям, нарушившим требования закона, нормативов и предписаний Банка России санкций вплоть до предъявления требования о реорганизации нарушителя.

 
Оля, Екатеринбург
Скажите, есть ли разница между структурой банковского холдинга и структурой транснационального банка. Эти институты являются  главными руководителями процессов слияний и поглощений, насколько я понимаю. И еще хотелось бы услышать существует ли в России банковская единица, которая может быть причислена либо к банковскому холдингу либо к транснациональному банку? Спасибо
Юрий Амвросиев
Заместитель начальника финансово-экономического департамента Русского Банка Развития (Москва)

Разницы между холдингом и структурой особой нет. Практически любое крупное мировое имя и есть транснациональный холдинг. Ведь холдинг – это некоторая совокупность материнской компании и ее дочерних обществ. А как только такой холдинг начинает действовать не только на территории страны юрисдикции материнской компании, он становится транснациональным.

Валерий Пивень
Аналитик ФК «Открытие» (Москва)

Фактически, транснациональный банк является банковской группой или холдингом. Другое дело, что транснациональная корпорация обладает рядом обособляющих признаком. К каковым можно отнести и одинаковую распознаваемость бренда, независимо от страны, где оперирует банк, значительный (а часто и решающий) вклад международных операций в общий результат, большую зависимость от конъюнктуры мировых рынков. Есть некоторая юридическая разница между банковской группой (где управление системой банков осуществляется также банком) и банковским холдингом (управляемым не кредитной организацией). К банковской группе можно отнести например ВТБ. Самым «свежим» банковским холдингом в России можно считать организацию образованную в процессе слияния МДМ-Банка и УРСА.

Андрей Пашков
Заместитель генерального директора УК "ЮграФинанс" (Москва)

Принципиальной разницы между холдингом и транснациональной структурой я не вижу. Все будет зависит от законодательства то страны, в которой находтся головная структура холдинга или транснационального банка. Что же касаемо российских реалий, то в даннымй момент как таковых транснациональных банков у нас нет, а вот к холдингам можно отнести ряд банковских объединений. Например текущая ситуация с банками МДМ и УРСА должна вылиться как раз в структуру банковского холдинга.

 
Валерий, Краснодар
Как Вы оцениваете текущее законодательство РФ с точки зрения слияний и поглощений (в банковском секторе)? Такие процессы носят цивилизованный характер и регулируются/мониторятся государством или мы по прежнему отстаём в этом вопросе от развитых стран?
Александр Орфенов
Заместитель генерального директора МГК «РосРазвитие», главный редактор ИА Advisers, к.э.н. (Москва)

Я полагаю, что немалая доля банковских поглощений будет иметь форму недружественных поглощений, и в этом надо винить прежде всего не законодательство.

Юрий Амвросиев
Заместитель начальника финансово-экономического департамента Русского Банка Развития (Москва)

На Западе процедуры проще и быстрее. В России данные процессы более забюрократизированы.

Андрей Пашков
Заместитель генерального директора УК "ЮграФинанс" (Москва)

Законодательство в сфере банковских M&A на сегодня весьма жесткое, такие процедуры нуждается в упрощении. В этом направлении и двигаются денежные власти. При этом есть определенные «белые пятна», в ликвидации которых можно использовать опыт развитых стран.

Екатерина Миронова
Старший юрист юридической фирмы «Hannes Snellman» (Москва)

Прежде всего хотелось бы отметить, что с юридической точки зрения слияние и поглощение – это ни что иное как реорганизация юридического лица. Процесс реорганизации юридического лица (в том числе в банковском секторе) полон формальностей и детально регламентирован законодательством РФ – это собственно законодательство, регулирующее реорганизацию юридических лиц плюс существующие законы и иные нормативные акты, детализирующие и уточняющие этот процесс применительно к банковскому сектору.

 На всех этапах процедуры слияния и поглощения в банковском секторе на государственном уровне весомую роль играет Банк России. К примеру, кредитная организация, принявшая решение о реорганизации, обязана направить в Банк России письменное уведомление о начале процедуры реорганизации.

Помимо Банка России важным регулятором в данной процедуре со стороны государства выступают антимонопольные органы, включающиеся в процедуру реорганизации ещё до её формального начала, поскольку в определенных случаях реорганизация в банковской сфере возможна только с предварительного согласия антимонопольного органа.

 
Юлия Уханова, Москва
Насколько вероятна масштабная волна слияний и поглощений летом-осенью 2009 года? Можно ли хотя бы примерно прогнозировать ее масштабы?
Александр Орфенов
Заместитель генерального директора МГК «РосРазвитие», главный редактор ИА Advisers, к.э.н. (Москва)

Как я отметил выше, я склоняюсь к средне-оптимистическому сценарию, а это значит, что волна будет достаточно масштабной.

Юрий Амвросиев
Заместитель начальника финансово-экономического департамента Русского Банка Развития (Москва)

Летом-осенью масштабная волна слияний и поглощений в классическом понимании маловероятна. Либо это будут единичные сделки, как например, МДМ – УРСА, либо поглощения в рамках санации или помощи «утопающим».

Валерий Пивень
Аналитик ФК «Открытие» (Москва)

О масштабных M&A  в отрасли говорят с момента начала кризиса. Тем не менее, число сделок остаётся не таким уж и большим. Прошлой осенью банки можно было брать, фактически, даром. Теперь ситуация изменилась и собственники вряд ли расстанутся со своими активами за бесценок. Слияние и поглощение в любом случае процесс весьма затратный. Кроме затрат, направляемых непосредственно на саму процедуру обмена/покупки акций необходимо улаживать отношения с кредиторами, выделять средства на интеграцию и т.п. Банк (как и любая форма организации) в процессе реорганизации становится уязвимой структурой, у неё может временно сократиться доступ к средствам межбанковского рынка и т.п. Если покупаемый банк не обладает значительной устойчивостью могут потребовать затраты на его докапитализацию.

С учётом того, что рост просрочки ухудшает состояние банковской ликвидности, банки могут крайне негативно относится к большим затратам. В результате, как таковой, волны может и не быть.

Андрей Пашков
Заместитель генерального директора УК "ЮграФинанс" (Москва)

Количество сделок M&A может сохранится и увеличится по сравнению с прошлым годом, но приобретения рыночного характера, если и будут, то в единичных случаях. В основном слияния/поглощения будут проходить в рамках процедуры оздоровления одного банка другим. Прежнего объема сделок в денежном выражении ожидать не стоит. При этом можно будет ожидать каких-то рыночных сделок, но только с участием западного капитала, которого в свете последних кризисных тенденций остается не так уж и много.

Екатерина Миронова
Старший юрист юридической фирмы «Hannes Snellman» (Москва)

Полагаю, что на фоне прогнозируемых массовых невозвратов кредитов и как следствие снижения уровня ликвидности кредитных организаций действительно возможна волна слияний и поглощений.

 
Михаил Чернышев
Насколько, на взгляд участников, вероятен сценарий, при котором значительное число М&А на рынке в ближайшее время будут недружественными? Что можно противопоставить деятельности рейдеров?
Александр Орфенов
Заместитель генерального директора МГК «РосРазвитие», главный редактор ИА Advisers, к.э.н. (Москва)

Я думаю, значительное число поглощений можно будет отнести к недружественным либо же – как спровоцированным рейдерами, в которых санатором будет выступать «нормальный» банк, не связанный с рейдерами. Как защититься? Я думаю, главную роль должны сыграть сами банки, у них уже сейчас должна быть наготове антикризисная программа, которую можно было бы запустить очень быстро после обнаружения рейдерской атаки. При этом я полагаю, что большинство банков не располагают достаточно квалифицированными антикризисными кадрами, которые позволят им отразить такую атаку. Во всяком случае именно об этом говорит опыт рейдерских информационных атак на банки, которые произошли прошлой осенью. Я также полагаю, что при АРБ было бы полезно создать некую антирейдерскую структуру, и готов оказать АРБ необходимую помощь в этом вопросе, опираясь на опыт целого ряда функционирующих антирейдерских структур. Роль же государства в защите банков от рейдерских атак я рассматриваю как весьма ограниченную.

Юрий Амвросиев
Заместитель начальника финансово-экономического департамента Русского Банка Развития (Москва)

Это вопрос больше юридический.

Валерий Пивень
Аналитик ФК «Открытие» (Москва)

Для того, чтобы в отрасли резко росло число недружественных сделок M&A должна сложится ситуация, в которой внимание регуляторов и потенциальных банков-целей было отвлечено на другие дела. Ситуация благоприятствующая такому скачку складывалась прошлой осенью однако во многом она не получила развития. Думаю, сейчас банки потенциально готовы, к росту «недружественного» интереса к их активам – предупрежден, значит – вооружен. К тому же, ситуации в отрасли сейчас отслеживается государство значительно больше, чем в других секторах.  Жёсткий, активный мониторинг также снижает риск рейдерства.

Андрей Пашков
Заместитель генерального директора УК "ЮграФинанс" (Москва)

Случаи недружественных поглощений в банковском секторе в отличие от отраслей реального сектора экономики очень редки. Думаю, большая часть M&A среди банков, их условия будут взаимоприемлемы для обеих сторон сделок. Конечно, банки, оказывающиеся в трудном или кризисном состоянии, будут более уступчивы. Кстати, большой опасности подвергаются и банки-покупатели, так как в нынешних условиях качество кредитного портфеля очень трудно оценить сразу, до сделки, и кто даст гарантии, что потом не выявится кот в мешке? В целом же большая часть сделок будет носить санирующий характер.

Екатерина Миронова
Старший юрист юридической фирмы «Hannes Snellman» (Москва)

Ситуация на рынке вероятно заставит многих его участников тем или иным способом участвовать в слияниях и поглощениях помимо их воли. Это однако не означает что перераспределение активов будет обязательно происходить в форме рейдерских захватов, для подготовки которых зачастую необходимо значительное финансирование. В нынешних условиях может оказаться, что дешевле и проще купить, чем захватить.

Что касается защиты от рейдеров, то универсального средства против этого не существует. Средства защиты следует выбирать применительно к отдельной практической ситуации, оценив возможные риски и слабые места. Тем не менее в качестве элементарных мер можно посоветовать, например, точное выполнение предусмотренных законом корпоративных процедур, организацию четкого документооборота компании, привлечение независимого реестродержателя для ведения реестра акционеров, обременение имущества залогами в пользу очевидно дружественных или безусловно контролируемых компаний.

 
Терехин Александр, Казань
Могут ли "плохие долги" некоторых банков стать причиной поглащений?
Александр Орфенов
Заместитель генерального директора МГК «РосРазвитие», главный редактор ИА Advisers, к.э.н. (Москва)

Да, конечно. «Плохие долги» способны создать локальный кризис ликвидности, а отсюда до поглощения – один шаг.

Юрий Амвросиев
Заместитель начальника финансово-экономического департамента Русского Банка Развития (Москва)

Причиной поглощения, как мне кажется, может быть: 1.хороший прибыльный бизнес с точки зрения поглощающего, 2. поглощение, как способ выживания в новой экономической реальности или спасение. «Плохие долги» вряд ли. Это было бы хорошо для поглощаемого, дабы не потерять бизнес, но для второй стороны – это покупка проблем.

Валерий Пивень
Аналитик ФК «Открытие» (Москва)

В принципе – могут. Банк с большим объёмом плохих долгов по тем или иным показателям рискует стать серьезным нарушителем требований ЦБ и других нормативно  правовых актов. В итоге он может попасть на санацию, итогом которой может стать смена собственника.

Андрей Пашков
Заместитель генерального директора УК "ЮграФинанс" (Москва)

"Плохие долги", как следствие кризисных явлений в банковской сфере, также могут служить определеным триггером для процесса слияния или поглашения, но не являются определяющим фактором.

Екатерина Миронова
Старший юрист юридической фирмы «Hannes Snellman» (Москва)

Наличие задолженности отрицательно влияет на показатели ликвидности банка. Если эти показатели станут ниже нормативов, установленных Банком России, процедура реорганизации станет вынужденной мерой для многих игроков рынка финансовых услуг.

 
Соколов М.
Вопрос к представителю компании "Открытие". Многие считают, что вы выполняете роль ледокола для группы ВТБ. Что бы вы сказали по этому поводу?
 
Юлия Уханова, Москва
Существуют ли четкие критерии, по которым можно отличить цивилизованное поглощение и рейдерского захвата?
Александр Орфенов
Заместитель генерального директора МГК «РосРазвитие», главный редактор ИА Advisers, к.э.н. (Москва)

Я бы, пожалуй, назвал только один. В самом начале рейдерского захвата заказчик рейда всячески скрывает свое участие, и проявляется уже на конечном этапе, пытаясь позиционировать себя в качестве «спасителя». В цивилизованном поглощении руководство банка с самого начала знает, кто является поглотителем, хотя, безусловно, эта информация может быть и непубличной.

Юрий Амвросиев
Заместитель начальника финансово-экономического департамента Русского Банка Развития (Москва)

Это вопрос больше юридический.

Валерий Пивень
Аналитик ФК «Открытие» (Москва)

Критерии таких операций известны давно. К ним можно отнести рост «нездорового» интереса внешних сил к владельцам и сотрудникам банка-цели, интерес к его операциям, внезапную эскалацию внутренних корпоративных конфликтов, резкий рост скупки его акций и долговых обязательств, вспышка черного PR и т.д.

Андрей Пашков
Заместитель генерального директора УК "ЮграФинанс" (Москва)

Одним из основных признаков захвата можно назвать искусственное, целенаправленное создание трудностей у банка-мишени, в результате чего подрывается стабильность финансовой организации. Атаку нужно выявлять на ранее стадии, чтобы вовремя принять оборонительные меры. Однако не думаю, что случаи недружественных M&A среди банков участятся. Если такие процессы и будут иметь место, то, скорее всего, на региональном уровне среди местных участников рынка. И скорее всего, данные факты, если они будут иметь место, будут жестко пресекаться на уровне контролирующих и регулирующих органов.

Екатерина Миронова
Старший юрист юридической фирмы «Hannes Snellman» (Москва)

Ответ на вопрос связан с понимаем терминов "рейдер" и "рейдерских захват". Официального определения указанных понятий нет, а в деловой практике под рейдерством обычно понимаются противоправные действия по приобретению чужого имущества против воли собственника. В связи с этим границу между цивилизованным поглощением и рейдерским захватом будет логично определить рамками допустимого поведения с точки зрения закона. Если имущество (недвижимость, акции и доли компании и т.п.) приобретается хоть и против воли какого-либо лица, но в рамках процедур, установленных законом, то говорить о рейдерстве на наш взгляд необоснованно. По сути принять решение о противоправности поглощения может только суд, определив какие нормы закона нарушили участники конфликтной ситуации.

 
Абдуллова Фарида, Казань
Какие банки, на ваш взгляд, в настоящее время представляют наиболее "лакомые кусочки" для слияний и поглощений?
Александр Орфенов
Заместитель генерального директора МГК «РосРазвитие», главный редактор ИА Advisers, к.э.н. (Москва)

Конечно, я не буду называть конкретные банки… Но я полагаю, что правомерно отнести к «группе риска» те банки, которые проводили бездумную кредитную политику, что привело к образованию у них больших масс «плохих долгов».

Юрий Амвросиев
Заместитель начальника финансово-экономического департамента Русского Банка Развития (Москва)

На мой взгляд такими объектами могут выступать средние региональные банки.

Валерий Пивень
Аналитик ФК «Открытие» (Москва)

Какие-то конкретные банки назвать сложно. Во многом ситуация в отрасли остаётся неопределенной и организации ещё вчера имевшая репутацию «лакомого куска» завтра может стать совершенно неприглядной. Наиболее привлекательным для поглощения банком может стать кредитная организация с устойчивой базой фондирования (депозиты) и низким риском кредитной базы. С учётом того, что кредитные риски сейчас сильно растут во всей отрасли таковых может остаться единицы. При этом поглощение должно давать серьезный эффект для вновь образованной структуры. Такое поглощение вещь дорогая, что делает даже самые лакомые куски весьма горькими.

 
Григорий, Новосибирск
Возможно ли, что "активистами" очередной волны слияний и поглощений как и прежде станут иностранные банки?
Александр Орфенов
Заместитель генерального директора МГК «РосРазвитие», главный редактор ИА Advisers, к.э.н. (Москва)

В этом я не убежден, хотя отдельные примеры, безусловно, будут.

Юрий Амвросиев
Заместитель начальника финансово-экономического департамента Русского Банка Развития (Москва)

Я бы не сказал, что «активистами» были только иностранные банки. Среди российских банков также есть примеры. Однако при реализации таких сделок, конечно необходим капитал. В этом отношении зарубежные банки из развитых стран, конечно могут позволить себе немного больше.

Валерий Пивень
Аналитик ФК «Открытие» (Москва)

Насколько я знаю, интереса к тем банкам, которые АСВ предлагало частным инвесторам со стороны иностранцев не возникало. Это, на мой взгляд, говорит о том, что нерезиденты пока не настроены к резкому расширению доли рынка в России. Среди тех «иностранцев», которые находятся в числе лидеров отрасли – австрийцы и итальянцы. Т.е. представители тех самых могучих в финансовом смысле стран. Райффайзен, делавший ставку на операциях в восточной Европе уже вызывал беспокойство рейтинговых агентств. Вообще, в мире, наверное, сейчас нет страны, банки которой могли чувствовать в себе силы для агрессивного роста (тем более на внешних рынках). Кэш для банков сейчас является более ценным активом, чем все прочие.

Андрей Пашков
Заместитель генерального директора УК "ЮграФинанс" (Москва)

В свете кризисных тендеций в мировой экономике и банковском секторе многие иностранные кредитные организации испытывают не меньшие трудности, чем российские банки. Сегодня им уже не до покупок в России. Никто в мире не берется предсказать, когда закончится кризис, тем более что многие ожидают еще одну его волну во второй половине текущего года. Пока не стабилизируется ситуация, а этого можно ожидать лишь в 2010-2011 годах, вряд ли мы станем свидетелями возобновления активной экспансии зарубежных игроков на отечественный рынок.

 
Ахмедов Талех, Санкт-Петербург
Как вы оцениваете уровень развития инфраструктуры рынка слияний и поглощений в банкинге в России?