17 октября, среда 17:51
Bankir.Ru

Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

Группа компаний "Тройка Диалог"

Свернуть
X
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • Группа компаний "Тройка Диалог"

    Кому достанется “Тройка”
    Варданян выбирает будущее для своей компании

    Гюзель Губейдуллина
    Борис Сафронов
    Анна Бараулина
    Михаил Оверченко
    Ведомости, 08.12.2006, №232 (1759)

    Вчера стал известен очередной претендент на покупку одного из крупнейших российских инвестбанков — “Тройки Диалог”: швейцарский Credit Suisse. Основной владелец “Тройки” Рубен Варданян сейчас решает, что делать с компанией, стоимость которой перевалила за $1 млрд. Он ведет переговоры об альянсе с ВТБ, почти с десятком иностранных инвестбанков, а с Goldman Sachs — об IPO.

    --------------------------------------------------------------------------------
    Группа компаний “Тройка Диалог” основана в 1991 г. В нее входят одноименные инвестиционная и управляющая компании и Troika Capital Partners, занимающаяся прямыми инвестициями. Торговый оборот в этом году — более $160 млрд. По оценке самой “Тройки”, ее доля в общем объеме торгов российскими акциями в России и за рубежом составляет 15%, а на вторичном рынке рублевых облигаций — 25%. Сумма активов под управлением превышает $3 млрд, доходы — $400 млн. Компания принадлежит партнерству, в которое входят более 40 сотрудников, более 70% — у председателя совета директоров Рубена Варданяна.
    --------------------------------------------------------------------------------

    О том, что Варданян ищет покупателя для “Тройки”, инвестбанкиры заговорили летом, когда “Тройка” выкупила свои акции (5%) у последнего внешнего акционера — швейцарского фонда Hansa AG — и все 100% акций компании оказались в руках ее сотрудников . С тех пор появлялась информация о переговорах Варданяна с J. P. Morgan и ВТБ, источник в “Тройке” даже говорил “Ведомостям”, что ВТБ проводит due diligence компании. А вчера стало известно, что уже несколько месяцев переговоры о покупке доли в “Тройке” ведет швейцарский банк Credit Suisse. Об этом сообщило агентство Reuters.

    С J. P. Morgan, ВТБ и Credit Suisse рассматриваются все варианты партнерства, кроме 100%-ной продажи, заявил представитель “Тройки”. В лондонских офисах J. P. Morgan и Credit Suisse вчера отказались от комментариев. Источник в ВТБ не исключил приобретения инвестиционной компании, однако сказал, что решения о покупке пока не принято: “Тройка” нас интересует наравне с остальными“. А член правления ВТБ Василий Титов не смог прокомментировать проведение due diligence “Тройки Диалог”.

    “Уже сейчас "Тройка" стоит больше $1 млрд”, — говорит сам Варданян в корпоративном журнале “Тройки”. Один из членов партнерства сказал “Ведомостям”, что на переговорах “Тройка” оценивается в 7-10 собственного капитала (book value). Варданян сказал, что на 1 октября он составил $300 млн. То есть Варданян оценивает “Тройку” в $2,1-3 млрд.

    Вчера он объяснил “Ведомостям”, что владельцы компании рассматривают варианты “стратегических альянсов с крупнейшими российскими, европейскими, американскими, южно-африканскими и японскими банками”, а также консультируются с банком Goldman Sachs насчет возможного IPO “Тройки Диалог”. Не исключает компания и альянсов с отечественными финансовыми институтами, покупки розничного банка или страховой компании.

    Окончательного решения нет, говорит Варданян, но с его выбором компании помогают консультанты из Mercer Oliver Wyman и Rothschild. “Тройка” наняла N M Rothschild & Sons в качестве финансового консультанта, который “помогает ей проанализировать все возможные варианты действий”, подтвердил вчера “Ведомостям” представитель Rothschild. В российском Goldman Sachs не смогли прокомментировать информацию о консультациях по поводу IPO “Тройки”, а в лондонском офисе отказались от комментариев.

    “Партнерство с западным инвестбанком лучше, — считает гендиректор "Атона" Александр Кандель. — IPO менее интересно с точки зрения конкурентных преимуществ, но может быть более интересно по цене”. Он говорит, что “Тройка” интересна своими особыми отношениями с некоторыми крупными корпорациями, которых по пальцам можно пересчитать. У “Тройки” успешный бизнес по управлению активами, который может представлять интерес для иностранных инвестбанков, у которых сейчас нет этого бизнеса в России и которым чрезвычайно трудно построить его здесь с нуля, считает предправления “Морган Стэнли Банк” Райр Симонян. Хотя Morgan Stanley пошел по другому пути и развивает бизнес в России без поглощений. Его примеру последовал и Goldman Sachs, который два года вел переговоры о покупке “Атона”, но потом решил развиваться самостоятельно, считает Симонян.

    “$1 млрд не выглядит из ряда вон выходящей цифрой, но мы оценку "Тройки" не делали”, — говорит Симонян. Кандель оценивает “Тройку” в сумму от $800 млн до $1,2 млрд.

  • #2
    “Тройке” не хватает трейдеров
    Компания потратит $15 млн, чтобы торговать на $1 млрд в день

    Гюзель Губейдуллина
    Ведомости, 08.12.2006, №232 (1759)

    Растущие обороты на российском фондовом рынке приводят к тому, что счет трейдеров в инвесткомпаниях уже идет на десятки. Одну из самых многочисленных команд решила набрать “Тройка Диалог”, которая потратит $15 млн на новые рабочие места, чтобы совершать сделок на $250 млрд в год.

    Российский фондовый рынок активно растет: если в прошлом году объем торгов российскими акциями и расписками, по данным “Ренессанс Капитала”, составлял $229 млрд, а облигациями — $50 млрд, то в этом уже $655 млрд и $62 млрд соответственно.

    Торговый оборот “Тройки” вырос за этот год более чем вдвое, превысив $160 млрд, рассказывает руководитель управления ценных бумаг Жак Дер Мегредичян, а в следующем году “мы собираемся торговать более чем на $1 млрд ежедневно”. По оценкам самой “Тройки”, доля компании в общем объеме торгов российскими акциями в России и за рубежом составляет 15%, а на вторичном рынке рублевых облигаций — 25%. Также компания активно работает на срочном рынке — например, еженедельный оборот по опционам составляет порядка $500 млн. “В России наш оборот по самым ликвидным бумагам делится так: 75% — на ММВБ, 20% — внебиржевые сделки и 5% — в РТС”, — говорит один из сотрудников “Тройки Диалог”.

    Для выполнения планов по оборотам “Тройка” готовится в апреле запустить новый дилинговый зал на 150 мест. На момент открытия там будут работать 35 трейдеров, 55 клиентских менеджеров, а с учетом вспомогательного персонала — 105 человек. Но в течение года будут заполнены все 150 мест, рассказывает Дер Мегредичян. Он говорит, что специально ездил в Лондон, в ведущие инвестбанки Сити, чтобы посмотреть на последние тенденции и новации в дилинговых залах: “Мы собрали самые лучшие технологии и добавили свои наработки”. Размер помещения для трейдеров превысит 1000 кв. м — это в пять раз больше существующего зала. Но менять адрес трейдерам не придется, новый зал будет там же, где размещаются и другие основные службы компании. Инвестиции составят $15 млн, из них $7 млн — в IT-обеспечение, добавляет управляющий директор “Тройки” Гор Нахапетян. Но и этого хватит ненадолго — через два года снова надо будет расширяться, готовится Дер Мегредичян.

    Будущее торговое подразделение “Тройки” может стать самым большим на российском фондовом рынке. Но и сейчас оно из крупнейших — там работает 20 трейдеров. В “Ренессанс Капитале” всего 16 трейдеров: семь — на акциях, шесть — на облигациях и три — на деривативах, говорит управляющий директор “Ренессанс Капитала” Александр Перцовский. “Пока непонятно, чем будут торговать 35 трейдеров "Тройки", но рынок развивается, появляется все больше инструментов — производных, валютных, и в перспективе все инвесткомпании будут увеличивать свои трейдинговые подразделения”, — объясняет Перцовский. В следующем году “Ренессанс” собирается нанять еще семь трейдеров, но “расширение не самоцель”, добавляет он. По словам другого сотрудника инвесткомпании, за первое полугодие торговый оборот по акциям составил $67 млрд.

    В “КИТ Финансе” акциями, облигациями и деривативами торгуют 12 трейдеров, которые за девять месяцев этого года совершили сделок на 5,6 трлн руб. ($207 млрд), рассказывает представитель банка. “У нас работает 11 трейдеров, мы растем, и вакансии есть всегда”, — отмечает управляющий директор “Атона” Дмитрий Старенко. По его словам, в 2005 г. у “Атона” торговый оборот составил $25 млрд, в этом году — примерно $18 млрд. “Ритейловая часть бизнеса была выделена в отдельную компанию, поэтому обороты меньше”, — объясняет он. В БКС работает 16 трейдеров, из них восемь — в региональных филиалах, прогноз по оборотам на 2006 г. — $200 млрд. В “дочке” Morgan Stanley российский рынок обслуживают всего пять трейдеров: два — на акциях и три — на облигациях, на срочном рынке банк не торгует и объем операций не объявляет. “Главное — не количество, а качество”, — говорит сотрудник инвестбанка. В российской “дочке” J. P. Morgan восемь трейдеров на все финансовые инструменты, обороты не раскрываются, рассказывает сотрудник банка.



    --------------------------------------------------------------------------------

    ЗАРПЛАТА И ОТДАЧА

    По словам старшего консультанта компании Pynes & Moerner Екатерины Варги, в ведущих инвестбанках, работающих в России, годовой доход рядового трейдера составляет в среднем $260 000, а главы трейдингового подразделения или вице-президента, работающих с ключевыми клиентами, — около $700 000. Впрочем, хороший трейдер приносит не меньше $2 млн прибыли в год, отмечает сотрудник западного инвестбанка.

    Комментарий


    • #3
      “Тройка Диалог” увлеклась сетями
      Ее фонд вложил около $30 млн в развлекательные центры и магазины одежды

      Юлия Ярош
      Ведомости, 08.12.2006, №232 (1759)

      Фонд Russia New Growth, созданный на деньги “Тройки Диалог”, ЕБРР и сингапурской Temasek, оказался совладельцем сети развлекательных центров Crazy Park и магазинов демократичной одежды Modis. В эти проекты фонд уже вложил около $30 млн.

      --------------------------------------------------------------------------------
      Фонд прямых инвестиций Russia New Growth начал работу в январе этого года с капиталом $150 млн — $75 млн из этих денег вложила сингапурская Temasek Holdings, а еще $75 млн — “Тройка Диалог”. До конца года фонд увеличат до $220-230 млн, а состав его участников пополнит ЕБРР, который инвестирует $35 млн. К июлю 2007 г. объем фонда планируется довести до $300 млн.
      --------------------------------------------------------------------------------

      О том, что фонд Russia New Growth, управляемый и частично финансируемый “Тройкой Диалог”, с момента своего основания вложил $50 млн в три проекта — сеть детских развлекательных центров Crazy Park, магазинов одежды Modis и российско-казахстанскую факторинговую компанию Eurokommerz Factoring, говорится в материалах “Тройки”. Исполнительный директор Troika Capital Partners Гедрюс Пукас уточнил, что в каждый из проектов были направлены приблизительно равные суммы, т. е. в две сети было вложено около $30 млн.

      Сеть магазинов Modis, торгующих одеждой экономкласса, должна быть запущена в феврале-марте 2007 г. Уточняется, что для нее “организованы прямые поставки из Китая”, которые позволят “потеснить вещевые рынки”. На сайте Headhunter размещено объявление о вакансиях Modis, в котором говорится, что гипермаркеты сети будут открываться по всей территории России, а первые их них откроются в Москве (1800 кв. м), Санкт-Петербурге (1600 кв. м) и Туле (1350 кв. м).

      Пукас рассказал, что управлять сетью будет одноименная компания, акционерами которой стали фонд Russia New Growth и компании, представляющие интересы трех физических лиц, “имеющих опыт в ритейле”. Среди них Игорь Сосин, известный как основатель магазинов “Старик Хоттабыч”, DIY-центров Obi в Москве (по лицензии Tengelmann), бельевой сети Linvosges и др. Все акционеры условно равны, так как у двух крупнейших из них одинаковые пакеты, пояснил Пукас. Конкретнее он отказался говорить.

      В компании Crazy Park, развивающей сеть одноименных детских развлекательных центров в торговых моллах, по 50% принадлежит Russia New Growth и Евгению Мальгину, бывшему топ-менеджеру “Альфа-групп”, говорит Пукас. Другой источник из компании, у которой Crazy Park арендует помещения, подтверждает участие Мальгина в проекте. Сейчас открыто 11 центров, а до конца 2007 г. их число увеличится до 30. Инвестиции составят $50 млн.

      В дальнейшем Russia New Growth планирует проводить в год по пять сделок по вхождению в капитал аналогичных компаний, пока не будут израсходованы все средства. Размер каждой сделки будет составлять $15-30. Около 30% всего капитала фонд инвестирует в розничную торговлю, еще 30% — в финансовый сектор, 20% — в потребительские услуги и 20% — в производство потребительских товаров и логистику, заявил Пукас. В 2004 г. другой фонд, управляемый “Тройкой”, купил 45% парфюмерно-косметической сети “Арбат Престиж” и 40% “Формата”, производителя упаковки из пенопласта. С потребительским сектором связан также ЗПИФ “Тройки” — “Коммерческая недвижимость”: он приобрел несколько помещений у сетей DOMO, “Тинькофф” и “36,6”, заключив с этими операторами договор долгосрочной аренды.

      Комментарий


      • #4
        Романтик, блин. А вообще читал с удовольствием...

        Интервью: Рубен Варданян, президент группы компаний Тройка Диалог
        Я хочу побриться налысо и прыгнуть с парашютом
        Президент Тройки Диалог Рубен Варданян отказался продавать свою компанию
        Последние полгода по рынку постоянно ходили слухи о том, что Рубен Варданян собирается продавать инвесткомпанию Тройка Диалог. Среди потенциальных покупателей назывались даже такие гиганты, как CSFB и J. P. Morgan. Сам Варданян признавал, что ведет переговоры с несколькими банками, но детали раскрывать отказывался. А во вторник в интервью Ведомостям основной владелец Тройки и ее бессменный президент заявил, что решил отложить продажу на пару лет, и объяснил почему.
        — Постоянно ходят слухи о продаже компании. Продаете?
        — Действительно, разговоров ходило много, рынок нас активно продавал самым разным игрокам. Но мы не устраивали никаких тендеров, аукционов, предложений никому не рассылали. Выяснилось, что у нескольких очень крупных банков есть большой интерес к тому, что мы делаем. Нам, в свою очередь, было интересно понять, какие варианты сотрудничества могут быть, посмотреть, как нас оценивают.
        — Какими были предпосылки для начала разговоров с потенциальными покупателями?
        — В Тройке мы каждые пять лет прогнозируем взгляд на рынок и будущее компании. В 2002 г. мы прогнозировали сумасшедшие вещи. При том что у нас было $12 млн капитала и меньше $100 млн под управлением, на 2007 г. у нас был план иметь $3 млрд под управлением, а доход — $300 млн. Когда я эти показатели озвучивал, всем они казались фантастической сказкой, в которую трудно поверить. Там было написано, что мы будем стоить $1,5 млрд в 2007 г., и была чудесная математика — четыре book value плюс премия за то, что мы будем лидерам. Коллеги мне сказали: Рубен, на рынке максимум дают цену три book value! Я решил, что немного переборщил, и скорректировал прогноз до $1 млрд. Тогда я пообещал партнерам и сотрудникам, что если мы будем стоить $1 млрд, то устрою для сотрудников лучшую вечеринку Москвы. А если плюс к этому построим эффективное настоящее партнерство, я побреюсь налысо и прыгну с парашютом. И до 2007 г. мы хотели это все реализовать, поэтому для меня 2007 год действительно поворотный.
        В мае 2006 г. мы провели особую, выездную сессию партнерства, мы хотели понять, что будет с рынком, какие у нас позиции и варианты развития и что мы будем дальше делать. Мы наняли стратегических консультантов — Mercer Oliver Wyman, которые занимаются консалтингом на финансовых рынках. Мы пытались оценить будущее рынка, проехали Бразилию, Америку, Европу, чтобы понять, что там происходило. И наняли еще двух консультантов — Mercer Delta Consulting и Mercer HR Consulting. Первые занимались построением инфраструктуры, а вторые — партнерством. Мы быстро растем, набираем людей, и нам важно сохранить корпоративный дух и семейственность.
        Последние полгода мы работали над возможными вариантами сценария развития Тройки. Мы поговорили с шестью банками, каждый из которых имел собственную модель видения будущего Тройки и своего будущего в России. В результате мы получили очень высокую оценку стоимости Тройки в $2,5-3 млрд, что в 7-10 раз превышает book value компании.
        — Как получилась цена в $2,5-3 млрд?
        — Ни один из банков не смотрел на book value. На растущем рынке инвестбанки оцениваются по росту доходов и по тому, как выстроены бизнес-процессы внутри компании. И они смотрели на доходы Тройки, которые в 2006 финансовым году составили более $450 млн, их потенциальный рост и — главное — на структуру этих доходов.
        — А вы что решили?
        — Мы подошли к той стадии обсуждений, когда нужно было решить — продолжаем общение или нет. Взвесив все, я принял решение отказаться от дальнейших переговоров и не продавать Тройку. Решение было непростое, я все выходные провел в раздумьях.
        — Это ваше личное решение или решение партнерства?
        — Этот вопрос до совета партнерства даже не дошел, так как переговоры не были в той стадии, когда требуются формальные решения всего партнерства. Наша задача сейчас — продолжить работу по развитию компании. 3 февраля будет ежегодный бал, где представим 30 новых партнеров, до этого все соберемся, чтобы поговорить о нашей дальнейшей стратегии.
        — А покупателей можете назвать?
        — Со всеми, с кем мы говорили, у нас соглашение о конфиденциальности. Могу сказать лишь, что полученные предложения были очень привлекательны — и условия, и оценка компании. В одном из сценариев мы могли получить под контроль всю команду, которая работает с Россией в Лондоне и Нью-Йорке, плюс право на развитие бизнеса банка здесь, в России. И это при достаточно высокой степени собственной автономии. Поэтому нельзя сказать, что мы с кем-то не договорились из-за непривлекательных условий или взаимонепонимания. Просто мы приняли решение, что можем быть успешны и самостоятельно.
        — Какими были варианты продажи Тройки?
        — Мы анализировали все варианты — партнерство по продуктам, как у нас с Temasek, бизнес-партнерство на развивающихся рынках, обмен акциями, продажа маленького пакета, продажа 50%, IPO. Продажу 100% и уход с рынка мы не рассматривали, нам это было не интересно.
        — Почему?
        — Российская экономика растет, и мы понимаем прекрасно, что будущее очень интересно и стоимость компании будет расти. И, следуя всем советам консультантов и логике, создание партнерства было оптимальным.
        — Может быть, не называя банки, расскажете о вариантах?
        — Было три варианта. Обмен акциями — мы бы получали 25% банка, но он был второго уровня на уровне развивающихся рынков, и синергии не получилось бы. Там сразу было членство в совете директоров. Второй вариант — создание партнерства 50/50 или продажа 100% сразу, но с возможностью обратного выкупа и получения апсайда от работы в следующие пять лет, если что-то идет неправильно в развитии или у покупателей происходит какой-то форс-мажор. Третий вариант — мы могли выкупить обратно только asset management. Но везде было условие — управленческий контроль над компанией получали мы. Это были уникальные предложения, которые до сих пор ни с кем не обсуждались.
        — У вас была возможность не продать компанию, а сделать совместное предприятие 50/50 с глобальным банком с сохранением менеджмента Тройки, войти в совет директоров. Сделать то, что у Мордашова не получилось с Arcelor…
        — Они бы выкупили всю компанию через пять лет. У них был опцион колл. Если мы станем сильнее через 2-3 года, мы можем вернуться к разговору с крупными банками о различных формах сотрудничества, но уже на другом уровне.
        — Что тогда будет представлять собой Тройка?
        — Мы осознанно приняли решение, что будем развиваться именно как партнерство сотрудников. Я хочу довести этот процесс до принципиально иного уровня, прежде чем стать публичной компанией. Хотя можно было провести IPO уже в мае-июне. Мы хотим взять еще полтора-два года на то, чтобы продолжить отстраивать компанию, сделать ее еще сильнее.
        Мне захотелось вопреки всему доказать, что российский независимый инвестиционный банк должен быть в России. Это такой вызов себе и всем. Деньги для меня никогда не были основным драйвером. Интересно посмотреть, получится ли. Я осознал, что если я сейчас это сделаю и сделка закроется примерно в июле, то с парашютом прыгать мне не придется. А я хочу иметь возможность прыгнуть с парашютом и побриться налысо. Это парадоксальное желание для человека, который боится высоты больше всего в жизни.
        — Сколько бы вы получили из тех $2,5-3 млрд, в которые оценили Тройку?
        — Затрудняюсь назвать точную сумму. Наверное, порядка $1 млрд. Мне сейчас принадлежит около 65%, остальное — у 70 членов партнерства. Все консультанты советовали заключать сделку, потому что потрясающая возможность откэшиться.
        — И вы тогда смогли бы с $1 млрд прыгнуть с парашютом…
        — Тогда я лучше бы нырнул, потому что делаю это с большим удовольствием. На самом деле я понял, что если не попробовать, то я всю жизнь буду себя корить. Возможно, следующие полтора года будут катаклизмы и столько денег нам уже никто не даст. И все мои партнеры будут счастливы, если мы найдем людей, кто предложит $500 млн. Но лучше попробовать и потерять, чем всю жизнь потом жалеть об упущенных возможностях.
        Я понял, что делать бизнес-школу в Сколкове и при этом продавать бизнес, откэшиваться и при этом говорить о светлом будущем рынка, неправильно. Россия сейчас дает уникальные возможности. Если у тебя есть мечта, то Россия сейчас — место для ее реализации, несмотря на все риски.
        — Вы уже имеете, наверное, представление, как будет развиваться Тройка в ближайшие пять лет?
        — Сейчас в России тренд, что основными игроками на финансовом рынке в будущем будут либо госструктуры, либо западные банки. Я глубоко убежден, что этот тренд изменится. И у России будут претензии не только на то, чтобы быть сырьевой империей, но и на то, что быть страной с собственной финансовой системой. В следующие 5-15 лет она претерпит серьезные изменения, не знаю за счет чего — регулирования, накачивания деньгами, реорганизации, слияний и поглощений. Последние пять лет темп роста финансовой системы был больше 50% в год. Очевидно, что есть все шансы, что тенденция сохранится. Сейчас очень маленький процент компаний используют услуги фондового рынка, но в следующие 5-10 лет он наконец займет достойное место.
        В ближайшие два года мы хотим серьезно инвестировать в развитие компании, и это одна из причин, почему мы откладываем возможность компании стать публичной. Будем делать инвестиции в технологии, а главное — в людей.
        Не имея агрессивной стратегии, мы значительно опережаем ближайших конкурентов в управлении активами, сейчас третьи по интернет-брокериджу. В ближайшем будущем будут расти операции с производными инструментами, IPO, объем сделок по слияниям и поглощениям. Будем развивать и другие направления бизнеса. Возможно, вернемся к теме страхования.
        — Опять в партнерстве с Росгосстрахом?
        — Я как модель говорю.
        — Вы говорили раньше, что рассматриваете возможность покупки страховщика и коммерческого банка.
        — Пока без комментариев. Но рассматриваем. В 2002 г. было слишком рано, но сейчас есть и дистрибуторская сеть, и технологии, и общий уровень финансовой культуры населения повышается. Пока никому не удалось успешно построить кросс-продажи — ПИФов, страховых продуктов и банковских. Мы должны как частная компания пройти эти риски крупного инвестирования. Мы хотим использовать дистрибуторскую сеть для реализации акций и других финансовых продуктов населению.
        — Сколько будет зарабатывать Тройка через три года?
        — В 2010 г. Тройка имеет все шансы зарабатывать более $1 млрд в год.

        О КОМПАНИИ
        Группа Тройка Диалог создана в 1991 г. Оборот в 2006 г. — $160 млрд, активы под управлением — $3,5 млрд, в том числе более $1 млрд — в паевых фондах. Активы на конец 2006 финансового года (заканчивается 30 сентября) — $2,4 млрд, собственный капитал — $288 млн, чистая прибыль — $200 млн. Владельцы группы — более 70 менеджеров во главе с Варданяном, доля которого — 65%.
        БИОГРАФИЯ
        Рубен Карленович Варданян родился 25 мая 1968 г. в Ереване. В 1992 г. окончил с отличием экономический факультет МГУ. В 1991-1992 гг. — эксперт, начальник отдела по первичному размещению брокерской компании Тройка Диалог, с весны 1992 г. — исполнительный директор, а затем бессменный президент компании. В 2002-2004 г. был генеральным директором Росгосстраха, а в 2004-2005 гг. — председателем совета директоров Росгосстраха, сохраняя пост президента группы компаний Тройка Диалог.

        http://www.vedomosti.ru/newspaper/ar...7/01/25/119522

        Комментарий


        • #5
          ГАЗЕТА КОММЕРСАНТЪ № 26/П (№ 3602) от 19.02.2007, ПН

          "Тройка" впрягается в MTV

          Как стало известно Ъ, российский телеканал MTV может сменить владельца. Компания Viacom, которой принадлежит 54% акций ЗАО "Энергия ТВ", владеющего телеканалом MTV Russia, ведет переговоры с Troika Capital Partners "о совместном развитии телевизионных, музыкальных и других предприятий в России". Скорее всего, речь идет о продаже доли второго владельца российского MTV – фонда Russia Partners, который уже более года хочет выйти из этого актива.
          Факт переговоров Viacom и Troika Capital Ъ подтвердили исполнительный вице-президент по связям с общественностью Viacom Карл Фолта и глава Troika Capital Partners Сергей Скворцов. "Мы обсуждаем совместное участие в развитии телевизионных, музыкальных и других медиапредприятий в России",– пояснил предмет переговоров господин Скворцов, отметив, что переговоры "находятся в активной стадии".
          ЗАО "Энергия ТВ" – владелец вещательной лицензии телеканалов MTV и недавно запущенного VH1. 54% ЗАО принадлежит компании Viacom (владелец брэнда MTV Networks), 46% – фонду Russia Partners ("дочка" инвесткомпании Siguler, Guff & Co, созданной для осуществления прямых инвестиций в компании, работающей в России и других странах). Оборот телеканала за 2006 год эксперты оценивают в $40-50 млн.
          Troika Capital Partners, подразделение группы компаний "Тройка Диалог", управляет фондами венчурных, собственных и прямых инвестиций, среди которых – Russia New Growth Fund, L.P. Объем средств под управлением превышает $470 млн.
          Близкий к переговорам источник сообщил, что речь идет о приобретении Troika Capital Partners 40% акций телекомпании, при этом Viacom рассчитывает сохранить за собой контрольный пакет. Эксперты считают, что "Тройка" приобретет пакет второго собственника телеканала MTV – фонда Russia Partners, который уже около года ищет варианты выхода из ЗАО "Энергия ТВ". Фонд рассматривал возможность вывода компании на IPO, а также продажу своего пакета Viacom. Представитель Russia Partners Владимир Андриенко вчера заявил Ъ, что впервые слышит о переговорах Viacom и Troika Capital Partners. Однако сейчас в телекомпании работают эксперты консалтинговой компании KPMG, нанятой Viacom для оценки стоимости телеканала, сообщил Ъ источник, близкий к акционерам MTV. Стоимость компании эксперты оценивают более чем в $500 млн. "Они стоят не меньше чем ТВ-3 ($550 млн.– Ъ),– считает директор по телеизмерениям TNS Gallup Media Александр Костюк.– Цифры по аудитории у MTV, конечно, выглядят несколько скромнее, но у них сама аудитория более узкая и, следовательно, дорогая".
          По мнению экспертов, Viacom может выкупить акции Russia Partners и затем продать 40% Troika Capital Partners. "Вряд ли Viacom продаст свой пакет: они только что запустили второй музыкальный телеканал – VH1, и логики выхода из российского актива для них нет,– полагает Александр Костюк.– Понятно, что все в конце концов вопрос цены, но для такой огромной структуры, как Viacom (выручка в 2005 году $9,6 млрд.– Ъ), получить пусть и сверхприбыль на продаже одного маленького актива, но при этом уйти с одного из самых динамично развивающихся рынков мира было бы весьма странно".
          В то же время в ситуации, когда Russia Partners намерен выйти из российского актива, Viacom должна быть озабочена поиском локального партнера. "Я бы на их месте не рискнул работать здесь самостоятельно,– говорит председатель совета директоров компании РАИНКО (управляет активами, в том числе медийными, владельца 'Базэла' Олега Дерипаски) Андрей Загорский.– Медийный рынок достаточно сильно зарегулирован, и основной вклад российского партнера – это GR, обеспечение связей с госорганами, от которых во многом зависит сохранность инвестиций в российский медиарынок".
          В случае приобретения акций MTV Russia Troika Capital Partners вложит деньги в очень быстрорастущий сегмент российской экономики. "Российский медиарынок растет более чем на 30% в год, а количество серьезных активов на нем ограничено,– отмечает аналитик инвестиционного банка 'Траст' Алексей Демкин.– Развлекательные проекты, к которым относится и музыкальное телевидение, могут приносить хорошую прибыль, динамично растущую вслед за увеличением доходов населения".

          ЮЛИЯ Ъ-КУЛИКОВА, АЛЕНА Ъ-МИКЛАШЕВСКАЯ

          Комментарий

          Пользователи, просматривающие эту тему

          Свернуть

          Присутствует 1. Участников: 0, гостей: 1.

          Обработка...
          X