Тарифы банков на любые переводы – что внутри банка с одного счета физического лица на другой его счет, что со счета юридического лица другому хозяйствующему субъекту в другой банк – ничем не регламентируются. Кроме внутренних документов самих банков. Более того, именно плата за переводы составляет одну из главных статей комиссионных доходов любого банка.  Например, в Сбербанке перевод рублей на счет в том же Сбербанке за пределы одного города составляет 1,5% от суммы перевода (минимальная сумма - 30 рублей, максимальная – 1 тыс. рублей) в том случае, если этот перевод осуществляется через кассу банка. Или 1% - максимально 1000 рублей – если перевод оформляется через Сбербанк-Онлайн. 

Переводы из Сбербанка в другой банк в рублях «стоят» от 2%, если проводятся через отделение банка, и 1% - через Сбербанк-Онлайн. При этом понять, почему перевод стоит 1% или 2% от суммы, а не 5%, нереально. Разумное объяснение всегда заключается в том, что невидимая рука рынка регулирует тарифы и комиссии. И если люди не уходят на обслуживание в другие банки, чтобы совершать такие же переводы – значит стоимость этой услуги разумна. Спрос на услугу рождает предложение, а раз спрос есть – можно брать за услугу деньги.

Но что делать, если тариф на какие-то переводы превышает средние по рынку – причем в разы? 

Но что делать, если тариф на какие-то переводы превышает средние по рынку – причем в разы? Если банк пишет тебе сообщение, что перевод с этого счета на другой будет стоить 5 или 10% от суммы?

В конце февраля глава Ассоциации российских банков (АРБ) Гарегин Тосунян сообщил, что банки слишком усердствуют в ловле подозрительных клиентов и, как следствие, в поднятии тарифов на переводы. Так, в одном из госбанков за перевод с его счета юридического лица на счет физического лица банк применил тариф в 4% от суммы перевода. «Банк увидел во мне террориста и применил к моим деньгам заградительный тариф», - с долей сарказма пошутил Тосунян.

«Как мы, как банкиры будем относиться к тому факту, что банк понимает: средства этого клиента вроде бы имеют сомнительное происхождение и такого клиента мы у себя на обслуживании видеть не хотим. Но при этом мы – бизнес-структура, и деньги отдать клиенту можем. Но за перевод этих денег в другой банк мы устанавливаем повышенный тариф - например, 10%? Как к такому дуализму будут относиться потребители и регуляторы?», - задал вопрос на открытой дискуссии АРБ исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков Эльман Мехтиев.

Банки крайне неохотно идут на объяснение как в случае отказа в проведении операции, так и при блокировке счета по подозрению клиента в отмывании сомнительных доходов

Между тем, ни оспорить комиссию, ни изменить тариф клиент не может. Банки крайне неохотно идут на объяснение как в случае отказа в проведении операции, так и при блокировке счета по подозрению клиента в отмывании сомнительных доходов. Соответственно, и повышенная комиссия нигде официально не прописывается. Сам банк никогда не признается, что у него есть тариф «на вывод подозрительных денег»

Управляющий директор управления трансакционного бизнеса банка «Открытие» Михаил Щипков говорит, что в банке «Открытие» нет повышенных тарифов на переводы. «Наши тарифы не превышают средние по рынку, а по некоторым операциям даже ниже. При установлении тарифов на переводы мы ориентируемся в первую очередь на потребности клиентов. И уже следующий фактор, на который ориентируется банк, это рынок», - отмечает Щипков.

Директор департамента розничных продуктов СМП Банка Алена Тузова заявила, что при установлении тарифов на расчетно-кассовое обслуживание, в том числе на переводы со счета на счет клиента, банк руководствуется действующим законодательством, нормативными актами Банка России и иных контролирующих органов. Также банк руководствуется уставом, решениями органов управления и требованиями других внутренних документов банка. Размер тарифа на услуги каждый банк определяет самостоятельно, исходя из основных принципов ценообразования, клиентоориентированности и конкуренции, говорит Тузова.

Единственное исключение - тариф на выдачу наличных денежных средств, поступивших на счет в банке безналичным путем и не отлежавших установленное количество дней

«Мы регулярно проводим мониторинг рынка банковских продуктов и услуг – оцениваем тарифы, состав, условия, чтобы понимать особенности конкурентной среды и при необходимости корректировать свою линейку в соответствие с рыночной ситуацией», - отметила Тузова. Кроме того, она подчеркнула, что «у нас нет необходимости устанавливать агрессивные тарифы. Единственное исключение - тариф на выдачу наличных денежных средств, поступивших на счет в банке безналичным путем и не отлежавших установленное количество дней. Эта мера введена с целью исключения незаконного обналичивания денежных средств в соответствии с правилами ПОД ФТ. И это стандартная практика для любого банка».

По словам юриста московского офиса международной юридической фирмы «Ильяшев и партнеры» Дмитрия Константинова, принцип свободы договора подразумевает, что стороны могут согласовать любой размер комиссии. Договор банковского счета относится к так называемому договору присоединения. И уже сам клиент выбирает вариант - присоединиться ему к договору с банком на имеющихся условиях или нет. 

«Но проблема в том, что в условиях обслуживания банковского счета вряд ли можно дифференциировать комиссию в зависимости от «подозрительности» происхождения средств на счете. А если это и сделать, то, на мой взгляд, такое условие не будет иметь правовых последствий, так как невозможно в гражданско-правовом договоре описать такую «подозрительность». Поэтому борьбу с отмыванием следует оставить антиотмывочному законодательству», - считает Константинов. Юрист отмечает, что бороться с подозрительными с точки зрения их происхождения деньгами установлением повышенных тарифов банально неэффективно.