Пустой закон, полный последствий

Закон стал ответом на новые санкции, которые США ввели в апреле в отношении 15 российских компаний, семи олигархов и ряда чиновников. Среди наиболее пострадавших российских олигархов оказались миллиардеры Олег Дерипаска и Виктор Вексельберг. Первому пришлось спешно выходить из руководства своих компаний и уменьшать в них долю собственности. За второго российское государство экстренно погасило все долги иностранным кредиторам на общую сумму около 1 млрд долларов. Что касается российской экономики в целом, она, по оценке аналитиков Moody's, апрельские санкции должна выдержать. А вот с последующими — если их серьезно расширят — уже может выйти хуже.

Впрочем, новых санкций может и не понадобиться: санкционный маховик раскручен уже до такой степени, что негатив российская экономика будет ощущать еще долго. Причем негатив, который спровоцирован недружественными действиями… России против себя же самой. Нам давно уже не нужна Америка, чтобы вредить себе.

Оценить последствия принятия закона прямо сейчас невозможно. Эти последствия будут зависеть от того, каким содержанием его наполнит российское правительство. «Закон носит рамочный характер, в нем нет никакой конкретики по сравнению с первоначальным законопроектом, — говорит директор Института стратегического анализа компании «ФБК» Игорь Николаев. — Нет там запрета ни на импорт американских лекарств, ни на ввоз технологического оборудования, ни даже на импорт алкогольных напитков и прочего». Закон носит декларативный характер, давая возможность президенту и правительству принять конкретные меры в случае необходимости. «Госдуме России просто надо было чем-то ответить на апрельский пакет американских санкций, — уточняет Николаев. — Ответили, чтобы сохранить лицо».

Но мы прекрасно помним, что первоначально законопроект как раз содержал конкретные меры, среди которых было ограничение продажи титана и ракетных двигателей, а также запрет импорта иностранных лекарств. Из финальной версии они исчезли, но нет никаких гарантий, что такие запреты не будут введены прямыми постановлениями правительства.

Экономика США в 8—9 раз больше российской экономики, будь-то по номинальному ВВП, будь-то по паритету покупательной способности

Важно, что даже если бы в финальной версии закона и была какая-либо конкретика, то она все равно не несла бы никакой ощутимой угрозы Соединенным Штатам. «Экономика США в 8—9 раз больше российской экономики, будь-то по номинальному ВВП, будь-то по паритету покупательной способности, — объясняет Николаев. — Это просто разные весовые категории, какой уж тут соразмерный ответ, он просто невозможен».

Потенциальные потери российских производителей будут куда большими, прогнозирует главный экономист «БКС Глобал Маркетс» Владимир Тихомиров. «Учитывая структуру нашего экспорта и зависимость от импорта, мер, которые оказали бы действенное влияние на Запад, но не затронули бы интересы россиян, фактически нет», — полагает Тихомиров.

Напугали американского ежа…

Но если сейчас влияние нашего антисанкционного закона на американскую экономику можно считать нулевым или почти неразличимым, можно ли считать таковым эффект на российскую экономику? Нет. Если мы начнем наполнять рамочный закон конкретным чувствительным для США содержанием, это обернется серьезными проблемами прежде всего для российских компаний.

Взять, например, угрозу прекратить продажи титана за рубеж. Этой мерой депутаты хотели напугать авиакомпании Boeing и Airbus, основных покупателей титана — легкого, прочного и устойчивого к коррозии металла. Только вот с руководством предприятия, которое производит титан в России, «ВСМПО — Ависма» никто из Госдумы о санкциях заранее не поговорил. А было бы неплохо.

«ВСМПО — Ависма» — крупнейший в мире производитель титана, компания покрывает 35% потребностей в металле американской компании Boeing, 65% потребностей французской Airbus, сотрудничает с американскими и европейскими автомобилестроительными и двигателестроительными компаниями. Действительно, можно сильно навредить США и их партнерам, прекратив эти поставки. Только есть нюанс. 70% продукции «ВСМПО — Ависма» идет на экспорт, и если экспорт прикрыть, то прикрывать придется и само предприятие. А на нем работают 23 тыс. человек. «Поддержка собственного производителя и возможность выхода на новые рынки всегда приветствуется, — заявил минувшей весной совладелец компании Михаил Шелков. — И только у нас некоторые порывы отдельных товарищей направлены на то, чтобы это ограничить. На мой взгляд, это странно. Вопрос: это вредитель от недостатка ума или вредитель, потому что вредитель?»

В финальной версии закона запрета на экспорт титана нет. Но нет и запрета на то, чтобы ввести такой запрет. «Вот представьте ситуацию: американцы и не подозревали, что в России могут всерьез рассматривать возможность отказа от поставок титана, — рассуждает Игорь Николаев. — Boeing, можно не сомневаться, был крайне удивлен». Помахав кулаками, депутаты успокоились и все экстремальные меры из законопроекты вычеркнули. «Но американцы-то услышали нас и, будьте уверены, задумаются над тем, чтобы в перспективе сменить такого поставщика», — считает Николаев. Со временем от сотрудничества с нами могут отказаться, не дожидаясь очередных контрсанкций с нашей стороны.

К сожалению, то, о чем говорит Игорь Николаев применительно к титану, уже давно происходит с нашей космической отраслью. Среди конкретных мер в первоначальном варианте закона было и прекращение сотрудничества в космической сфере. В частности, отказ от продаж в США российских ракетных двигателей. Однако текущее положение дел в этой отрасли в России доказывает: все плохое, что могло случиться, уже случилось. Для этого даже не потребовалось вмешательства «недружественных стран». Мы справились сами.

Космос: минус одна отрасль

Ракетные двигатели Россия поставляет в США с конца 1990-х годов. На данный момент мы продаем двигатели РД-180 для ракеты-носителя Atlas V. Такими ракетами запускают тяжелые спутники, в том числе межпланетные аппараты. Кроме того, Россия поставляет в США двигатели РД-181 для носителя Antares, которым на МКС запускают грузовой корабль Cygnus. Оба двигателя выпускаются на предприятии ПАО «НПО Энергомаш», расположенном в подмосковных Химках.

Тональность в космическом сотрудничестве со Штатами начала меняться не сегодня: уже в середине 2013 года появились сообщения в СМИ о том, что вопрос сотрудничества с США по ракетным двигателям рассматривается в Совбезе России. Например, «Известия» еще в августе 2013-го — больше чем за год до объявления санкций из-за Украины —  писали о том, что Совет безопасности РФ решает вопрос о целесообразности поставок двигателей РД-180 после 2015 года.

Такая постановка вопроса постоянно возникала и в дальнейшем. Наш эксперт, менеджер госкорпорации, на условиях анонимности говорит, что «несомненно, это (помимо других политических причин) могло стать стимулирующим фактором для американцев ускорить создание собственных ракетных двигателей для замены РД-180. Две американские компании — Blue Origin и Aerojet Rocketdyne — разрабатывают двигатели BE-4 и AR-1 для перспективной ракеты-носителя Vulcan». «Весьма вероятно, что задел двигателей РД-180, который будет накоплен в США к 2020 году, позволит американцам завершить свои разработки без ущерба к программе пусков, — предполагает наш эксперт. — Кроме того, у них уже есть летающий Falcon-9, зарекомендовавший себя как вполне надежный носитель».

Поэтому последние озвученные в российском законопроекте меры уже вряд ли смогут нанести космической программе США серьезный ущерб, считает наш собеседник.

Последние два десятилетия ПАО «НПО Энергомаш» в Химках процентов на 70, а возможно, и больше зависит от поставок в США (с учетом проекта «Морской старт»)». С таким раскладом санкционное будущее никоим образом не обещает быть светлым

Что будет после 2019 года? Очевидно, как только американцы начнут выпускать собственные двигатели, они откажутся от наших — не дожидаясь с нашей стороны нового антисанкционного закона. Шантаж не любит никто. Чем это нам грозит? «Наш космос, как и нефть, ориентирован на экспорт, — говорит эксперт. — Если посмотреть программы запусков наших ракет, то большая их часть проводится в интересах иностранных заказчиков или международного сотрудничества, в случае МКС. Последние два десятилетия ПАО «НПО Энергомаш» в Химках процентов на 70, а возможно, и больше зависит от поставок в США (с учетом проекта «Морской старт»)». С таким раскладом санкционное будущее никоим образом не обещает быть светлым. «Все ждут больших, но пока непонятных реформ, — указывает эксперт. — Надеюсь, наш космос ожидает лучшая доля».

Помоги стране, умри пораньше

Еще одна мера, которая подразумевалась вначале, но не вошла в финальную версию закона, касалась запрета на импорт лекарств. Врачи и руководители благотворительных фондов прямо заявили об этой инициативе как о геноциде, в результате чего в финальной версии закона появилось уточнение: «Меры воздействия (противодействия)... не применяются в отношении жизненно необходимых товаров, аналоги которых не производятся в Российской Федерации». Можно успокоиться? Не совсем.

«Россия не производит качественные препараты, в частности необходимые при длительном лечении и поддержании людей с орфанными (редкими. — Прим. Банки.ру) заболеваниями, — рассказывает директор благотворительного фонда «Кислород», занимающегося помощью больным муковисцидозом, Майя Сонина. — И это подтверждает практика, когда пациенты страдают от токсических реакций, но им некуда деваться, потому что они получают препараты по госзакупкам». Больные вынуждены доказывать неэффективность препаратов на себе: каждый отдельный случай должен рассматриваться комиссией при поликлиниках, чтобы в случае положительного решения добиться индивидуальных закупок оригинальных препаратов. Если хватит времени.

И еще один момент. «Российский и прочие «дружественные» дженерики не проходят клинических испытаний, ибо так дешевле, — говорит Майя Сонина. — Дженерики чаще всего опасны для жизни долго болеющих пациентов. Там может быть то же действующее вещество, что и в оригинальных препаратах, но при этом, как правило, неочищенные и токсичные добавки (носители)».

Пока врачи и сотрудники благотворительных фондов могут быть спокойны, надеясь, что до реальных действий не дойдет. В любом случае, здесь нет прямого воздействия на экономику. Влияние будет опосредованное: через ухудшение здоровья и работоспособности россиян.

Сегодня существует множество оценок воздействия санкций на российскую экономику. Так, после публикации апрельских санкций со стороны Соединенных Штатов ВШЭ представила свой прогноз: отток капитала вырастет с 29 млрд долларов до 49 млрд, а потери от снижения экспорта повысят среднегодовой курс доллара на 3,5—4 рубля. Ослабление рубля, в свою очередь, вызовет незначительный рост инфляции — с 3,6% до 4,1—4,3%, а экономический рост замедлится с 1,9% до 1,7% (пока в январе — апреле 2018 года он составил 1,4% к аналогичному периоду прошлого года).

Рассчитать цену российских контрсанкций куда сложнее: с одной стороны, мы видим отсутствие конкретных мер, а с другой — наблюдаем многолетние попытки «наказать» американцев, причиняя тем самым вред российской экономике и российскому населению. И в этом плане очередной контрсанкционный закон становится новым камнем, тянущим вниз нашу экономику. Более того, еще одной причиной, обрекающей нашу страну на роль «сырьевого придатка», ведь удары наносятся не нефтяной части нашей экономики. Тут поневоле вспомнишь вышеупомянутые слова о «вредителях» совладельца «ВСМПО — Ависма» Михаила Шелкова.