Подумают: грабят

По данным некоторых СМИ, сразу после президентских выборов премьер Дмитрий Медведев провел совещание с членами правительства, на котором обсуждалась возможность повышения подоходного налога с 13% до 15% с введением некоего необлагаемого минимума.

Напомним, что существуют два способа взимать налог на доходы: пропорциональная система и прогрессивная. Первая подразумевает плоскую шкалу: все платят одинаковую долю от своего дохода. В России с 2001 года это 13% (в большинстве случаев). Прогрессивная система подразумевает, что богатые платят больше не только в абсолютном, но и в относительном выражении: чем больше доход, тем выше ставка налога. В 1990-х годах в России существовала прогрессивная шкала, но в 2000 году она была заменена на плоскую. Главной целью такой замены было повысить собираемость налогов и вывести бизнес из тени. Собираемость налогов и правда удалось сильно поднять, но последние годы на фоне неуклонно увеличивающегося разрыва в доходах между богатыми и бедными все чаще стали слышаться разговоры, что в России пора уже снова вводить прогрессивную шкалу. Чтобы богатые платили больше. Власть пока сопротивляется.

В январе 2018 года министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что единая ставка в 13% пересматриваться не будет

Только прошлой осенью Госдума отклонила в первом чтении четыре законопроекта о введении прогрессивной шкалы. В январе 2018 года министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что единая ставка в 13% пересматриваться не будет. Правы ли в Госдуме и правительстве, оказываясь от законного способа отъема денег у населения? Большинство экспертов склоняется к мнению, что время прогрессивной шкалы в России еще действительно не пришло.

«Введение прогрессивной шкалы возможно лишь в условиях устойчивого экономического роста и ярко выраженных признаков развитой экономики, а именно: стабильности внутреннего спроса, при стабильном курсе валюты и развитом финансовом рынке, а также развитом промышленном комплексе, — говорит руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA Евгения Абрамович. — Пока Россия остается развивающейся страной, в отношении которой сохраняются достаточно высокие как экономические, так и политические риски, прогрессивная шкала налогообложения будет означать социальную напряженность и массовый уход бизнеса в тень».

Не готово к переходу на прогрессивную шкалу и само население: длительный советский период, когда люди поколениями не соприкасались с государством в части налогообложения их доходов, еще не забыт. А воспитание в гражданах ответственных налогоплательщиков еще не завершено, полагает адвокат практики налогового консалтинга «ФБК Право» Дмитрий Парамонов.

Каковы же главные аргументы «за» и «против» прогрессивной шкалы в современной России? Все аргументы «против» строятся на том, что введение прогрессивной шкалы означает увеличение налоговой нагрузки. А наш народ, особенно на фоне падения реальных доходов четыре года подряд, к такому повороту не готов.

На самом деле не 13%

«Простое увеличение налоговой нагрузки в связи с введением прогрессивной шкалы будет выглядеть как совершенно неприкрытый грабеж на ровном месте», — считает Дмитрий Парамонов. «Каким бы ни был этот закон и какой бы ни была шкала, восприниматься экономически активным населением они будут негативно, так как Россия — страна с традиционно достаточно низкой собираемостью налогов, — говорит Евгения Абрамович. — Скажем, в прошлом году, по данным Счетной палаты, российские предприятия недоплатили почти триллион рублей». По ее словам, дело не в национальном менталитете или несовершенстве системы сбора налогов, а в том, что налоги в России, в отличие от многих развитых стран, вовсе не гарантируют гражданам соблюдения их прав.

Главным аргументом сторонников увеличения налогов (будь то введение прогрессивной шкалы или просто повышение ставки при сохранении плоской) является то, что нынешняя ставка в 13% — одна из самых низких в мире

Но есть один момент, который часто оказывается в тени дебатов о налоговой шкале. Главным аргументом сторонников увеличения налогов (будь то введение прогрессивной шкалы или просто повышение ставки при сохранении плоской) является то, что нынешняя ставка в 13% — одна из самых низких в мире. Дескать, россияне и так слишком избалованны. Но это не совсем так.

Во-первых, шкала у нас хотя и плоская, но разнообразная: не все виды доходов облагаются по ставке в 13%. Эта ставка относится к заработной плате, полученным дивидендам и к доходу от сдачи недвижимости в аренду. А, например, выигрыш в лотерее облагается налогом в 35% (если его сумма или стоимость превышает 4 000 рублей). Под такую же ставку попадает доход, полученный от слишком высоких ставок по депозитам в банке или от слишком низких ставок при кредитовании. Есть еще отдельные ставки для нерезидентов, работающих в России. Но даже эти 13%, которыми ограничивается уплата подоходного налога для подавляющего числа россиян, всего лишь надводная часть айсберга.

«Дело в том, что косвенный налог на доходы в России — один из самых высоких в мире, он составляет почти 50% (платит его работодатель), — поясняет Абрамович. — Если ввести еще и прогрессивную шкалу, в некоторых случаях он может достичь и 65%, то есть уровня налогов для людей с доходом свыше 50 тысяч евро в месяц в Швеции. В ЕС в настоящий момент это самый высокий коэффициент налогообложения для частных лиц».

Поэтому если уж и браться за подоходный налог, то необходимо задуматься о комплексном реформировании налоговой системы в части, касающейся налогообложения граждан. «Необходимо дать гражданам более широкие возможности для налоговых вычетов, чтобы увеличение налогового бремени было хоть в какой-то степени скомпенсировано возможностью его легального уменьшения, — уверен Дмитрий Парамонов из ФБК. — В настоящее время возможности у граждан в части вычетов крайне ограниченны».

«Единственный аргумент в пользу прогрессивной шкалы заключается в том, что основная масса людей, получающих сверхвысокие доходы в виде зарплаты, являются государственными чиновниками или топ-менеджерами предприятий с государственным участием, — рассказывает Евгения Абрамович. — Такого рода законопроект мог бы создать некоторую иллюзию экономической заботы государства о населении и стать достаточно существенным экономическим импульсом для роста деловой активности».

То есть, по сути, мы говорим о том, что основа таких предложений — популистская.

Плоский вместо прогрессивного

А в это время в Италии популистские партии продвигают противоположную идею — ввести в стране плоскую шкалу налогов. Сейчас итальянцы платят подоходный налог в размере от 23% до 43%. Накануне недавних парламентских выборов «Лига Севера» обещала ввести плоскую шкалу в 20%, а «Вперед, Италия!» — 23%. «Согласно самым консервативным расчетам, предложение «Лиги Севера» позволило бы собирать налогов на сумму 94 миллиарда евро в год, что на 58 миллиардов евро меньше нынешнего уровня, — рассказал ИА «Банки.ру» экономист, глава департамента Национальной комиссии Италии по компаниям и бирже (регулятор финансовых рынков) Энеа Франца. — Иными словами, предложение «Лиги» стоило бы Италии 58 миллиардов евро».

Какой должна быть ставка, чтобы бюджет не пострадал? По мнению Францы, бюджет будет сбалансирован при плоской ставке в 35%. «Я считаю, что рассматривать переход к плоской шкале имеет смысл только начиная с уровня в 35%», — говорит экономист.

Но, скорее всего, вести такие разговоры в целом бессмысленно. Франца обращает внимание на то, что прогрессивный принцип налогообложения прописан в самой Конституции Италии — в статье 53. Изменение Конституции — задача нелегкая. Насколько она была бы оправданна?

«В условиях вялого роста и общеевропейской проблемы низкой инфляции, а также нарастающего кризиса финансового сектора страны временное введение плоской шкалы вполне оправданно, — считает Евгения Абрамович. — С одной стороны, это поможет уравнять шансы северян и южан, с другой — избавит государство от части социальных обязательств, которые оно, в силу вялого экономического роста, не может выполнять в полной мере».

С этой позицией не согласен Дмитрий Парамонов. «Сторонниками введения плоской шкалы руководит желание установить видимое равенство, но на самом деле плоская шкала только увеличивает разрыв между богатыми и бедными, — полагает эксперт. — Выиграют от этого только богатые. Не налоги увеличивают благосостояние, а доходы, получаемые гражданином и государством в целом».

Плоская шкала как диагноз

Существует ли некий общий принцип, по которому то или иное государство выбирает систему налогообложения доходов частных лиц? Да. И ответ на этот вопрос не комплиментарен для России.

Посмотрите на список стран, в которых применяется плоская шкала. Находите нечто общее между ними?

Список некоторых стран с плоской шкалой подоходного налога

Государство

Налоговая ставка, %

Абхазия

10

Андорра

10

Белоруссия

12

Боливия

3

Болгария

10

Венгрия

16

Гонконг

15

Гренландия

37

Джерси

20

Казахстан

10

Киргизия

10

Латвия

24

Македония

10

Румыния

16

Сербия

12

Тринидад и Тобаго

25

Чехия

15

Черногория

9

Эстония

21

Ямайка

24

 

Большинство стран мира, в которых применяется плоская шкала, — развивающиеся. Почти все из малочисленных развитых стран, оказавшиеся в этом списке, — налоговые оазисы. Оставим их за пределами нашего внимания. Итак, плоская шкала распространена в развивающихся странах. Это случайно? Нет, как и то, что практически все развитые страны используют прогрессивную шкалу. Градация может различаться. Например, быть слабовыраженной, как в Японии, или экстремально высокой, как во Франции. Но суть остается общей: до прогрессивной шкалы налогов надо дорасти: и обществу, и самому государству.

Плоская шкала: мотор развития

«Плоская шкала способствует собираемости налогов и развитию деловой активности, — объясняет Евгения Абрамович. — На микроуровне это один из важнейших экономических факторов роста предпринимательства и занятости. Бизнесу нужно точно понимать правила игры, а работникам — какие отчисления их ждут. В условиях отсутствия специальных институтов проверки добросовестности работодателя в отношении своих сотрудников (профсоюзы с этой функцией не справляются) это необходимое условие для комфортного роста бизнеса».

Граждане не сильно утруждают себя подсчетом налога, четко представляя, какую часть придется отдать государству. «На макроуровне плоская шкала налогообложения обеспечивает легкость собираемости налога, задачи по администрированию возлагаются на налоговых агентов, то есть бизнес, который перечисляет налоги государству», — добавляет Дмитрий Парамонов. То есть в целом с существующим уровнем налогообложения общество смиряется. А государство не прилагает дополнительных усилий по сбору налогов.

У плоской шкалы есть еще один неоспоримый плюс — вывод денег из тени. «Введение плоской (недиверсифицированной) шкалы позволяет снизить налоговую нагрузку на физических лиц с высоким уровнем дохода, — указывает доцент факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Татьяна Сафонова. — Это стимулирует вывод доходов физических лиц из тени, облегчает налоговое администрирование и позволяет в целом увеличить налоговые поступления без существенного повышения затрат на проведение контрольных мероприятий».

Прогрессивная шкала: справедливость и ответственность

В основе прогрессивной шкалы налогообложения лежит идея максимальной справедливости налогового бремени: богатые должны платить больше, чем бедные

«Прогрессивная шкала вводится тогда, когда средний класс начинает расслаиваться по степени доходов», — говорит Евгения Абрамович. В основе прогрессивной шкалы налогообложения лежит идея максимальной справедливости налогового бремени: богатые должны платить больше, чем бедные. Причем эта справедливость должна воплощаться как в абсолютном (сумма налога), так и в относительном (ставка) выражении.

«Прогрессивная шкала на макроуровне, помимо увеличения суммы собираемого налога в абсолютном значении, решает вопрос уменьшения разрыва в уровне жизни между богатыми и бедными, — отмечает Дмитрий Парамонов. — Очень большую чувствительность имеют вопросы как установления «ступеней» прогрессивной шкалы, так и ставок».

При прогрессивной шкале граждане сильнее вовлечены в процесс расчета налога, больше взаимодействуют с налоговыми органами и более заинтересованы, чтобы и окружающие не считали за доблесть уклонение от налогообложения. «В целом прогрессивная шкала свойственна странам, в которых государство готово к открытому диалогу с гражданским обществом. А само общество осознает свой общий интерес и не только платит налоги, но и само передает в руки государства тех, кто уклоняется от их уплаты», — добавляет Парамонов.

Это свойственно даже Италии. Вроде бы тоже страна с правовым нигилизмом, как и Россия, тоже процветают серые схемы. Но не в таких масштабах, как в России. Что же касается стран с более сильной трудовой этикой, например, на севере Европы общественный контроль крайне силен не только в части сбора налогов, но и в части последующей траты государственных денег. Одним из наиболее ярких примеров может стать отставка вице-премьера Швеции Моны Салин в 1995 году после того, как она купила две шоколадки, расплатившись рабочей кредиткой, а расследование показало, что всего на личные цели она потратила немногим менее 7 тыс. евро. Татьяна Сафонова проводит параллель между высоким уровнем налогообложения в Северной Европе и высоким стандартом социальных услуг, получаемых за счет государства.

Но, конечно, не стоит идеализировать ситуацию. Да, на бумаге богатые платят больше. А на практике... «Ирония в том, что состоятельные граждане имеют возможность пользоваться инструментами, которые позволяют им легально платить существенно меньше, чем предполагается, либо не платить налоги вовсе, — отмечает Дмитрий Парамонов. — Государство в результате существенно ужесточает наказание за противоправное уклонение от уплаты налогов, но ничего не может поделать с теми, кто закон не нарушает». Основная нагрузка в итоге ложится на средний класс и на обеспеченных, а вовсе не на самых богатых.

Причем речь идет именно о легальных инструментах. Накануне своего избрания президентом Дональд Трамп любил прихвастнуть, что платит налогов меньше, чем уборщица в его офисе.

Ждать ли нам увеличения налогов?

Можно ли после слов Орешкина и Силуанова считать дискуссию о введении прогрессивной шкалы подоходного налога в России законченной? Вряд ли. Скорее всего, скоро мы услышим об очередной инициативе. Не стоит забывать и о том, что полтора года назад в своем послании Федеральному собранию президент Владимир Путин говорил о необходимости пересмотреть налоговую систему в 2018 году, чтобы 2019-й встретить уже «с новыми стабильными правилами на долгосрочный период». Вполне возможно, что теперь он вспомнит о своих словах. И дело не только в том, готово общество или нет, а в том, что государству нужны деньги. Для этого, возможно, придется повышать налоги. Но какие?

«В ситуации кризиса эффективным считается повышение налоговой нагрузки на физических лиц и снижение уровня налогообложения бизнеса, — говорит доцент РАНХиГС Татьяна Сафонова. — Этому может способствовать введение прогрессивной шкалы для налога на доходы физических лиц». Соглашаясь, что в таком случае существует риск роста теневых доходов, Сафонова все же полагает, что «несущественная диверсификация шкалы со снижением до нуля для беднейшего населения и незначительным поднятием для обеспеченных слоев населения, вероятно, способствовала бы стимулированию экономики и поднятию уровня жизни».

Однако такие налоговые изменения неизбежно повлекут, с одной стороны, перенос обязанности по уплате налога на самого налогоплательщика, а с другой — государству придется потратиться на усиление администрирования процесса декларирования и уплаты налогов, обращает внимание Дмитрий Парамонов. И государство должно тщательно рассчитать, стоит ли это делать, учитывая, что население России в целом очень небогато. «Если государство будет готово к таким открытым отношениям со своими налогоплательщиками, то можно начинать процесс трансформации налоговой системы в сторону введения прогрессивной шкалы. В противном случае лучше оставить все как есть, пока оно работает», — заключает Парамонов.