От АРКО – к АСВ

Итак, в конце декабря 2003 года президент РФ Владимир Путин подписал закон «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации». Сказать, что закон был долгожданным, – это не сказать ничего. Его принятия пришлось ждать почти 12 лет. 

Уже 12 января 2004 года, сразу после новогодних праздников, правительство утвердило состав совета директоров Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Одновременно это стало началом ликвидации Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО). 

Собственно говоря, АРКО в течение всего 2003 года пыталось добиться права заниматься страхованием вкладов. И вплоть до ноября было единственным претендентом на управление фондом страхования, в который все банки, работающие с частными вкладчиками, должны будут отчислять часть привлеченных средств. Только в последнем варианте законопроекта о страховании вкладов появился специальный орган, которому было поручено управление фондом страхования, – АСВ. АРКО оставалось только передать в АСВ имущественный взнос в размере 3 млрд рублей, а потом ликвидироваться.

Государство гарантировало стопроцентную сохранность депозитов, если вклад не превышал 100 тыс. рублей

Согласно вступившему в действие закону, государство гарантировало стопроцентную сохранность депозитов, если вклад не превышал 100 тыс. рублей. В совет директоров АСВ, которое и должно было заниматься страхованием вкладов, вошли семь представителей правительства, пять представителей Банка России и генеральный директор агентства.

Журналисты справедливо предполагали, что создание нового агентства и ликвидация АРКО станут, по сути, лишь сменой вывески: на пост генерального директора АСВ правительство рекомендовало гендиректора АРКО Александра Турбанова. Он был утвержден и постарался сохранить основной костяк работавшей с ним команды. 

Не брать всех подряд!

Вопрос о принципах отбора банков в систему страхования вкладов был одним из наиболее сложных и обсуждался тоже практически весь 2003 год. В декабре вступила в силу инструкция Банка России № 105-И, в которой был прописан порядок проведения проверок банков. 

Первый зампред Банка России Андрей Козлов тогда утверждал, что процедуры в ней прописаны достаточно четко. «Высказывались предложения, чтобы система страхования действовала без проверок для банков, не попавших в так называемую вторую группу классификации по внутренним документам Центрального банка, – писал он. – Только 10% банков, согласно этому предложению, будут требовать проверки. Но если говорить профессионально, я не дам полной гарантии за остальные 90%! Я возражаю против того, чтобы внедрять систему страхования вкладов для всех без оглядки, с возможным потом «вычищением» из системы. Это нанесет большой моральный ущерб. Более того, это будет серьезный удар по репутации российской банковской системы в глазах международной общественности». 

Требования для банков, вступающих в систему страхования вкладов, были выше, чем для прочих банков

Алексей Симановский, в то время глава департамента банковского регулирования и контроля ЦБ, заявлял, что требования для банков, вступающих в систему страхования вкладов, были выше, чем для прочих банков. «Исходили из того, что в систему должны были попасть банки с определенным запасом прочности, – писал он. – В английской практике, например, принято, что банк должен иметь показатель достаточности капитала не менее чем на 2 процентных пункта выше норматива. То есть если норматив, скажем, 10%, то первые надзорные меры будут применены уже при уровне достаточности капитала ниже 12%. Аналогичный подход был рекомендован и «Базелем». Впрочем, стоит еще раз напомнить, что эти требования в действительности предназначались для надзорных оценок и действий и только в силу обстоятельств получили форму специальных требований к банкам, вступающим в систему страхования вкладов».

Михаил Сухов, который тогда был директором департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России, указывал, что не попавшие в систему страхования банки должны были много потерять. «Не говоря уже о невозможности ведения ретейлового бизнеса и имиджевых потерях, эти банки не могли даже вести счета физических лиц, они не могли открывать пластиковые карты собственным топ-менеджерам и VIP-клиентам или, например, вести зарплатные проекты своих корпоративных клиентов, – говорил он. – Ведь, согласно закону «О страховании вкладов», банки, не попавшие в эту систему, лишаются права не только на привлечение средств физических лиц, но и на открытие и ведение их счетов».

Честным быть выгодно. Но страшно

Боясь потерять много или даже все, банки начали вступать в систему страхования вкладов. Но это было непросто, поскольку проверки регулятора были воистину бескомпромиссными. Так, при приеме в систему ЦБ потребовал от претендентов раскрыть информацию о конечных владельцах. Около 12% из почти 1 300 российских банков отказались это сделать. Закона, который бы позволял регулятору отслеживать реальных владельцев банков, на тот момент не существовало. Владельцами банков позволят быть госструктурам, физическим лицам, не являющимся резидентами офшоров, а также публичным компаниям. Как заявляла тогда замдиректора департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Центробанка Елена Музыка, на тот момент около четверти всех российских банков были так или иначе связаны с офшорными зонами.

Каким бы привлекательным для бизнеса ни было участие в системе страхования вкладов, банки, опасаясь проверок, не стремились подавать заявку на вступление в нее. Так, в мае 2004 года 12 банков прошли проверку для вступления в систему страхования банковских вкладов, 90 ее проходили. Ходатайства подали только 219 из 1 185 банков, имевших на тот момент право работать с вкладами населения.

Банки возвращают доверие граждан

В 2004 году на российском банковском рынке случилось то, что вошло в историю как «кризис доверия»

В 2004 году на российском банковском рынке случилось то, что вошло в историю как «кризис доверия». Центробанк отозвал лицензию у Содбизнесбанка. Владельцы и «топы» кредитной организации открыто противодействовали представителям временной администрации, оказывая чуть ли не вооруженное сопротивление. Вкладчики «Содбизнеса» перекрыли в Москве улицу Красная Пресня, требуя вернуть свои деньги. В потере своих сбережений вкладчики банка винили ЦБ как «государственную машину». Началась паника и у клиентов других кредитных организаций, которые выстраивались в очередях, чтобы снять свои деньги со счетов. Практически остановилось межбанковское кредитование. Кардинально важным было как можно быстрее распространить систему страхования вкладов на банки, начать страховые выплаты и вернуть доверие людей к банковской системе.

В сентябре 2004 года в систему страхования вкладов были приняты первые 26 кредитных организаций из 15 регионов. В списке оказались всего пять банков из первой сотни, три банка из Москвы и ни одного из Санкт-Петербурга.

«До конца марта следующего года банки должны будут доказать чиновникам, что им можно доверить вклады граждан. Руководители Банка России «обрадовали» их, что проверяющие будут подходить к каждому индивидуально и уделят максимум внимания. То есть на то, что доступ в систему страхования станет банальной формальностью, и рассчитывать глупо, – писала тогда газета «Коммерсант». – Более того, если у Центробанка возникнут какие-то сомнения по поводу поданной банком информации, его специалисты имеют право назначить дополнительную проверку. На это им дается еще полгода».

По итогам 2004 года в АСВ работало 180 сотрудников, размер фонда составлял 4,62 млрд рублей и был сформирован в основном за счет имущественных взносов Российской Федерации; ставка отчислений в систему страхования вкладов была установлена на максимальном определенном законом уровне – 0,15% средней величины вкладов за квартал, а в реестре банков числился всего лишь 381 банк. Возмещение по вкладам при наступлении страхового случая было установлено в размере 100% от суммы вклада, но не более 100 тыс. рублей.

В 2005 году в систему страхования вкладов вошли Сбербанк и Внешторгбанк. С учетом их участия объем застрахованных обязательств перед вкладчиками превысил 90% всех депозитов населения.

Первый страховой случай

Первый в истории АСВ страховой случай произошел 21 июля 2005 года, когда была отозвана лицензия у КБ МБЭР. Объем вкладов физических лиц в банке составлял 8,45 млн рублей. Сумма обязательств агентства по выплате страхового возмещения составила 3,71 млн рублей. Банк имел обязательства всего перед 230 вкладчиками. Эти цифры были крайне незначительны со всех точек зрения. Но начало страховым выплатам было положено.

В течение 2005 года банки активно входили в систему страхования вкладов. К концу года в систему уже входил 931 банк из 1 045 кредитных организаций, имевших по состоянию на 1 января 2006 года право на осуществление банковских операций по привлечению вкладов физлиц. В течение 2005 года других страховых случаев не было. Накопленные в Фонде обязательного страхования вкладов ресурсы позволили агентству выступить с инициативой существенного повышения суммы страхового возмещения.

На 2006 год пришлось девять страховых случаев, но все они были некрупными. За 2006 год АСВ произвело выплаты 486 вкладчикам на общую сумму 28,1 млн рублей. Высокие темпы роста экономики и укрепление банковской системы позволили увеличить в августе размер возмещения со 100 тыс. до 190 тыс. рублей. В результате повысилось доверие граждан к банковской системе России, увеличился приток вкладов населения в банки. В то время в АСВ работало уже 330 человек. По состоянию на 1 января 2007 года размер фонда составил 36,1 млрд рублей, в структуре его источников страховые взносы банков достигли 75,1%, имущественный взнос Российской Федерации – 18,3%, капитализированная прибыль – 6,6%. В системе страхования вкладов было зарегистрировано 934 банка.

В 2007 году размер возмещения по вкладам увеличился более чем в два раза – до 400 тыс. рублей. С 1 июля 2007 года была снижена ставка страховых взносов банков с 0,15% до 0,13% расчетной базы. При этом в 2007 году произошло 15 страховых случаев; за выплатой страхового возмещения обратились 3 845 вкладчиков, а общая сумма выплат составила 308,9 млн рублей, что в 11 раз превышало показатель предыдущего года. Тем не менее Фонд страхования вкладов рос и по состоянию на 1 января 2008 года составлял 61,7 млрд рублей.

Первый кризис

В кризисный 2008 год АСВ получило 200 млрд рублей из федерального бюджета, а также кредиты Банка России и начало проводить процедуры по предупреждению банкротства в отношении 15 банков.

В 2008 году наступило 27 страховых случаев с общим объемом страховой ответственности агентства 15,9 млрд рублей перед 343 тыс. вкладчиков. Количество вкладчиков, получивших право на страховое возмещение, увеличилось за год в 13 раз, а сумма страховой ответственности агентства – в 44 раза. Несмотря на очевидные трудности, в октябре 2008 года был значительно увеличен максимальный размер страхового возмещения по вкладам – с 400 тыс. до 700 тыс. рублей. Одновременно была снижена финансовая нагрузка на банки: ставку взносов в фонд обязательного страхования вкладов уменьшили с 0,13% до 0,1%.

В 2009 году количество страховых случаев снова увеличилось: их произошло 31, но общий объем страховой ответственности агентства составил меньшую величину – 5,8 млрд рублей.

Отдельной проблемой для АСВ стало предотвращение неправомерной выплаты страхового возмещения по искусственно сформированным вкладам, открытым непосредственно перед отзывом банковской лицензии

Отдельной проблемой для АСВ стало предотвращение неправомерной выплаты страхового возмещения по искусственно сформированным вкладам, открытым непосредственно перед отзывом банковской лицензии путем внутрибанковских переводов со счетов юридических лиц, а также в результате дробления крупных вкладов физлицами. В течение 2009 года на рассмотрении судов общей юрисдикции находились 994 иска, связанных с выплатой возмещения по вкладам.

Группа Урина и Банк Москвы

В 2010 году было зафиксировано 16 страховых случаев на 15,1 млрд рублей, что существенно превысило показатель предыдущего года. Основной причиной послужили отзывы лицензий у пяти банков, связанных общим владельцем бизнеса Матвеем Уриным и имевших, по мнению АСВ, признаки криминальных банкротств. Общая сумма страховой ответственности была оценена в 10,3 млрд рублей. Отзыв лицензии у банка «Монетный дом» стал самым крупным страховым случаем за семилетнюю историю АСВ. Объем выплат составил 5,3 млрд рублей.

Тем не менее к концу года Фонд страхования вкладов вырос, составив 122,7 млрд рублей за вычетом сформированных резервов на выплату страхового возмещения по наступившим страховым случаям. В течение 2010 года основной рост происходил за счет поступления страховых взносов банков: поступило 31,3 млрд рублей, что было на 27% больше, чем за предыдущий год.

В 2011 году был побит рекорд предыдущего года: произошел крупнейший в истории агентства страховой случай (отзыв лицензии у АМТ-Банка, выплаты вкладчикам превысили 12 млрд рублей). Всего же возникло 17 страховых случаев. 

2011 год вообще оставил заметный след в истории развития АСВ. Общий объем выплат вкладчикам составил рекордные по тем временам 27 млрд рублей. Объем банковских вкладов граждан впервые превысил 10 трлн рублей. Началась процедура финансового оздоровления одного из крупнейших российских банков – Банка Москвы. А общее число вкладчиков, получивших право на получение страхового возмещения с момента начала работы ССВ, превысило 1 млн человек.

В 2012 году объем вкладов в банковской системе достиг 14,3 трлн рублей. Объем чистого Фонда обязательного страхования вкладов увеличился до 202,5 млрд рублей. В 2012 году было 14 страховых случаев на 14,1 млрд рублей, потребовавшихся от АСВ. Самые большие расходы АСВ были связаны с тремя страховыми случаями: отзывами лицензий у банка «Холдинг-Кредит», Витас Банка и Орелсоцбанка, совокупный размер страховой ответственности по которым составил 10,7 млрд рублей.

Эльвира Набиуллина и новейшая история

В марте – апреле 2013 года был зафиксирован аномально высокий приток вкладов в банковскую систему (более 800 млрд рублей), во многом вызванный возвратом средств российских граждан из банков Кипра.

В июне 2013 года Банк России возглавила Эльвира Набиуллина – и практически сразу было объявлено о начале масштабной кампании по очистке банковского сектора от недобросовестных игроков

В июне 2013 года Банк России возглавила Эльвира Набиуллина – и практически сразу было объявлено о начале масштабной кампании по очистке банковского сектора от недобросовестных игроков. Этот год был очень непростым: возросли количество страховых случаев, объемы и интенсивность выплат страхового возмещения, а Фонд страхования вкладов впервые уменьшился. За год произошло 27 страховых случаев; объем выплат по сравнению с предыдущим годом увеличился в 7,4 раза (с 14,1 млрд до 103,9 млрд рублей), а число вкладчиков, обратившихся за получением страхового возмещения, – в семь раз (с 53 тыс. до 370 тыс. человек).

Крупнейший страховой случай в истории АСВ, связанный с отзывом лицензии у Мастер-Банка (20 ноября, выплаты вкладчикам – 31,3 млрд рублей), последовал почти сразу за другим крупнейшим случаем с отзывом лицензии у банка «Пушкино» (30 сентября, выплаты – 20 млрд рублей). Но на этом рекорды не закончились. В декабре 2013 года ЦБ РФ отозвал лицензию у Инвестбанка, страховая ответственность АСВ по вкладам в котором оценивалась на уровне 29,4 млрд рублей.

Отзыв лицензии у «Мастера» стал крайне резонансным событием, которое показало, что неприкасаемых нет и регулятор одинаково строг ко всем участникам рынка. 

2014 год поставил новый рекорд по числу страховых случаев (61), количеству обратившихся вкладчиков (579 тыс. человек) и сумме выплат из АСВ (202,4 млрд рублей). Размер выплат в 55 тыс. раз превышает показатель десятилетней давности.

В 2015 году были приняты важные решения об увеличении предельного размера страхового возмещения до 1,4 млн рублей; со 2 апреля 2015 года введено отдельное страхование счетов эскроу, предназначенных для расчетов по сделкам купли-продажи недвижимого имущества, предельный размер возмещения по которым составляет 10 млн рублей. С 1 июля 2015 года начал действовать механизм дифференциации ставок страховых взносов банков в Фонд обязательного страхования вкладов.

Дальше – больше. В 2016 году Банк России отозвал лицензии у 103 банков. В 2017-м – уже вдвое меньше. Как сказала в одном из интервью Эльвира Набиуллина, в некотором смысле 2017 год был переломным для банковского надзора. «Мы стали меньше отзывать лицензий, так как значительную часть работы по выводу недобросовестных банков мы действительно провели. И в этом году (2017-м. – Прим. ред.) в два раза меньше отозвали лицензий, чем в прошлом. Но в этот год мы санировали крупные банки благодаря Фонду консолидации банковского сектора. Их надо было санировать, чтобы вкладчики и кредиторы не потеряли свои деньги», – рассказала она.

Набиуллина также предупредила, что какое-то время такая политика ЦБ будет продолжаться. Еще года два-три регулятор будет вынужден чаще, чем обычно, отзывать лицензии. Потом это будут исключительные, единичные случаи.

«Какое-то время политика оздоровления будет продолжаться. Мы летом делали оценку, что, наверное, года два-три — скорее два, чем три, — мы еще вынуждены будем чуть чаще, чем это должно быть, отзывать лицензии. После этого мы хотели бы перейти к той ситуации, когда такие случаи — отзыва и санации — будут просто единичными и исключительными случаями», – отметила Набиуллина.

Оздоровление по-новому

В 2017 году Банк России создал Фонд консолидации банковского сектора. Управляющая компания фонда была создана регулятором в июле 2017 года. Компания от имени Банка России участвует в предупреждении банкротства банков. Через фонд Центробанк может самостоятельно осуществлять инвестиции в капитал санируемого банка. Считается, что, оздоровив банки, фонд будет продавать их. Это новая система оздоровления банков. 

По сути, отныне регулятор взял под личный контроль процедуры санации кредитных организаций.

Роман с вкладчиком: как в России появилось страхование вкладов и что из этого вышло Агентство по страхованию вкладов начало массово подавать иски к вкладчикам банков, которые успели снять свои деньги незадолго до того, как у этих кредитных организаций была отозвана лицензия. Общественность негодует, аналитики прогнозируют снижение доверия населения к банковской системе. Bankir.Ru решил вспомнить историю системы страхования вкладов в России – о том, как в течение почти 30 лет власть и банкиры обещали людям гарантировать сохранность их денежных сбережений. Получился роман в двух частях.

 

При подготовке материала использовались публикации изданий «Коммерсант», «Ведомости», Банки.ру,  «ПрофБанкинг», книга Николая Кротова  «История создания российской системы страхования банковских вкладов» и прочая информация из открытых источников.