В 2017 году не удалось законодательно решить вопрос, что делать банку, если он видит, что деньги по исполнительному листу пытаются вывести за границу с сомнительного счета по требованию службы судебных приставов. Об этом заявлял на встрече с банковским сообществом директор департамента финансового мониторинга и валютного регулирования Центробанка Юрий Полупанов.

Сотрудник Банка России отметил, что в банки в 2017 году было предъявлено исполнительных листов на суммы до 400 млрд рублей, а рекомендованный банкам со стороны регулятора механизм недопущения списания денег «позволил почистить базу на 40–50 млрд рублей – банки нащупали возможность реагирования на эту проблему, когда можно отказать в переводе денег в тот момент, когда исполнительный лист банку уже и предъявлен, и проверен. Но банки просят у ЦБ и Росфинмониторинга прописать механизм выявления клиентов, пользующихся подобными схемами, до того момента, когда объем операций достигает значительных масштабов», сообщил представитель ЦБ.

Сама проблема вывода средств за рубеж с заблокированных счетов так называемых технических компаний с помощью судебного решения не нова. «Если в 2013 году, по оценке регулятора, незаконно за пределы России было выведено порядка 1,7 триллиона рублей, то по итогам 2016 года мы можем говорить о том, что эта сумма не превысила 183 миллиардов рублей», – комментировал падение объема выведенных денег заместитель директора департамента финансового мониторинга и валютного контроля Банка России Илья Ясинский в конце марта 2017 года.

Парадоксальна сама ситуация, когда в этой схеме в качестве технического посредника оказался федеральный орган исполнительной власти

«Денежные средства по решению суда от ответчика сегодня перечисляются не напрямую истцу на его счет в банке, а через счета судебных приставов, с которых деньги списываются в пользу ответчика», – сказал тогда Илья Ясинский. По его словам, парадоксальна сама ситуация, когда в этой схеме в качестве технического посредника оказался федеральный орган исполнительной власти.

По итогам 2016 года в рамках этой схемы незаконно за пределы России было выведено более 16 млрд рублей. «Это на сегодня тема номер один, и ей нужно уделять особое внимание», – подчеркнул представитель ЦБ.

Но в 2017 году старая и хорошо знакомая схема претерпела некоторые изменения. Теперь метод вывода средств с заблокированного счета в российском банке выглядит следующим образом. Для облегчения перемещения денег за границу создаются две технические компании – российская и зарубежная. Подготавливаются документы – они могут быть откровенной липой. Но также в схеме могут использоваться и реально работающие компании, которые имеют долги перед зарубежными партнерами, и тогда эти долги выкупаются за бесценок.

Иск подается к отечественной компании с целью урегулирования несуществующего долга – и суд, конечно, этот долг признает

В отработанной схеме российская компания всегда имеет долг перед зарубежной. С этими документами компания, зарегистрированная в международной юрисдикции, обращается в третейский суд в России – для этого в документах между двумя организациями обязательно прописывается так называемая третейская оговорка о том, что спор между компаниями может быть рассмотрен в третейском суде, поскольку обычный арбитраж рассматривает споры хозяйствующих субъектов долго. Иск подается к отечественной компании с целью урегулирования несуществующего долга – и суд, конечно, этот долг признает. По итогам судебного заседания – оно, кстати, даже может быть проведено по скайпу, то есть без физического присутствия в офисе суда истца и ответчика, – оформляется исполнительный лист, который и передается в Службу судебных приставов.

Приставы направляют требования в банки, в которых у российской компании – должника находится заблокированный счет, и банкам ничего не остается, кроме как перевести средства с заблокированного счета на счет в иностранный банк. Так как требования по исполнительным документам поступают от Федеральной службы судебных приставов, банки не могут отказать в переводе средств, особенно если исполнительный лист не содержит никаких нарушений.

«Система третейских судов создавалась для облегчения решения спорных вопросов между хозяйствующими субъектами. Как правило, эти суды не имеют большого штата сотрудников для того, чтобы поехать по месту регистрации российской компании – ответчика и проверить – живое это предприятие или фирма-однодневка», – рассказал на условиях анонимности порталу Bankir.Ru представитель одного из банков. Он также отметил, что закон не обязывает третейских судей проверять факты наличия таких компаний. Кроме того, в рамках данной схемы часто до самого суда дело не доходит: российская компания в досудебном порядке признает долг. А далее круг замыкается: по исполнительному листу банк не вправе отказать в выполнении решения суда.

Но все эти рекомендации действуют лишь на стадии принятия решения – заблокировать ли подобной компании счет, и никак не помогают отказаться от перевода средств по решению суда

В своих рекомендациях ЦБ советует банкам заранее внимательно присматриваться к счетам таких компаний, которые потом фигурируют в решениях судов. Эти рекомендации носят самый общий характер: по банковским счетам технических фирм – однодневок расходные операции, как правило, не проводились или проводились нерегулярно, в так называемом мерцающем режиме. С таких счетов обычно не уплачиваются налоги, и другие обязательные платежи, например в Пенсионный фонд, совершаются в очень незначительном объеме. Но все эти рекомендации действуют лишь на стадии принятия решения – заблокировать ли подобной компании счет, и никак не помогают отказаться от перевода средств по решению суда, говорит банкир.

Кроме того, данная схема перекочевывает и в обычные арбитражные суды. Если к решению третейского суда банк еще может как-то придраться, например запрашивая дополнительное время для проверки подлинности, то в ситуации с решением обычного арбитража – все еще сложнее. Именно поэтому банковские учреждения и просят у Банка России разработать мотивированную систему отказа в выполнении подобных решений.