Расскажите, каким блоком работы вы занимаетесь в банке?

— В Абсолют Банке я курирую корпоративный блок и лизинг, куда входят кредитная дирекция и дирекция по работе с юридическими лицами. Работа и кредитных, и клиентских подразделений у нас построена по отраслевому принципу. То есть если в клиентском блоке есть подразделение, которое отвечает за розничную торговлю, то аналогичное подразделение функционирует и в кредитном блоке. И коллеги друг с другом постоянно коммуницируют, поэтому такая структура корпоративного бизнеса вполне эффективна, на мой взгляд.

Вы занимаетесь корпоративным бизнесом. Какие в вашем понимании компании можно сейчас отнести к крупным, а какие к средним? С какими отраслями предпочитает работать банк?

У нас есть на обслуживании и небольшие клиенты, чей оборот бизнеса составляет около 1 миллиарда рублей в год, но при этом они работают с хорошей рентабельностью

— В рейтинге наш банк находится на 35-м месте и по объему активов, и по капиталу. То есть, с одной стороны, Абсолют Банк – далеко не маленький банк, с другой – к финансовым гигантам его тоже не отнесешь. И мы, конечно же, учитываем свои размеры, определяя клиентскую нишу и свои возможности. Важно, особенно сейчас, что клиентская база у нас диверсифицирована и по отраслям, и объему бизнеса компаний. У нас есть на обслуживании и небольшие клиенты, чей оборот бизнеса составляет около 1 миллиарда рублей в год, но при этом они работают с хорошей рентабельностью. А есть и представители крупнейших компаний России с оборотом в несколько миллиардов долларов в год. То есть я не могу сказать, что мы себя загнали в узкие рамки между «крупными» и «средними».

То есть среди ваших клиентов представлен как средний, так и крупный бизнес?

— Да, мы обслуживаем и тех, и других с учетом их финансового положения, показателей, рейтингов. Но все же в фокусе нашего постоянного внимания – крепкие середняки. И для этого есть вполне объяснимые рыночные критерии: тот же норматив Н6, который определяет величину лимита кредитного риска на одного заемщика. Поэтому соперничать с банками топ-10 по величине кредитов мы не стараемся.

Логично, что крупнейшим компаниям с многомиллиардными оборотами интереснее сразу привлечь заем на 500 миллионов долларов, чем взять десять кредитов по 50 миллионов. Но зато в отличие от топовых банков мы можем принять решение о выдаче кредита всего за полторы-две недели. Поверьте, я достаточно много поработал в одном из госбанков и прекрасно представляю, как там принимаются подобные решения – очень долго.

Чем еще вы можете конкурировать с крупными банками, кроме скорости принятия решения? Индивидуальным подходом?

— Конкурировать с госбанками по ценовым условиям, конечно, утопия. Но что такое индивидуальный подход в корпоративном бизнесе? Чаще всего это кредит доверия тому, кого знаешь не год и не два. Для таких ты готов искать нешаблонное решение, которое учитывает интерес клиента и при этом не уводит банк в зону риска. Конечно, нужно найти под такой нестандартный случай понятное рисковикам обоснование, но не каждый банк будет этим заниматься, если честно. Это скорее не просто индивидуальный подход, это то, что называется гибкость. Это первое.

Мы смотрим на инвестиционные проекты и идем в них, выдавая длинные деньги, если знаем, что кредит может быть рефинансирован в госбанке

Второе. Когда средний банк заходит в инвестиционные проекты, то конкурирует с крупными игроками опять же за счет скорости. Мы смотрим на инвестиционные проекты и идем в них, выдавая длинные деньги, если знаем, что кредит может быть рефинансирован в госбанке. Часто бывает так: предприятие подает заявку на инвестиционный кредит, например, в Сбербанк, и там отвечают, что кредит ему одобрят через девять месяцев, но деньги-то ему нужны сейчас. И тогда обращаются к нам. Клиент готов платить нам премию за скорость.

 С какими секторами вы любите работать? Может быть, с кем-то не любите сотрудничать? Сейчас многие девелоперов не любят.

— Какой провокационный вопрос! Но я вам отвечу. Мы можем работать с предприятием любого сектора экономики с соответствующим кредитным качеством, которое нас устраивает. Но есть сферы, которые априори для нас пока сложно доступны в силу особой специфики. Например, военно-промышленный сектор. Может, мы бы и хотели с этим сектором работать, но там есть система уполномоченных банков, нам очень сложно с ними конкурировать – и дело не только в нашей величине.

Со строительной отраслью мы традиционно работаем, очень многие девелоперы имеют счета и обслуживаются в нашем банке, но при этом у нас не кредитуются. Просто сейчас для строителей не самый лучший период. Но при этом определенные компании, например те же девелоперы, вполне комфортно себя ощущают в нашем банке. Например, строители жилья бизнес-класса, эконом плюс – у нас с ними работа идет нормально. Мы понимаем себестоимость строительства, видим экономические расчеты, сколько стоит квадратный метр. Допустим, 60–65 тысяч рублей за квадратный метр. То есть, имея внутри банка эксперта по строительной отрасли, можно подсчитать, сколько этот проект выдерживает процентов нагрузки, сколько времени уйдет на стройку. Сейчас цены на недвижимость и ставки по ипотеке находятся на историческом минимуме, поэтому жилье, строящееся в Москве, точно раскупят.

Мы с вами говорим сейчас только про Москву?

— Про Москву. В Санкт-Петербурге совсем другой рынок. А ипотекой мы активно занимаемся во всех регионах присутствия.

То есть основные ваши клиенты все-таки находятся в Москве?

— Если мы говорим про девелоперов – то да, эти клиенты находятся в Москве. Но в целом, конечно, нет. У нас приличная филиальная сеть, Абсолют Банк сейчас представлен практически во всех городах-миллионниках. На местах у нас неплохая клиентская база: и юридические, и физические лица, компании малого и среднего бизнеса.

А вы обслуживаете малый и средний бизнес?

— Безусловно, обслуживаем. Увы, кредитуем редко, поскольку риски в этом сегменте очень высоки, но обслуживаем. Это как в поговорке: вы можете не ездить на машине, но она может стоять в гараже.

То есть расчетные счета малому бизнесу все-таки открываете?

— Да, и малый, и средний бизнес у нас есть на расчетно-кассовом обслуживании. Мелкие предприятия у нас обслуживаются и довольны нашим сервисом, это факт.

— Как кризис сказался на клиентах, как они меняются?

Тот клиент, который не так давно был с очень хорошим кредитным рейтингом, за два последних года стал просто с хорошим. Тот, который был с хорошим, теперь стал с плохим. Увы, это кризис, чудес не бывает

— Не секрет, что количество банкротств юридических лиц за 2017 год приблизилось к пику. Такого, если честно, мы не видели даже в 2008 году. Тот клиент, который не так давно был с очень хорошим кредитным рейтингом, за два последних года стал просто с хорошим. Тот, который был с хорошим, теперь стал с плохим. Увы, это кризис, чудес не бывает.

А что, импортозамещение рынок никак не вытаскивает, ни в каком секторе?

— Импортозамещение есть. Но что такое импортозамещение по факту? Это значит, что кто-то должен вложить свои собственные деньги, взять длинный инвестиционный кредит, построить производство того, что рынку нужно. Потом это что-то должно начать потребляться рынком. Сколько нужно времени на самый короткий инвестиционный проект? Минимум год, чтобы построить самое элементарное производство. Если у тебя даже есть какой-то ангар, все равно нужно купить оборудование, поставить его. Еще полгода-год потребуется, чтобы начать продавать готовую продукцию. Поэтому те компании, что взяли кредит в 2014–2015 годах – а вспомните, ставки тогда были запредельными! – только в 2017 году вышли на начальные промышленные объемы. Соответственно, компании, которые пошли по пути импортозамещения, в основе своей испытывают огромную нагрузку по кредиту. То есть всё, что такие компании сейчас зарабатывают, они тратят на погашение тела кредита.

Если говорить о нас, то вот буквально на днях мы установили кредитный лимит для российской компании «Фармалакт». Они строят в Ногинске завод по производству продуктов детского питания. Очень хороший пример, я считаю.

Сейчас, когда ключевая ставка серьезно снизилась, вы не ожидаете большего спроса на кредитные деньги? Или компании действительно тормозит их кредитное качество?

— Безусловно, тормозит кредитное качество! Спрос на кредиты есть, но банки кредитуют очень осторожно, что вполне понятно, я уже говорил о снижении рейтинга многих компаний в последнее время. К тому же, несмотря на снижение ставки рефинансирования, ставка по кредитам осталась стабильна.

 Вы работаете с компаниями-подрядчиками РЖД, учитывая, что РЖД – ваш косвенный акционер?

У РЖД очень много подрядчиков, которые имеют отношение к нашему банку. Мы знаем, что они работают на РЖД, что у них нормально обстоят дела с заказами, они имеют опыт работы на рынке от года до пяти лет, что они уникальны

— Да. У РЖД очень много подрядчиков, которые имеют отношение к нашему банку. Мы знаем, что они работают на РЖД, что у них нормально обстоят дела с заказами, они имеют опыт работы на рынке от года до пяти лет, что они уникальны. Мы их кредитуем, они находятся у нас на обслуживании, у них открыты зарплатные проекты. Это такой сегмент, который для других банков, работающих с РЖД, не самый большой. И для крупных банков такие компании не в фокусе внимания. А для нас 500 миллионов – 1 миллиард рублей кредита, в принципе, нормальный тикет.

 А новые клиенты из других отраслей у вас появляются?

— Знаете, все же неплохо чувствуют себя две отрасли – это IT-индустрия и алкогольная промышленность. Несмотря ни на что, вся страна обновляет технологии, поэтому и системные интеграторы, и IT-компании получают большой объем заказов. Компании этой отрасли научились хорошо работать. Даже в кризис.

 У вас есть такие клиенты?

— Да. Из топ-20 крупнейших на рынке IT-компаний половина являются нашими клиентами. Они у нас и гарантийным бизнесом пользуются, и кредитами. Мы с ними очень плотно работаем сейчас. Мы понимаем их бизнес, при этом у подавляющего большинства этих компаний хороший кредитный рейтинг. В алкогольной отрасли у нас тоже есть хорошая экспертиза этого сегмента.

 А как в Абсолют Банке дела с трансакционным бизнесом?

— О, это самый лакомый кусочек для всех банков.

У вас получается зарабатывать на трансакционном бизнесе?

— Тяжело, конечно, но получается. Самый лучший доход в трансакционном бизнесе – это поступление экспортной выручки. На конверсии, безусловно, мы тоже зарабатываем. Второе – остатки клиентов на счетах. Ну, а третье – это обычные комиссии за РКО.

Сейчас всё очень быстро меняется. Как в следующем году будет развиваться корпоративный бизнес в банках и в частности в Абсолют Банке?

— Могу сказать точно: именно сейчас нужно развиваться по тем направлениям и в тех нишах, где у банка уже есть наработанные компетенции и опыт. Это залог того, что банк сохранит позиции и покажет хороший результат. Не стоит уходить в агрессивные стратегии, резко менять бизнес-модели, особенно когда, как вы говорите, всё быстро меняется. В будущем году в корпоративном бизнесе, на мой взгляд, «победят» умеренные консерваторы.