«Там дождь – наверное, 300 дней в году»

Оливер Хьюз родился в 1970 году в Фолкстоне (графство Кент, Великобритания). Это на юго-востоке страны, однако сам он уверяет, что является настоящим северянином. И гордится этим.

Как так получилось? Сам Оливер объяснял это в программе «Бизнес-секреты»: «Я – жадный, прямой северянин, но, к сожалению, должен признаться, что родился на юге. Слава богу, когда мне был год, мои родители уехали с юга. Соответственно, у меня правильное северное воспитание».

«Все достаточно мрачные, но честные и интересные люди»

Он вырос в Ланкастере. «Маленький очень городок – по вашим меркам, 50 тысяч человек, – рассказывал он. – У нас это достаточно большой город. И там дождь – наверное, 300 дней в году. Все достаточно мрачные, но честные и интересные люди».

Оливер Хьюз во многих интервью повторяется, называя себя «жадным северянином» и гордясь своим северным воспитанием. Не всем в России понятно противостояние жителей севера и юга в Англии. Но если попытаться хотя бы немного изучить вопрос, становится ясно, почему богатые южане и гордые северяне подтрунивают друг над другом.

45 Reasons The North Of England Is Better Than The South"Bright and fierce and fickle is the South / And dark and true and tender is the North."

«Как раз инди – это была моя музыка»

Наверное, многие удивятся, узнав, что будущий глава представительства Visa в России и председатель правления Тинькофф Банка в подростковом возрасте ходил в черном и носил выкрашенный в разные цвета ирокез. Но сам Оливер Хьюз к фанатам панк-музыки себя не причисляет.

«Я был немного молод для панка, – рассказывал он. – Панк начался в Англии по-настоящему в 1977–1978 годах, это были Sex Pistols. А заканчивался он примерно в 1982 году, превращаясь в инди-рок и инди-поп. И как раз инди – это была моя музыка».

«Я говорил, что был коммунистом, еще что-то придумывал»

Хьюзу нравилась эта энергетика – антиконформизм, антиистеблишмент. «Я любил это дело, – говорил он. – Я говорил, что был коммунистом, еще что-то придумывал. Хотя – ну, я был такой коммунист… когда мне было 13 лет – только на уровне бла-бла-бла».

При этом он отмечает, что, очевидно, это было одной из причин его увлечения Россией (на тот момент – СССР), политикой и историей страны.

«В России прожил шесть месяцев – и влюбился»

В 1992 году Оливер окончил Университет Сассекса. «Я увлекся русской историей и политикой, потом советской, – рассказывал он. – Потом решил, что для того, чтобы читать первоисточники, нужно выучить русский язык. Начал изучать, поступил в институт. Начал заниматься русской литературой, историей и языком. Русский начал учить в 18 лет, достаточно поздно. В Россию приехал в 1991 году, прожил шесть месяцев и влюбился в страну».

После окончания института Оливер Хьюз, по его собственному признанию, чем только не занимался: работал пекарем, садовником, барменом, официантом, разрабатывал интернет-сайты. При этом много времени проводил в славянском отделе Британской библиотеки. А с 1998 года пришел на работу в Visa.

«Потом я перешел от продаж, по сути, в general management и стал главой представительства»

«Вначале я работал технологом, потом перешел в бизнес, потом меня направили с коллегами открыть московское представительство, – вспоминал он. – Потом я перешел от продаж, по сути, в general management и стал главой представительства».

В Visa Оливер Хьюз проработал целых девять лет. А потом случилось неожиданное – как для всех, так и для него самого.

«Мы с Оливером сильно поспорили»

В 2007 году российский рынок был потрясен: после девяти лет безупречной работы в престижной Visa Оливер Хьюз решил покинуть свой пост ради некоего проекта бизнесмена Олега Тинькова, который назывался «банком без отделений». По сути это был еще мало кому известный стартап, в него мало кто верил, и решение Хьюза многие называли, мягко говоря, очень странным, если не глупым.

Как вообще познакомились Олег Тиньков и Оливер Хьюз? Об этом основатель Тинькофф Банка вспоминает в своей книге «Я такой как все». Встреча состоялась в начале 2007 года.

«Мы уже выпускали карты Mastercard, и я думал запустить еще и Visa, чтобы у клиентов был выбор, – писал он. – На встрече были Оливер Хьюз, его заместитель Игорь Гайдаржи, Георгий Чесаков и Артем Яманов. Я, как всегда, начал очень агрессивно и борзо душить их, говорить, что они лузеры, что проигрывают Mastercard в сегменте кредитных карт и так далее. И мы с Оливером сильно поспорили – на повышенных тонах. Большая редкость, чтобы на меня кто-то наезжал, да еще и иностранец (!) в России (!) на хорошем (!) русском (!). Я это запомнил. Тогда мы ничего не решили, но познакомились поближе, и он окончательно уверился в том, что я амбициозный раздолбай».

Примерно в то же время Олег Тиньков начал понимать, что банку нужен человек, способный заниматься комплексным менеджментом. Он нанял рекрутинговое агентство, пересмотрел десяток претендентов, но все это было, как говорится, не то.

«Как его зовут? Джон? Ричард? Оливер? Да, Оливер. Оливер Хьюз»

«И вдруг вспомнил про англичанина из Visa, – писал Тиньков в книге. – Как его зовут? Джон? Ричард? Оливер? Да, Оливер. Оливер Хьюз. Но он же серьезный человек, глава Visa, нам такой не по зубам. Пойдет ли он в банк, до сих пор генерирующий убытки?»

«Таких возможностей в жизни очень мало»

В поисках управляющего, перед тем как позвонить Оливеру Хьюзу, Тиньков позвонил еще двум людям подобного уровня. «Но они меня послали на три буквы. И, наконец, третий звонок – Оливеру, – вспоминал он. – Я был готов, что он меня пошлет ровно туда же».

Однако Хьюз согласился на встречу. Олег Тиньков, по его собственному признанию, тогда чуть не упал со стула. «Промелькнула и другая мысль: наверное, этот Оливер Хьюз сейчас назовет зарплату в 10 миллионов долларов в год», – писал он.

Однако договоренности были достигнуты на удивление быстро: Оливер Хьюз дал согласие на работу в банке Олега Тинькова уже на первой встрече, сам Тиньков не стал торговаться по поводу суммы компенсации («как ни странно» – по его собственному признанию). Вопрос с топ-менеджером банка был решен за 20 минут. В июне 2007 года Оливер Хьюз начал работать у Олега Тинькова. И тот, судя по всему, ни разу не пожалел об этом. «Он очень правильный, принципиальный человек. Он мне понравился своими панковскими убеждениями и тем, что он живой, настоящий, а не какой-нибудь английский буржуа с золотой ложкой во рту», – писал основатель Тинькофф Банка.

«Было страшновато. Но я, когда услышал про этот проект, не думал долго»

Сам Хьюз вспоминает о том периоде так: «Было страшновато. Но я, когда услышал про этот проект, не думал долго. Для меня в тот момент было очевидно, что он состоится – потому что бизнес-модель очень правильная. И время было правильное. Я говорю это без иронии, несмотря на кризис. Таких проектов было очень, очень мало, и таких возможностей в жизни тоже очень мало».

«Водка должна быть русская, а управляющий – английский»

«Я согласен с утверждением Маркса из опуса «Капитал» о том, что в России управляют английские менеджеры. Они уже в XIX веке управляли, – писал Олег Тиньков в своей книге. – И правда, если видишь хорошего управленца, это почти всегда англичанин. Русскому народу он нужен. Нам еще растить и растить своих менеджеров. Не знаю, что там сделает «Сколково» и другие школы, но пока мы объективно не на высоте в этой сфере. Я 20 лет в бизнесе, повидал управленцев, предпринимателей и могу сравнивать, могу говорить про это. Англосаксы – англичане, американцы, канадцы – красавцы. Я люблю все расставлять по полочкам. На моей полочке водка должна быть русская, машина – немецкая, бизнесмен – американский, а управляющий – английский».

«Я все время на кого-то работал»

Сам Оливер Хьюз рассказывал, что, в общем-то, никогда не задумывался о собственном бизнесе, а всегда ощущал себя управленцем. «Я все время на кого-то работал. Почему не открывал свой бизнес? Наверное, это самосознание того, что я хороший управленец, – рассказывал он. – То есть я знаю свои навыки, я знаю, чем я могу хорошо заниматься. Это на рациональном уровне. И если честно – не было повода. Я не искал, и он не предоставлялся».

Также в программе «Бизнес-секреты» Хьюз неожиданно и искренне признался: «Наверное, есть и психологический момент – страх. Мой отец занимался предпринимательством. Это совершенно не получилось, мы потеряли дом, все имущество. Развод и все остальное… Все накрылось медным тазом».

«Почему вы везде кладете укроп?»

Сейчас Оливер Хьюз считает, что не стоит бояться начинать свое дело – в жизни нужно все попробовать. Разумно: без страха, но все-таки с осторожностью. «В бизнесе дико интересно, – говорит он. – Естественно, нужно готовиться. Без финансового образования это тяжелее, но тоже не невозможно. Нужно просто идти и делать».

В интервью председатель правления Тинькофф Банка признался, что если бы он вдруг решил затеять собственный бизнес – это был бы ресторанный бизнес. «Но – не в России, –- подчеркнул он. – В Великобритании. Во Франции? Нет, это не то».

«У нас великолепная кухня! И домашняя, и ресторанная, и фастфуд»

Он очень эмоционально реагирует на сложившийся стереотип о том, что в Англии нет богатых кулинарных традиций, а еда попросту невкусная. «У нас великолепная кухня! – восклицает он. – И домашняя, и ресторанная, и фастфуд – наш фастфуд. Очень много интересного и вкусного! Это французская пропаганда, которую русские почему-то полностью «проглотили», которая действует на ваши мозги, и все считают, что у нас нечего есть».

Из русской кулинарии Хьюз, по его собственному выражению, «не понимает» укроп: «Почему вы везде его кладете?»

«Многим иностранцам тяжело здесь жить»

Больше всего ему как иностранцу в России не нравится отсутствие вежливости, отсутствие культуры среди людей на улице. «Это меня бесит до сих пор. Люди на улице относятся неуважительно друг к другу, – отмечал Оливер. – На машине, в метро... Не держат двери, не уступают дорогу... Я не понимаю. Меня все уверяют, что культура была до революции, а потом исчезла в Советском Союзе».

Он также указывает, что русские часто опаздывают на встречи. «В Англии такое просто не прокатит, а здесь приходится с этим бороться, – говорит предправления Тинькофф Банка. – Мне не нравится, что русские много разговаривают по телефону или между собой во время встречи — нет дисциплины и уважения к чужому времени. Меня это бесит».

«Мне нравится, что люди общаются прямо, без поверхностных вещей. Говорят то, что они имеют в виду, называют вещи своими именами»

С другой стороны, есть и положительные стороны: «Мне нравится, что люди общаются прямо, без поверхностных вещей. Говорят то, что они имеют в виду, называют вещи своими именами. Это свежо. Но когда это транслируется на улицу, то плохо. Никак не могут привыкнуть к этому. Поэтому многим иностранцам тяжело здесь жить, и они уезжают через какое-то время. Но если ты здесь достаточно долго, то ты сквозь это можешь видеть, что есть хорошие россияне, есть плохие – как везде. И нельзя судить только по тому, что видишь на улице».

«Управленец должен иметь «толстую кожу»

Оливера Хьюза и Олега Тинькова отличает не только то, что один – англичанин, а другой – русский; один – управляющий, а другой – владелец. «Вода и камень, стихи и проза, лед и пламень» – пожалуй, это о них. Кардинально разные типажи, характеры, темпераменты. Многие даже удивляются: как может спокойный и рассудительный Хьюз работать с эмоциональным и даже эксцентричным Тиньковым?

«Олег — творческий человек, интуитивный, импульсивный. Это видно хотя бы по тому, что он пишет в соцсетях, – рассказывал Оливер Хьюз в интервью. – Я же должен быть менеджером, организатором, структуризатором, коммуникатором. У нас разные роли. Мы понимаем, как строить нашу коммуникацию. У Олега широкий диапазон стилей общения, намного больше, чем у обычного человека, — от жесткости и ярких выражений, которые почему-то всех поражают, до мегашарма и щедрости. Главное, наша команда показывает результаты, именно это и нужно Олегу и акционерам».

При этом он согласен с тем, что управленец должен иметь «толстую кожу», общаясь с любым основателем бизнеса: «Потому что он говорит то, что думает».

Десять фактов об Олеге ТиньковеОн такой, как все,— и единственный в своем роде. Enfant terrible в чопорном мире банкиров — и уникум, способный превращать в деньги все, к чему прикоснется. Активный участник соцсетей — и шутник, который не лезет за словом в карман. Выросший в небогатой семье в сибирском Ленинск-Кузнецком, он смог создать несколько успешных бизнесов: магазины техники, пельмени, пиво, банк. Сейчас у него полноценный финансовый супермаркет, а сам он входит в глобальный список миллиардеров Forbes. Это Олег Тиньков — и он такой один.

«Вот это и есть Россия для меня»

Оливер Хьюз считает, что в целом уровень интеллекта у российских сотрудников выше, чем в других странах. «Они обладают интеллектуальной гибкостью, глубиной мышления, рано специализируются и изучают свою тему очень глубоко, – говорит он. – В то же время они уступают иностранцам в широте мышления. На Западе специализируются в меньшей степени и делают это позднее. К слову, Олег считает, что британцы хорошие управленцы как раз благодаря широте мышления. Среди россиян много прекрасных специалистов, разработчиков, аналитиков, но к управленцам есть некоторые вопросы».

«Я жил здесь в 1991 году, занимался русской историей, политикой, литературой — люблю Островского, Гоголя» 

Предправления Тинькофф Банка полагает, что понимает местную специфику, так как давно знаком с Россией и россиянами. «Я жил здесь в 1991 году, занимался русской историей, политикой, литературой — люблю Островского, Гоголя», – говорил он в интервью и отмечал, что из произведения Гоголя «Мертвые души» в России ему довелось встретить все типажи. «Но, знаете, все персонажи у Гоголя какие-то уроды, хотя они интересные, с изюминкой, – рассказывал Оливер. – Мне очень нравится его петербургский цикл. Там есть непредсказуемость: свинья может откуда-то появиться или шинель выбежать из тумана. Вот это и есть Россия для меня. Никогда не знаешь, что будет дальше, и то, что дальше, — это обычно какой-то сюрреализм. Мне это нравится».

 

При подготовке материала использованы фрагменты книги Олега Тинькова «Я такой как все», программы «Бизнес-секреты: Оливер Хьюз», а также публикаций в изданиях Harward Business Review, «Финансовый директор», Finparty.

Фото: РБК, Harward Business Review, пресс-служба Тинькофф Банка