Однако уже следующий кризис заставил вернуться к идее санации банков. Выбор ответственной структуры при этом пал на АСВ, которое хорошо зарекомендовало себя в страховании вкладов. Однако оценки деятельности агентства в качестве санатора оказались, мягко говоря, не столь однозначными. В конечном итоге теперь Банк России сам решил осуществлять реструктуризацию ключевых банков. Как институт санации будет развиваться дальше, пока непонятно.

АСВ было создано на материальной и кадровой базе АРКО, но является тем не менее структурой абсолютно новой и с принципиально иным функционалом. Страхование вкладов, также как и санация проблемных банков, в идеале призвано повысить стабильность банковской системы. Законодатель на определенном этапе решил сфокусироваться не на проблемных банках, а на здоровых – и поддержать их деньгами вкладчиков, которым больше не нужно беспокоиться за сохранность своих сбережений. И уж коли АРКО со своими задачами в целом справилось, отвечать за АСВ поставили людей из АРКО. Даже организационная правовая форма государственной корпорации, созданная специально для АРКО, перешла в наследство АСВ.

Расчеты с кредиторами – не самая сильная сторона российского банкротства: по официальной статистике, в нашей стране удовлетворяется не более 3% требований кредиторов

Но одним страхованием вкладов задачи АСВ, как известно, не ограничились. Когда агентство осуществляет выплаты вкладчикам рухнувших банков, оно становится кредитором последних. Средства, потраченные на страховые выплаты, должны возвращаться в систему страхования вкладов (ССВ) из конкурсной массы банков. Между тем расчеты с кредиторами – не самая сильная сторона российского банкротства: по официальной статистике, в нашей стране удовлетворяется не более 3% требований кредиторов. На этот вызов было решено ответить радикально, и задача по возврату АСВ денег из конкурсной массы ликвидируемых банков была возложена на само АСВ.

Другими словами, АСВ стало корпоративным конкурсным управляющим банков, вкладчикам которых осуществляло выплаты. Результат вполне предсказуем: требования кредиторов первой очереди, к которым относится АСВ, в банкротных банках удовлетворяются на 65%. Зато требования кредиторов третьей очереди – на 16%. Надо сказать, что изначально отбор банков в систему страхования вкладов предполагалось сделать достаточно жестким. Поэтому отзыв лицензий у попавших туда банков должен был стать чрезвычайным и редким событием. Соответственно, и деятельность АСВ по ликвидации банков виделась откровенно второстепенной. Однако с осени 2013 года Банк России начал массовый отзыв лицензий, поэтому у АСВ оказалось много работы и по выплате страхового возмещения, и по ликвидации банков.

Поэтому за новым банковским кризисом в 2008 году последовали очередная реформа и триумфальное возвращение на банковскую сцену института реструктуризации, замаскированного под «меры по предупреждению банкротства кредитных организаций»

К санации тоже пришлось вернуться. По большому счету, у государства может быть два мотива применять к кредитным организациям процедуру реструктуризации вместо ликвидации. Прежде всего, финансирование санации банка может быть дешевле, чем выплата страховки вкладчикам. Отзыв лицензии у кредитной организации, входящей в ССВ, в любом случае влечет расходы государственных фондов (будь то ССВ или средства ЦБ). Поэтому выбор между санацией и ликвидацией выглядит как чисто математическая задача. Кроме того, санация крупных банков (too big to fail) позволяет не допустить эффекта карточного домика и сохранить стабильность системы в целом. Поэтому за новым банковским кризисом в 2008 году последовали очередная реформа и триумфальное возвращение на банковскую сцену института реструктуризации, замаскированного под «меры по предупреждению банкротства кредитных организаций».

Ответственным опять было назначено АСВ. Почему? Во-первых, страхование вкладов и реструктуризация кредитных организаций имеют общее предназначение – поддержание стабильности банковской системы. Во-вторых, как страховщик депозитов АСВ заслужило очень неплохую репутацию на банковском рынке. И, в-третьих, команда АСВ – это, по сути, те же люди, которые отвечали за успешную реструктуризацию банков, упавших в легендарный кризис 1998 года.

И вот по прошествии почти десяти лет выяснилось, что АСВ не такой замечательный санатор, как казалось прежде

И вот по прошествии почти десяти лет выяснилось, что АСВ не такой замечательный санатор, как казалось прежде. Действительно, примеров удачной работы АСВ в этом направлении не так много. Даже попавший первым под санацию банк «Российский Капитал» до сих пор остается под контролем АСВ. Процедура была завершена лишь в 20 из 45 санируемых банков, и далеко не всегда успешно. В эту двадцатку входят и банки, у которых в итоге была отозвана лицензия, и те, что попали в санацию второй раз вместе с материнскими банками (например, «Открытие» в свое время весьма активно участвовало в санации проблемных банков).

Но и это не главное. Санация под эгидой АСВ предполагала в том числе финансовую помощь проблемным банкам со стороны государства. Для этих целей до конца 2016 года было выделено 1,5 трлн рублей. Для сравнения: общий размер фонда страхования вкладов по состоянию на 31 декабря 2016 года составлял 0,25 млрд рублей.

Иными словами, сложно не согласиться, что санация банков в России если не epic fail, то бездонная бочка, в которой без видимого результата сгинули полтора триллиона рублей бюджетных денег. Но виновато ли в этом АСВ? И справедливы ли упреки к агентству именно со стороны Банка России, который сам включен в этот процесс?

Мне кажется, обсуждаемые проблемы заключаются не в АСВ, и даже не в ЦБ РФ, а в системе банковского регулирования и надзора в целом

Мне кажется, обсуждаемые проблемы заключаются не в АСВ, и даже не в ЦБ РФ, а в системе банковского регулирования и надзора в целом. Не секрет, что проблемы почти во всех дефолтных банках начались не за несколько недель до применения ЦБ мер банковского надзора, а существовали годами, если не десятилетиями. Поэтому главный вопрос – это качество банковского надзора, осуществляемого Банком России. Если бы приказы об отзыве банковских лицензий и назначении временных администраций писались вовремя, очевидно, что размер «дыр» в балансах банков был бы значительно меньшим. И, очевидно, в меньшем объеме были бы необходимы вливания со стороны государства. Выше был бы процент удовлетворения требований кредиторов в случае банкротства банков.

То есть комитет банковского надзора или совет директоров ЦБ РФ принимают решение выделить той или иной кредитной организации денежные средства на санацию либо сразу отозвать у нее лицензию. Это решение не может быть обжаловано или кем-то проверено

Но и это не единственная проблема. Сейчас процесс принятия решения о санации того или иного банка абсолютно непрозрачен. Закон о банкротстве содержит перечень оснований для применения к банку мер по предупреждению банкротства, но они ничем принципиально не отличаются от оснований для отзыва лицензии. То есть комитет банковского надзора или совет директоров ЦБ РФ по своему внутреннему усмотрению принимают решение выделить той или иной кредитной организации денежные средства на санацию либо сразу отозвать у нее лицензию. Это решение не может быть обжаловано или кем-то проверено.

Даже самый поверхностный взгляд на отобранные для санации банки заставляет удивиться сделанному выбору. Например, у таких банков, как Мастер-Банк и «Софрино», лицензии были отозваны, а вот Социнвестбанку и ВОК-Банку выделили государственное финансирование для проведения санации.

В отсутствие прозрачного механизма отбора банков для санации невозможно сказать, насколько такой отбор учитывает реальное финансовое положение санируемых банков. И насколько выделенное финансирование потенциально может вернуть эти банки к нормальной деятельности. Только после этого имеет смысл задаваться вопросом об эффективности управления банками, которые получают такое финансирование. Уверен, не стоит строить иллюзий – государственное управление никогда не будет лучше частного. Но и задача, стоящая перед менеджментом санируемых банков, сводится к возврату банка к платежеспособности и продаже его частным акционерам. А реальность такой продажи в конечном итоге также зависит от того, насколько обоснованным был отбор банков для санации.