Контроль над менеджерами и владельцами становится все пристальнее, ответственность управленцев — все больше, вознаграждение за труд — все меньше

Последние годы Центробанк, усиленно занимаясь лечением банковского сектора, все больше внимания уделяет руководству банков: контроль над менеджерами и владельцами становится все пристальнее, ответственность управленцев — все больше, вознаграждение за труд — все меньше. Все это вместе заставляет говорить о снижении престижности профессии банкира, а некоторых ее преставителей  даже задуматься о смене «ремесла». Очевидно, что это может негативно сказаться на состоянии отрасли в целом.

Недавно депутаты Госдумы предложили ввести ответственность личным имуществом при санации банка, а не только при отзыве лицензии. По мнению экспертов, поправки в закон могут заработать уже с начала нового года. Однако в некоторой степени регулятор уже реализует это на практике — посредством других поправок. В сентябре были списаны деньги с личных счетов топ-менеджеров банка «ФК Открытие», решение о санации которого было принято 29 августа. 

Открытый вопрос «Открытия»

Банк России также планирует оспорить выплаты бонусов  руководству «ФК Открытия» за первое полугодие 2017 года, заявила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Судя по отчетности банка, за первый квартал этого года правление «ФК Открытие» получило зарплат на 52,8 млн руб. и премий на 207,7 млн руб. Причем выплата премий была произведена за месяц до введения временной администрации, когда собственники банка уже вели переговоры с регулятором о том, как лучше разрешить ситуацию с ликвидностью в банке, заявил заместитель председателя ЦБ Василий Поздышев. В Банке России подчеркивают, что решение о выплате повышенных бонусов и дивидендов при таких обстоятельствах может рассматриваться как вывод активов.

Но даже новость о том списании, которое уже по факту произошло, неприятно удивила банковское сообщество. Дело в том, что были списаны деньги со счетов управленцев не только головного офиса, но и региональных отделений. Но насколько они ответственны за состояние банка в целом? Мнения экспертов разделились.

«Списание средств региональных  управляющих — вопиюще несправедливая, крайне сомнительная мера, поскольку никакого влияния на политику банка эти люди оказывать не могли в принципе, — считает доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Сергей Хестанов. — Зато теперь они выглядят невинно пострадавшими». 

Списание средств не противоречило ни букве ни  духу  закона, считает руководитель управления торговых стратегий Dukascopy Bank SA Даниил Егоров, поскольку в этом банке вообще отсутствовала централизованная иерархия. «После многочисленных покупок банк встал перед проблемой регистрации региональных офисов, потому что такой сетью управлять только из центра фактически невозможно. Поэтому региональным офисам была дана достаточно значительная самостоятельность», — поясняет Егоров. А большая самостоятельность, как известно, порождает большую ответственность. 

Главный экономист «Эксперт РА», доцент МГУ Антон Табах полагает, что решить, кто именно должен нести ответственность за то, что банк оказался на санации, может Конституционный суд: по мнению экономиста, региональные управленцы с большой вероятностью попадут соответствующие иски. Ведь на действия ЦБ в данном вопросе можно посмотреть с разных сторон. 

«Законодательно такое списание с личных счетов можно расценивать как воровство! – говорит профессор факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Юрий Юденков. -  Но у Банка России свое представление о гражданском праве. ЦБ РФ, как и его сотрудники, неподсуден». 

Сезон охоты на банкиров в разгаре

Поправки в закон о банкротстве, которые позволили ЦБ списать депозиты менеджмента «Открытия», вступили в силу в мае этого года. Но это далеко не первые меры воздействия, которые регулятор решил применять против нерадивых финансистов. 

Самой старой и, пожалуй, самой известной мерой стал «черный список»

Самой старой и, пожалуй, самой известной мерой стал «черный список» - владельцы и главы лопнувших банков получают  долгосрочный, а то  и пожизненный запрет заниматься  банковской деятельностью. «Это была первая мера для отсечения «непорядочных» банкиров, — рассказывает Юрий Юденков.  — Причем, начала она применяться еще в 90-е годы без законодательного обеспечения. Потом уже законодательно эта мера была распространена на весь топ-менеджмент банка. Точно трудно сказать, сколько человек находится сейчас в «черном списке». Банков было 2500, осталось 500. Экспертная оценка - около 6000 человек включены в «черный список». 

За минувшие годы значительно вырос перечень квалификационных требований к членам совета директоров и правления банков, а размер вознаграждения по итогам года, наоборот, был ограничен. Но активность регулятора значительно повысилась в последние месяцы. Помимо принятых в мае поправок про изъятие личных  счетов, вспомним последнюю идею про ответственность личным имуществом в случае санации, а также еще одну инициативу, озвученную этой осенью. 

ЦБ подготовил поправки к закону «Об оперативно-разыскной деятельности», предлагая ввести внесудебный запрет выезда за границу для банкиров

В конце сентября стало известно, что ЦБ подготовил поправки к закону «Об оперативно-разыскной деятельности», предлагая ввести внесудебный запрет выезда за границу для банкиров, чьи кредитные организации лишились лицензии или оказались под санацией. Если быть точнее, регулятор  предлагает наделить силовиков правом ограничивать на срок до шести месяцев выезд руководителей и владельцев  банков, страховых компаний и НПФ за границу, в случае, если в отношении этих лиц по заявлению ЦБ проводятся оперативно-разыскные мероприятия. 

В данный момент Банк России обсуждает детали реализации этой инициативы с профильными ведомствами и министерствами, а юристы тем временем комментируют ситуацию, отмечая, что ЦБ берет на себя функцию оперативно-разыскных органов, планируя ограничить свободу передвижения граждан без возбуждения уголовного дела, только на основании подозрений. 

Мошенничества меньше не становится

Самыми главными мерами воздействия на банкиров пока являются тот самый «черный список» и усложнение процедуры утверждения  кандидатуры в совет директоров и правление банка, считат наши эксперты. Эти меры могут действовать не быстро, но жестко, считает Антон Табах. «Остальные, как, например, материальная ответственность, возможность ареста личных счетов без санкций суда, легко обойти»,  - уверен Даниил Егоров. 

Но даже пресловутый «черный список» пока служит больше цели не превентивным целям, а уже карательным — «найти и наказать виновных» — считает Егоров. «С введением этих мер случаев мошенничества в банковской сфере и случаев банкротств банков меньше не стало», — признает эксперт. Обычное уголовное песледование было бы эффективнее, полагает Сергей Хестанов. 

ЦБ вынужден идти по пути постоянного повышения «градуса»

«Проблема в том, что пока ни одна из этих мер не возымела радикального воздействия, поэтому ЦБ вынужден идти по пути постоянного повышения «градуса», — говорит заместитель председателя правления Локо Банка Андрей Люшин. — А не возымели эти действия эффекта потому, что были приняты слишком поздно, когда нечистоплотные банкиры уже создали большие финансовые дыры в своих банках, когда большая часть из них уехала или же вывела активы». По мнению банкира, принятые и предпринимаемые  регулятором меры выглядят  адекватными и необходимыми, если учитывать тот факт, что 80% банкротств банков – это криминальная история. 

Впрочем, не все согласны с позицией Люшина касательно адекватности политики регулятора. «Черный список – карательная мера, и она никак не влияет на состояние банковского сектора, - говорит Юрий Юденков. — Нет главного: чтобы лица, нарушающие закон и этику банковского дела, знали, что наказание неизбежно. Почему наказывают только менеджеров? Почему не наказывают аудиторов, предоставивших положительное заключение об учетной политике банка? Почему не наказывают членов рабочей группы инспекционной проверки из Центрального Банка РФ, которые также дали положительное заключение о финансовой устойчивости кредитной организации (коммерческого банка)? Нет ни уголовных дел, ни черных списков аудиторов и инспекторов! Пора чистить ряды всех участников банковского дела, а не только менеджеров банка».

Другая проблема политики ЦБ –  неясность правил игры. Вернее, то, что они постоянно меняются «в процессе матча», как говорит Антон Табах. И что вместо надлежащего исполнения одних законов, власти предпочитают принимать новые. 

Кнут есть, а где же пряник?

Ужесточение условий работы происходит одновременно со снижением  доходности банковского бизнеса. Тому есть  две причины. Первая – политика ЦБ по ограничению вознаграждений топ-менеджеров. Вторая –  общерыночная конъюнктура, которая в большей степени определяет доходы менеджеров среднего звена и линейного персонала. Но, естественно, она также  влияет и на то, сколько получают топ-менеджеры. 

Сокращение числа банков ведет к росту предложения сотрудников, особенно, в среднем звене. Под «дамокловым мечом» Набиуллиной рынок труда в банковской отрасли становится все более закрытым. «Берут только «своих», проверенных!», — говорит Юденков. 

Доходы топ-менеджмента в российских банках, конечно же, существенно сократились. Доходы же менеджеров среднего звена и вовсе снизились до уровня любой другой индустрии, кроме нефтегазовой

«Доходы топ-менеджмента в российских банках, конечно же, существенно сократились. Доходы же менеджеров среднего звена и вовсе снизились до уровня любой другой индустрии, кроме нефтегазовой, — отмечает Даниил Егоров. — Более того, финансовый сегмент продемонстрировал самое большое падение среди всех отраслей. Причины – переизбыток кадров и слишком сильно снизившиеся доходы отрасли».  Банкиры живут теперь, как «в последний раз», говорит Юрий Юденков и добавляет: «В других отраслях руководители у нас так живут уже давно». 

В кадровом холдинге «Анкор», который занимается подбором персонала среднего звена, говорят о двух тенденциях, связанных с вознаграждением. Первая – зависимость роста зарплаты от профиля специалиста. «За последние пять лет мы наблюдаем существенное увеличение заработных плат менеджеров среднего звена и линейных специалистов в области IT-разработок, работы с большими данными, анализа рисков, — говорит руководитель группы консультантов по подбору персонала подразделения ANCOR FinTech холдинга «Анкор» Анастасия Китаева. 

 Эти направления наиболее активно развиваются в настоящее время, следовательно, спрос на таких специалистов и менеджеров является высоким». В аутсайдерах по росту  зарплат оказались менеджеры департаментов розничных продаж банковских продуктов.

Вторая тенденция, на которую обращает внимание Китаева, — это то, что международные банки, которые раньше расчитывали зарплаты в зависимости от курса иностранной валюты, сегодня в большинстве своем перешли на  фиксированную зарплату в рублях. 

Есть ли будущее у профессии банкира?

Профессия банкира перестала быть хайповой

Продвинутая молодежь больше не хочет идти работать в банк, говорит Антон Табах. Профессия банкира перестала быть хайповой, если использовать современный жаргон. «Менеджеры среднего звена, менеджеры по маркетингу, офис менеджеры и прочие представители сегмента сейчас не востребованы – вакансии на их должности возникают крайне редко, — говорит Даниил Егоров. — Что касается топ-менеджеров, востребованы только главы риск-подразделений. По факту отсутствие спроса на таких специалистов приводит к деградации этого сегмента рынка». 

Анастасия Китаева из «Анкора», впрочем, куда менее пессимистична. «Да, мы действительно наблюдаем низкий интерес к сфере продажи банковских продуктов – выпускники престижных вузов сегодня избегают стартовых позиций в отделениях банка, где работа подразумевает активное привлечение и обслуживание клиентов, — говорит она. — Однако работа в back-офисе по-прежнему является очень привлекательной для молодежи. Так, высоким остается конкурс на начальные позиции, связанные с финансовой деятельностью, внутренним аудитом, анализом рисков».