Подробности дела стали известны из опубликованного полного текста определения арбитражного суда Калмыкии. Суд, в частности, признал «Дальнюю степь» дочерней компанией фонда Hermitage, созданной для приобретения акций российских предприятий, в том числе тех, которые не предназначались для иностранных инвесторов.

Общество должно было выступать в качестве средства, с помощью которого фонд «Эрмитаж» владел акциями ОАО «Газпром»

«Основная функция ООО «Дальняя степь» состояла в том, что общество должно было выступать в качестве средства, с помощью которого фонд «Эрмитаж» владел акциями ОАО «Газпром» и акциями других российских предприятий», - говорится в определении суда.

По сообщениям СМИ, российские следственные органы обвиняют Браудера и его бизнес-партнера Ивана Черкасова в организации уклонения от уплаты налогов, организации преднамеренного банкротства и покушении на неисполнение обязанностей налогового агента. Расследуемое в настоящий момент уголовное дело в отношении двух фигурантов было выделено из «большого дела», возбужденного еще в 2004 году.

Как сообщают российские СМИ, расследование нового дела против Браудера и Черкасова завершено, в обвинение входят, в том числе, эпизоды с банкротством компании «Дальняя степь» и выводом за рубеж акций компании «Газпром», общий ущерб, по подсчетам МВД, составил 3,5 млрд руб.

Проживающий в Лондоне Браудер, который в 1995–2007 годах был крупнейшим иностранным портфельным инвестором в России, уже заочно приговорен в России к девяти годам лишения свободы по «делу Магнитского». Суд тогда установил, что Магнитский в интересах Браудера в 1997–2002 годах реализовал незаконную схему уклонения от уплаты налогов, используя фирмы, зарегистрированные в Калмыкии и находившиеся под управлением Hermitage Capital.

Однако в ходе расследования уголовного дела у следователей возникли вопросы к тогдашнему конкурсному управляющему калмыцкой компании Александру Долженко

ООО "Дальняя степь" было признано банкротом как отсутствующий должник еще в 2007 году и тогда же ликвидировано. Однако в ходе расследования уголовного дела у следователей возникли вопросы к тогдашнему конкурсному управляющему калмыцкой компании Александру Долженко. По мнению следствия, в ходе процедуры банкротства он не предпринял достаточных усилий для розыска и возврата активов "Дальней степи" и допустил ликвидацию компании с большими долгами по налогам – более 1 млрд руб.

Долженко приговором Элистинского горсуда в апреле 2017 года был признан виновным в пособничестве в преднамеренном банкротстве.

Прекращение же банкротства "Дальней степи" было отменено по вновь открывшимся обстоятельствам в 2015 году. Суд сослался на сведения, добытые министерством внутренних дел РФ при расследовании уголовного дела по обвинению Долженко в преднамеренном банкротстве «Дальней степи». Арбитраж Калмыкии – спустя беспрецедентные 8 лет – возобновил производство по делу о банкротстве. Новым конкурсным управляющим был назначен Кирилл Ноготков.

Ноготков приступил к розыску и возвращению активов "Дальней степи" в конкурсную массу. Сначала он пытался привлечь к субсидиарной ответственности Елену Филипченкову, директора компании в 2004–2005 годах. Как установил суд, всего за время руководства Филипченковой со счетов «Дальней степи», а все ее счета находились в "Эйч-эс-би-си Банке (РР)", российской «дочке» HSBC, было списано около 4,4 миллиарда рублей.

Но калмыцкий арбитраж не стал возлагать вину за убытки на Филипченкову. В сентябре 2016 года суд отклонил заявление Ноготкова. При этом суд указал, что сам банк неправомерно исполнял платежные поручения «Дальней степи» по переводу денежных средств с ее счета, так как на этих поручениях отсутствовала подпись руководителя.

Этот вывод суда "дочка" HSBC пыталась исключить из мотивировочной части  судебного акта. Эйч-эс-би-си Банк заявлял в вышестоящих инстанциях, что надлежащие реквизиты - подпись и печать - содержит только первые экземпляры платежных требований, а они были изъяты правоохранительными органами в 2004-2016 годах, в суд же были представлены копии без подписей и печатей.

Однако все три вышестоящие инстанции, включая Верховный суд в мае 2017 года, не поверили «дочке» HSBC. Оспаривая выводы суда о своих неправомерных действиях, Эйч-эс-би-си Банк объяснял свою заинтересованность тем, что выводы суда могут повлечь для него в дальнейшем неблагоприятные последствия в виде взыскания убытков.

Следующее свое требование о привлечении контролировавших "Дальнюю степь" лиц к субсидиарной ответственности Ноготков адресовал уже структурам HSBC

И, как говорится, банк как в воду смотрел. Следующее свое требование о привлечении контролировавших "Дальнюю степь" лиц к субсидиарной ответственности Ноготков адресовал уже структурам HSBC – российскому Эйч-эс-би-си Банку и офшорной HSBC Management (Guernsey) Limited. С них конкурсный управляющий потребовал 1,8 млрд руб.

Представители офшора на заседания суда в Калмыкии не ходили, а представители банка пытались доказать, что Эйч-эс-би-си Банк не являлся контролирующим лицом "Дальней степи", а кроме того, конкурсным управляющим пропущен срок привлечения к ответственности.

Суд эти доводы отклонил, сославшись на проспект фонда Hermitage и свидетельские показания юриста Стивена Ричарда Диллона Хэйеса, представленные в октябре 2016 года в Высокий суд правосудия в Лондоне. Из этих доказательств следует, что компания HSBC Management (Guernsey) Limited являлась менеджером фонда, руководившим текущей деятельностью фонда и подконтрольных компаний, а банк являлся ее аффилированным лицом.

Руководствуясь концепцией «прокалывания корпоративной вуали», арбитраж Калмыкии пришел к выводу, что воля на вывод средств со счетов "Дальней степи" была сформирована менеджером фонда, тогда как банк непосредственно совершил списание денежных средств и их отчуждение.

Суд проанализировал отчетность "Дальней степи" и установил, что на 14 декабря 2004 года у компании имелось достаточно средств для того, чтобы заплатить налоги и избежать несостоятельности, однако "денежные средства были выведены контролирующими лицами - менеджером и банком, - в результате чего на расчетном счете должника не осталось денежных средств".

"По состоянию на период совершения банковских операций по выводу активов должника контролирующими лицами у ООО «Дальняя степь» имелись неисполненные обязательства перед налоговым органом на сумму, превышающую 1 млрд руб, а также отрицательные чистые активы и убытки, для покрытия которых также требовалось более 1,1 млрд руб", - говорится в определении суда.

Деньги переводились со счетов "Дальней степи" без какого-либо встречного исполнения, по сути, это было безвозмездное отчуждение имущества должника

В нем также уточняется, что деньги переводились со счетов "Дальней степи" без какого-либо встречного исполнения, по сути, это было безвозмездное отчуждение имущества должника в отсутствие надлежащих правовых и экономических оснований.

Таким образом, арбитраж Калмыки признал HSBC Management (Guernsey) Limited и Эйч-эс-би-си Банк виновными в причинении "Дальней степи" убытков в размере 1,8 млрд руб.

В то же время суд учел, что в реестр требований кредиторов калмыцкой компании были включены требования на сумму более 1,2 млрд руб, а текущие долги составили 1,8 млн фунта стерлингов, $255,5 тыс. и 1,2 млн руб. Поскольку нормы закона о банкротстве запрещают привлекать контролирующих лиц к ответственности на сумму больше, чем обязательства компании, суд взыскал с банка и менеджера фонда общую сумму долга "Дальней степи" в размере чуть больше 1,4 млрд руб.

Суд отклонил доводы ответчика о пропуске Ноготковым срока исковой давности на предъявление требования о привлечении к субсидиарной ответственности. Как говорится в определении, конкурсный управляющий Ноготков (как правопреемник Долженко) не мог знать о совершении спорных банковских операций до представления в январе 2016 года Эйч-эс-би-си Банком соответствующих сведений.

Российская "дочка" HSBC уже обжаловала определение о привлечении к субсидиарной ответственности. В свою очередь Ноготков подал в суд первой инстанции заявление о принятии к ответчикам обеспечительных мер. К рассмотрению ни жалоба, ни ходатайство пока не назначены. Но продолжение в громком процессе обязательно последует.