— Что принципиально меняют вносимые депутатом Аксаковым поправки в работу рынка МФО?

— Поправки нацелены на уравнивание займов МФО и банковских кредитов, при этом не учитывается специфика бизнеса МФО, например, отсутствие дешевого фондирования, которое есть у банков. Предложения депутатов вводят множество бессмысленных запретов, которые не улучшат положение заемщиков, но усложнят при этом работу компаний. Есть идеи, идущие вразрез с недавно принятыми стандартами деятельности МФО. Например, одно из предполагаемых изменений планирует ограничить размер взыскания денежных средств с должника до 1,5 кратного размера от суммы основного долга. Вместе с тем, совсем недавно, с 1 июля 2017 года, уже вступили в силу новые правила, которые изменили максимальные суммы взыскания с клиентов МФО до 3-кратного размера начисленных процентов по займу, и 2-кратного ограничения суммы процентов на остаток задолженности при просрочке. Официальных комментариев к федеральному закону в настоящее время нет, и участники микрофинансового рынка по-разному трактуют буквы закона. Я о том, что еще не сложилась практика применений этих ограничений, а уже планируются новые.

Вообще, законодатели и ЦБ слишком много внимания уделяют микрофинансовому сектору. Мы живем в период буквально шквала вносимых изменений в работу нашего рынка, их так много, что участники нашего сегмента не успевают их «переваривать». Я часто слышу от МФО, входящих в нашу саморегулируемую организацию, вопрос: «Ну, почему нам опять не дают возможности спокойно работать?». Естественно, что как только появляется в СМИ информация об очередном нововведении, количество таких звонков и обращений увеличивается в разы.

Понятно, что законодательные инициативы возникают в связи со сложившимися в обществе социальными проблемами и ростом задолженности

Стоит отметить, что в июле 2017 года было внесено три законопроекта, которые, тем или иным образом, ограничивают деятельность микрофинансовых организаций. С одной стороны понятно, что законодательные инициативы возникают в связи со сложившимися в обществе социальными проблемами и ростом задолженности. С другой стороны, всем понятно, что основная проблема не в кредиторах, а в бедности россиян. К тому же мы наблюдаем такую картину, когда разными депутатами Государственной Думы вносятся на рассмотрение проекты федеральных законов, которые не учитывают мнение самого рынка, а это неправильно. Помимо прочего в одной из пояснительных записок к законопроекту мы увидели задекларированную цель его принятия: прекращение деятельности большинства организаций. Это вообще странно, ведь неоднократно с высоких трибун звучало, что микрофинансирование – это часть финансовой системы страны. Указанные выше обстоятельства вызывают озабоченность участников микрофинансового рынка.

Хочется отметить, что на добросовестные МФО уже и так легла большая надзорная нагрузка, надо дать возможность им работать по тем правилам регулятора, которые уже есть! Поправки, предложенные Анатолием Аксаковым, «в кулуарах» участники рынка называют откровенным лоббированием интересов банковского сектора, попыткой предоставить ему необоснованные преференции под прикрытием идеи борьбы за права заемщиков. Те ужесточения в работе, которые уже введены для легального рынка МФО – достаточны, на наш взгляд, для того, чтобы не вносить новых изменений хотя бы один год.— Правильно ли я понимаю, что внесенные поправки содержат довольно жесткие отсекающие нормы - как в абсолютном выражении, например, заем клиенту можно выдавать не чаще чем один раз в 6 месяцев, так и относительном, касающиеся - величины предельных ставок и общей суммы долга? Как это отразится на деятельности компаний в целом?

У рынка МФО уже есть стандарт по защите прав потребителей, обязательный для соблюдения всеми компаниями

— Если говорить о подоплеке данных изменений, как я уже сказала, инициатива направлена на защиту прав потребителей. Но, у рынка МФО уже есть стандарт по защите прав потребителей, обязательный для соблюдения всеми компаниями. Этот стандарт достаточно, даже дотошно, регламентирует отношения кредиторов со своими клиентами, поэтому дублировать, а тем более еще больше ужесточать данные нормы мы считаем излишним, ведь такие нововведения однозначно приведут к сокращению рынка.— Согласно законопроекту часть рынка займов МФО предполагается регулировать по банковским нормам. Что от этого изменится в работе МФО, как более мелких организаций по отношению к размеру банков?

— Нельзя ни в коем случае ставить на один уровень банки и МФО, это разные структуры. МФО очень нужны в малых городах и населенных пунктах, куда банковские услуги просто не доходят. Если мелкие МФО начнут приравнивать к банкам, рынка просто не останется, под угрозу ставится финансовая доступность. Не будет МФО в небольших городах - малый и средний бизнес на местах лишится возможности быстро получить средства на развитие, пополнение оборотных средств или на покрытие кассовых разрывов. Не будет банк кредитовать малый бизнес так, как это делает МФО - быстро, без большого количества документов и клиентоориетированно!— Вы отметили, что правила работы рынка МФО в последние годы часто меняются. В чем опасность столь частых изменений для отрасли?

— Именно эти частые изменения в регулировании и являются уже сами по себе большой нагрузкой для руководителей МФО - это изменение бизнес модели, переобучением сотрудников, апгрейд программных продуктов, что само по себе очень недешево. Плюс административная нагрузка, расходы на дополнительный штат и многое другое. Я знаю руководителей, занимающихся работе на рынке МФО более 10 лет, которые ушли с рынка буквально недавно. И причина тому - даже не проверки и понижение рентабельности бизнеса, а то, что в связи с огромным количеством бумажной волокиты, их дело перестало быть любимым бизнесом, в нем не осталось созидания.— Правда ли, что и часть инвесторов рынка МФО после ужесточения требований к работе компаний уходят с рынка? Грозит ли это разорением компаний и сокращением игроков?

— Безусловно, это также является проблемой для рынка МФО. И здесь большую роль играет негативный имидж МФО, который, в том числе, создается нашими политиками зачастую в популистских целях. А сокращению рынка грозит сейчас много поправок, в том числе и эти.— Насколько мы понимаем, поправки запрещают МФО выдавать залоговые займы?

— Относительно ограничений залоговых займов необходимо отметить следующие моменты. Микрозаймы, выдаваемые под обеспечение в виде залога, выдаются под проценты, которые намного меньше, чем проценты по микрозаймам, не обеспеченные каким-либо имуществом. Полная стоимость потребительских кредитов и как следствие процентные ставки по ним не могут превысить предельное значение установленное Банком России. Ограничивая тем или иным образом возможность обеспечения в виде залога, необходимо спрогнозировать реакцию рынка на вводимую инициативу. Полагаем, что если и эта поправка будет принята, то количество выдаваемых микрозаймов существенно сократится, что отразится на доступности финансовых услуг.— Прокомментируйте запрет на выдачу заемщику юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю микрозайма, если сумма основного долга заемщика превысит перед МФО 50 тыс рублей.

Дело в том, что занять деньги срочно, например, на покрытие кассового разрыва в банке для микробизнеса – нереально

— В этой инициативе прослеживается желание банкиров ограничить деятельность МФО в данном сегменте, хотя Центробанк всегда подчеркивал, что видит приоритетом для микрофинансовых организаций поддержку малого и среднего бизнеса. По сути, потребителей лишают права воспользоваться доступной услугой, вынуждая обратиться в банк. Но дело в том, что занять деньги срочно, например, на покрытие кассового разрыва в банке для микробизнеса – нереально. Там предприниматели получают отказы. Ограничение в такой формулировке может негативно сказаться как на работе МФО, так и предпринимателей.— Что, на ваш взгляд, побуждает депутатов постоянно обращать внимание на рынок МФО?

Сейчас возникло ощущение – наш рынок хотят отчистить не добела, а до смерти

— Негативный имидж отрасли. Я уже об этом упомянула. При этом проблемы рынка МФО раздули так, как будто именно микрофинансирование - это величайшее зло, как будто в России нет других проблем. По сравнению с банками сфера МФО занимает мизерную часть рынка финансовых услуг. При этом депутаты делают вид, что люди и малый бизнес – как потребители банковских услуг – не страдают от банков, от их неповоротливости, от невозможности реструктуризации кредитов, от бюрократии, от огромного количества навязанных услуг, которые не афишируются! А рынок недвижимости, где до сих пор орудуют преступники, а аптечные сети, торгующие наркотиками, а медицина, которая зачастую только на бумаге - бесплатная? Все эти отрасли не вызывают такого острого желания искоренять зло у депутатов. В любой сфере найдутся проблемы - свои «черные» конторы, криминальные элементы, обманывающие людей. Но это не означает, что нужно уничтожить всю отрасль. Мы за «чистку» рядов. Но сейчас возникло ощущение – наш рынок хотят отчистить не добела, а до смерти.

Банк России не раз подчеркивал, что нужно применять пропорциональное регулирование, то есть к компаниям, не генерирующим серьезных рисков, не предъявлять «драконовских требований». Банки выдают львиную долю кредитов, именно там сосредоточены основные риски. Социальное недовольство рынком микрофинансов больше эмоциональное, реальных глобальных проблем рынок не несет. Особенно после того, как был принят закон о коллекшене и с внедрением стандартов нашей деятельности. Уверена, что, зарегулировав рынок до состояния нерентабельности, депутаты столкнутся с проблемой «черных кредиторов». Ведь, если имеется спрос на услуги, то будет и предложение этих услуг.