Рынок микрофинансирования развивается вопреки очень многому – и регулярным взвизгам одичалых общественников, и закручивающимся гайкам со стороны регулятора. Но – развивается. Казалось бы, нынешние объемы рынка на уровне 230 млрд рублей не идут ни в какое сравнение с триллионными розничными активами банковской системы. С другой стороны, текущие объемы и темпы прироста (по прогнозам, до конца года совокупный портфель микрозаймов достигнет 300 млрд рублей) говорят о том, что за несколько лет своей краткой истории МФО удалось отхватить солидный кусок финансового пирога. И этот кусок давно не дает покоя банкирам.

Судя по царящим настроениям на профильных конференциях и тональности неформальных бесед с участниками обоих рынков, конкуренция еще не накалилась добела, но обрела зримые очертания. Банки давно уже предпринимают попытки обосноваться поляне МФО. Кто только не открывал микрофинансовые компании – и маленькие, и большие. Достаточно вспомнить «РАМфин», участь которого оказалась печальной вопреки аффилированности с банком. И Лето-банк (сейчас – Почта банк), и «Хоум Кредит», и ОТП-банк в разное время прикладывали усилия для развития собственных МФО-дочек.

А если уж Сбербанк пришел, то все: тушите свет!

Наконец, сам Сбербанк на днях официально объявил о создании микрокредитной «дочки» для кредитования малого и среднего бизнеса. А если уж Сбербанк пришел, то все: тушите свет! Прочим участникам рынка придется изрядно потесниться.

При сильном желании госбанки и крупные частники могут проглотить и весь микрофинансовый пирог: кто-то – с помощью административного ресурса, кто-то за счет дорогих продвинутых технологий, квалификации персонала и разветвленной сети точек присутствия. В отличие от МФО, банки имеют доступ к дешевому фондированию – средствам населения, сохранность которых гарантирована государством. Банковские IT-системы проще адаптировать под нужды МФО, нежели создавать платформу с нуля. А это допрасходы, причем немаленькие.

Насколько сильна ревность банков к микрокредиторам? Готовы ли они использовать тяжелую артиллерию в виде инвестиций и технологий, чтобы завладеть пирогом всецело? Ответ на этот вопрос даст следующий 2018 год, который должен стать знаковым для всего микрофинансового рынка. Тогда станет ясно окончательно – кто есть кто, и кто именно выживет.

Напомню, с 2018 года все микрофинансовые компании переходят на единый план счетов (ЕПС), для них вводится обязательный аудит, а также по-прежнему будут актуальны требования ЦБ к минимальному размеру собственных средств на уровне не менее 70 млн рублей. В совокупности «строгий режим» органично выдавит слабые звенья рынка, облегчив реализацию наступательных банковских планов. А ведь у МФО и без новых регулятивных правил достаточно забот: одно из самых больных мест – нехватка квалифицированного персонала.

В новой микрофинансовой реальности околобанковские МФО и будут иметь право на жизнь

И, возможно, в новой микрофинансовой реальности околобанковские МФО и будут иметь право на жизнь. Что может быть проще – выдать клиенту не кредит, а заем, причем дорогой и короткий и тем самым вписаться в нормы ПСК. Но правильна ли такая манипуляция ценовыми параметрами кредитных продуктов? Пока позиция ЦБ в этом отношении до конца не ясна. То он делит рынок на две части, то начинает обсуждать базовые и универсальные лицензии, снова и снова сталкивая банки и МФО. Наше общее будущее пока туманно. И это отчасти пугает.

Думаю, реализация самых больших страхов еще впереди. Сейчас начинается острая борьба за клиентов и банки все больше хотят выйти из цепких лап регулятора.

Когда банки увидят реальные оттоки в МФО, а этот процесс может начаться совсем скоро, то не исключено, что многие банки заходят работать на рынке МФО.

Пока же очевидно одно - микрофинансы становятся сильными и наращивают объемы своего бизнеса. Уже сейчас рынок МФО крупнее банковского по количеству участников, но пока еще уступает банкам по объемам. Клиенты из банков могут уйти в МФО. Это будет, вот увидите. Причина проста: сверхжесткий скорринг и минимальные объемы выдач потребкредитов в банках тому виной.

Поэтому без бархатного боя мы точно не сдадимся.