«Мы интегрируем многие команды, процессы и культуру Альфа-Лаборатории во все бизнес-линии банка. Мы не хотим продолжать строить новую культуру только в рамках выделенного подразделения, мы хотим менять и развивать весь банк. Таким образом мы решаем две задачи — более интенсивной трансформации всего банка в Digital и увеличение фокуса банка на инновации и новые технологии», — заявил банк.

Создание своей лаборатории не учит остальную организацию жить иначе, не появляется общности культуры

Именно такой политики уже придерживается Райффайзенбанк. «Лаборатория — это отдельное образование, которому разрешено инновировать, а остальные подразделения продолжают работать как работали. В итоге создание своей лаборатории не учит остальную организацию жить иначе, не появляется общности культуры», — считает член правления, руководитель дирекции информационных технологий Райффайзенбанка Андрей Попов. — Создавая собственную лабораторию, ты не знаешь, выстрелит она или нет. Для уверенности в успехе нужна когорта людей, имеющих идеи и гипотезы для проработки. Необходимо вложить деньги с перспективой отдачи через 5-7 лет». 

Андрей Попов, Райффазенбанк: «Около 10% IT-бюджета должно уходить на поиск нового» Член правления, руководитель дирекции информационных технологий Андрей Попов разрушает консервативный имидж Райффайзенбанка и рассказывает о первом хакатоне, планах по работе со стартапами, интересе к машинному обучению, искусственному интеллекту, блокчейну и открытым API.

Вместо лаборатории Райффайзенбанк использует программу внутренних стартапов, которые получают отдельное финансирование. Это программа грантов, нацеленная на помощь коллегам внутри IT и бизнеса, у которых появятся совместные идеи. Руководство банка считает, что партнерская работа со стартапами — это возможность делать то же самое в более сжатые сроки, чаще и привлекая намного больше команд, у которых есть свои идеи. «Такой подход ближе к духу экспериментаторства, чем собственная R&D лаборатория», — полагает Андрей Попов.

Тренд создания выделенных лабораторий для инновационных продуктов был очень популярен в свое время, но он довольно давно потерял актуальность

По оценке банка «Открытие», создание выделенной лаборатории имеет неоспоримый плюс, поскольку позволяет сфокусироваться на продукте и инновациях. Однако через некоторое время лаборатория всегда отрывается от реального бизнеса создавшей ее компании. «Тренд создания выделенных лабораторий для инновационных продуктов был очень популярен в свое время, в России наиболее известными были Yota Lab, Megalabs и Альфа Лаб, но он довольно давно потерял актуальность, — полагает директор по информационным технологиям банка «Открытие» Кирилл Меньшов. Он указывает на то, что современные лидеры переориентировались на диверсифицированную стратегию: передовыми инновациями занялись многочисленные стартапы, а корпорации научились с ними работать и интегрировать в свой R&D цикл. При этом сами компании взяли курс на тотальную трансформацию в ИТ-организации, что позволяет производить современные продукты в рамках основного процесса. Именно такой стратегии придерживается Банк «Открытие», дополняющий ее прямой работой с акселераторами и присоединением успешных финтех-стартапов в виде сфокусированных инновационных, но самостоятельных бизнес-юнитов.

Однако некоторые банки все еще не ушли от идеи собственных лабораторий. Например, в 2016 году свою лабораторию создал «Ак Барс» — «Ак Барс Цифровые технологии». Ею разработана платформа мобильного интернет-банка под названием «Ак Барс 3.0», на которую банк планирует перейти в 2017 году. До конца 2017 года в лаборатории будет работать около 180 сотрудников, на сегодняшний день нанята уже половина и создана большая «воронка» кандидатов. Деятельность лаборатории сосредоточена в Казани и Иннополисе. В работе находятся проекты с использованием распределенного реестра — по антифроду со Сбербанком и по удаленной идентификации.