Протестующие банки в открытом письме выразили несогласие с тем, что руководство Ассоциации российских банков игнорирует мнение самих кредитных организаций, в том числе крупнейших банков страны, при подготовке документов, определяющих стратегию самой Ассоциации. Кроме того, с точки зрения крупнейших банков, АРБ должна была делать гораздо больше, чем она делала до сих пор, для повышения надежности банковского сектора и доверия клиентов к банкам. Ненадежные банки, «которые лишились капитала либо систематически нарушают требования действующего законодательства, должны удаляться с рынка», - жестко настаивают восемь крупнейших банков в своем заявлении. Они возложили ответственность на недопустимую, по их мнению, ситуацию в политике АРБ лично на президента Ассоциации Гарегина Тосуняна, возглавляющего АРБ в течение 15 лет. Напомним, что в состав высшего руководства АРБ он входит с 1991 года, то есть, является одним из ключевых руководителей Ассоциации уже 26 лет.

Так что же это – подковерная борьба разных участников конфликта с несовпадающими интересами или нечто похожее на демократическую революцию, которая имеет объективные причины, потому что некие институты допустили существенные ошибки и кризис назрел? Рассмотрим в данной статье как выглядит данная ситуация с разных сторон участников конфликта и банковского сектора.

Взгляд со стороны протестующих: репутация имеет значение

Главные причины протеста против политики АРБ крупнейшие российские банки четко сформулировали в своем заявлении. Это несогласие с тем, что АРБ выступала с критикой ряда важнейших законодательных инициатив Банка России, в том числе, о банковской реформе, которая разделит требования к лицензированию банков, и о политике ЦБ по отзыву лицензий у недобросовестных банков. Напомним, что еще в марте текущего года именно по этой причине членство в АРБ приостановил Альфа-банк, один из восьми крупнейших банков, подписавших данное заявление. Хотя в заявлении не приводились конкретные примеры, мы предполагаем, что недовольство крупнейших банков могла спровоцировать серия громких банкротств ряда банков Татарстана, прежде всего - замешанного в криминальных операциях Татфондбанка и его аффилированных лиц. Напомним, что Татфондбанк входил в рейтинг 50 крупнейших банков России по размеру активов. А недавняя ситуация с введением временной администрации в таком значимом для страны банке как «Югра», входящим ранее вообще в тридцатку крупнейших, известном своими благотворительными проектами по поддержке спорта и искусства, могла стать «точкой невозврата» и одновременной точкой отсчета для начала протеста.

Теоретически банки должны были бы радоваться уходу с рынка конкурентов, однако, на деле поводов для торжества нет. Ведь в банковском секторе все взаимосвязано

На первый взгляд, у крупнейших банков нет повода протестовать, и особенно у Сбербанка и ВТБ24. Ведь банкротство Татфондбанка и его аффилированных лиц в конечном счете привело к перетоку клиентов из проблемных банков в надежные банки федерального значения. Теоретически банки должны были бы радоваться уходу с рынка конкурентов, однако, на деле поводов для торжества нет. Ведь в банковском секторе все взаимосвязано. Одни банки кредитуют других, другие банки открывают корреспондентские счета в третьих банках, и в результате банкротство одного, даже не очень большого, банка является репутационным ударом и одновременно ударом по надежности всего банковского сектора. Ведь если банки в России, пусть даже небольшие, региональные, будут сыпаться один за другим, тогда вкладчики могут разочароваться даже в самых надежных банках федерального уровня и снова, как в 90-е годы прошлого века, начать хранить деньги в самых надежных банках того периода – стеклянных. И, конечно, дома. А так как крупнейшие банки находятся под санкциями США и ЕС и привлечение ими капитала за рубежом в условиях санкций невозможно, то вероятный отток вкладов населения «под матрас» на фоне непрекращающихся банкротств не будет, разумеется, подарком даже для лидеров банковского сектора.

Сегодня крупнейшие банки начали консультацию с Ассоциацией «Россия» по вопросу о создании новой саморегулируемой организации российского банковского сектора, которая сможет работать без характерных для АРБ недостатков. Вероятной датой создания новой ассоциации банков может стать сентябрь текущего года, когда в Сочи пройдет Международный банковский форум.

Взгляд со стороны АРБ: обратимся к историческому опыту

Президент АРБ Гарегин Тосунян, в свою очередь, так просто «сдаваться» в данном конфликте не собирается. Он выступил с рядом интервью деловым СМИ и в ответном заявлении напомнил, что позиция Ассоциации, в том числе изложенная в докладе к съезду АРБ, прошедшем в марте текущего года, была одобрена Советом АРБ 44 голосами «за» при всего одном голосе «против». Результаты данного голосования господин Тосунян считает серьезным аргументом, позволяющем опровергнуть критику крупнейших банков, связанную с тем, что доклад, где, по мнению протестующих банков, не была выражена поддержка политике ЦБ по очистке банковского сектора от ненадежных кредитных организаций, не соответствовал мнению членов АРБ.

Учитывая колоссальный опыт господина Тосуняна на посту главы АРБ и его авторитет у многих политиков и бизнесменов, мы полагаем, что даже восьми крупнейшим российским банкам не стоит ждать легкой победы над ним

Учитывая колоссальный опыт господина Тосуняна на посту главы АРБ и его авторитет у многих политиков и бизнесменов, мы полагаем, что даже восьми крупнейшим российским банкам не стоит ждать легкой победы над ним. Но важно понимать, что в данном конфликте нет и другой крайности, когда вся мощь, в том числе пиаровская, восьми финансовых гигантов, оказалась направлена всего лишь против одного человека, и этот конфликт выглядит как некое сведение личных счетов. На самом деле этот конфликт носит институциональный, а не личностный характер.

Если учесть, как долго в России в рейтинг надежных банков входили банки ныне беглых олигархов и те банки, которые были признаны банкротами, то нельзя не признать, что АРБ эффективно выполняла свои задачи далеко не всегда

Ассоциация российских банков была основана еще в 1991 году в СССР. Создание АРБ в ряде СМИ связывается с именем одного из первых российских олигархов - банкира Владимира Виноградова, владельца Инкомбанка. Почти до конца эпохи 90-х это был один из ведущих российских банков, но обанкротился сразу же после кризиса 1998 года. Что послужило поводом для создания такой ассоциации? В 90-е годы, когда рыночная экономика и коммерческие банки в России только формировались, было «модно» заимствовать любой полезный зарубежный опыт создания или регулирования тех или иных рыночных институтов независимо от того, применим ли этот опыт в России. В частности, на фондовом рынке и в банковском секторе, по мере их формирования, начали создаваться некоммерческие саморегулируемые организации участников того или иного рынка. В частности, одной из таких организаций стала АРБ. В 90-е и «нулевые» годы АРБ содействовала развитию банковского сектора в России, как в информационном, так и в лоббистском плане, способствуя принятию Госдумой законов, регулирующих банковский сектор. Так что активность АРБ в 90-е годы и начале «нулевых» была достаточно конструктивной. Но если учесть, как долго в России в рейтинг надежных банков входили банки ныне беглых олигархов и те банки, которые были признаны банкротами, то нельзя не признать, что АРБ эффективно выполняла свои задачи далеко не всегда.

Взгляд со стороны регулятора: ненадежным здесь не место!

Саморегулируемые организации широко распространены на американском фондовом рынке, достаточно сильное развитие такие организации получили и в других развитых странах Запада. Они выполняют функции «профсоюза» для финансовой сферы, оказывая помощь финансовым институтам в защите их интересов перед государством. В банковском секторе, который, как правило, имеет стратегическое значение для страны, саморегулируемые организации не всегда практикуются. Исключением является Швейцария, где саморегулируемой организации банков переданы фактически некоторые полномочия государственного регулятора – например, выявление в своих рядах наиболее проблемных структур и принятие своевременных мер против того, чтобы трудности одной кредитной организации не превратились в проблемы для всего сектора. Протестующие банки обвиняют нынешнее руководство АРБ именно в том, что АРБ на протяжении всей своей истории делала недостаточно для того, чтобы заранее выявлять проблемные банки и сигнализировать об этом в ЦБ. ЦБ в последние несколько лет активно проводит жесткую политику по отзыву лицензий у ненадежных банков. Если на начало 2000 года в России работало несколько тысяч кредитных организаций, то на начало 2017 года осталось всего 623 банка без учета тех, лицензии у которых были отозваны уже в текущем году.

Важно, что АРБ не только закрывала глаза на факт, что в банковском секторе много проблемных и ненадежных банков, но еще и выступала с критикой ЦБ, который делает все возможное, чтобы навести в банковском секторе порядок

Важно, что АРБ не только закрывала глаза на факт, что в банковском секторе много проблемных и ненадежных банков, но еще и выступала с критикой ЦБ, который делает все возможное, чтобы навести в банковском секторе порядок. Более того, когда в декабре 2016 года у печально известного Татфондбанка начались проблемы, президент АРБ выступил не только в защиту Татфондбанка и его криминального руководства, но еще фактически потребовал от ЦБ помочь этому банку. Вот что он заявлял в декабре 2016 года в интервью:

«Экономическая ситуация прямо располагает к тому, чтобы Центральный банк оказывал Татфондбанку должную поддержку. Так что не стоит поднимать паники —я надеюсь, что ЦБ эту поддержку окажет… Мы знаем, что банк работает давно, имеет хорошую репутацию и все время своего существования находится в руках профессионалов высочайшего уровня… Нет гарантии, что он не мог допустить ошибку или что его не могла подвести клиентура. Ставить в вину нынешнее положение Татфондбанка только ему самому было бы неправильным, потому что нынешняя экономическая ситуация в России подвела многих».

Напомним, что бывший председатель правления Татфондбанка Роберт Мусин уже сидит в СИЗО и в его отношении возбуждено несколько уголовных дел. Поэтому об «ошибках» или о недобросовестной «клиентуре», которая «подводит», говорить сложно. Особенно когда клиентурой являются аффилированные лица.

Руководитель ЦБ выразила обеспокоенность тем, что АРБ «не выражает нетерпимости к фальсификации отчетности, к мошенничеству, к любым нарушениям закона, не осуждает «схемные» операции 

В свете таких выступлений весной текущего года в руководстве Центробанка обратили внимание на то, что АРБ весьма вольно трактует свои функции по защите интересов банков, превращая это в функции лоббирования интересов небольших и не всегда надежных банков. Глава Банка России Эльвира Набиуллина раскритиковала доклад АРБ, в котором содержалась критика ЦБ именно за полезные инициативы регулятора в области банковской реформы и зачистки банковского сектора от ненадежных банков. В частности, руководитель ЦБ выразила обеспокоенность тем, что АРБ «не выражает нетерпимости к фальсификации отчетности, к мошенничеству, к любым нарушениям закона, не осуждает «схемные» операции и не предпринимает попытки выработать стандарты добросовестного поведения… и, более того, от нас требует закрывать глаза на проблемы в банках, а именно это скрывается под постоянно повторяемым требованием АРБ к нам «не отзывать так много лицензий». Позже на съезде АРБ Эльвира Набиуллина открыто назвала Ассоциацию «адвокатом плохих банков».

Мы в данных заявлениях главы ЦБ не видим попыток финансового регулятора каким-либо образом отобрать у АРБ функции саморегулируемой ассоциации банков. Наоборот – ЦБ пытается воздействовать на АРБ с той целью, чтобы Ассоциация начала эффективнее выполнять свою важнейшую функцию по повышению надежности банковского сектора. Однако в АРБ, по всей видимости, выбрали путь 90-х годов – неизбирательно защищать интересы банков. В результате деятельность АРБ, по мнению восьми крупнейших банков страны, в том числе государственных, оказалась оторвана от самых важных интересов банковского сектора, среди которых – укрепление деловой репутации и повышение надежности.

Полагаем, что конфликт крупнейших банков и руководства АРБ является в первую очередь институциональным и в большей степени похожим на «революцию», чем на попытку некоего закулисного переворота.

Дикий капитализм вместе со своими лоббистами может привести рынок к состоянию негативной селекции, когда выживать на рынке будут не самые надежные банки, а те, кто может пролоббировать свои интересы перед регулятором

Старые институты, оправдывающие существование дикого, нерегулируемого рынка, которые маскировались под «саморегулирование», уже должны уйти в прошлое по мере того, как Россия от состояния «экономики переходного периода» перейдет к состоянию «рыночной экономики». В современной рыночной экономике надежность институтов должна стать приоритетом над рыночной стихией. Иначе дикий капитализм вместе со своими лоббистами может привести рынок к состоянию негативной селекции, когда выживать на рынке будут не самые надежные банки, а те, кто может пролоббировать свои интересы перед регулятором. Но только от этого не станет лучше ни вкладчикам банков, ни экономике страны в целом.