— В своем выступлении на IV Южнороссийском микрофинансовом форуме в Ростове-на-Дону вы уточнили, что напрямую Банк России не будет контролировать соблюдение микрофинансовыми организациями базовых стандартов, первые из которых могут вступить в силу уже с 1 июля. Контроль будут осуществлять саморегулируемые организации, а Банк России уже, в свою очередь, будет взаимодействовать с ними. Это действительно так?

— Данный вопрос достаточно подробно регламентирован в 223-ФЗ «О саморегулировании в сфере финансовых рынков». Исходя из норм этого закона, базовые стандарты могут проверяться исключительно СРО и только в отношении своих членов. Банк России при этом вправе проверять то, как сами СРО осуществляют такие проверки. Мы работаем в рамках этой модели.

Первые базовые стандарты для МФО могут заработать с 1 июляЭто будут стандарты по защите прав потребителей и по управлению рисками.

— СРО на рынке микрофинансирования не одна, и, соответственно, подходы к проверкам могут быть разными. Кроме того, еще не все организации в полной мере изучили окончательную редакцию базовых стандартов и просто не успеют подготовиться…

— Действительно, саморегулируемая организация начинает проверять своих членов в порядке, который она определяет самостоятельно. Порядок проведения проверок в силу закона определяет внутренний стандарт СРО, который разрабатывается и утверждается членами СРО самостоятельно. И, теоретически, возможны ситуации, когда в методологии проверки одинаковых требований между разными СРО могут быть различия.

Теоретически, возможны ситуации, когда в методологии проверки одинаковых требований между разными СРО могут быть различия

В отношении срока вступления необходимо учитывать, что, во-первых, ключевые положения базового стандарта были озвучены СРО своим членам еще в прошлом году, во-вторых, для наиболее чувствительных требований в проекте специально предусмотрен переходный период, в течение которого МФО смогут адаптировать свою работу к новым требованиям.

— Как предполагается решать такие проблемы?

— У нас, в рабочем порядке, есть предварительные договоренности со всеми СРО на рынке микрофинансирования о разработке единой методологии проверок базового стандарта защиты прав получателей финансовых услуг. Разумно, если такая методология будет состоять из двух частей. В первой должны быть детально указаны требования к предмету и процедуре проверки: что именно и как должно проверяться в рамках данного стандарта. Вторая часть — это, условно, чек-лист ключевых требований стандарта, с помощью которого организация сама сможет проверить его соблюдение.

Цель базового стандарта – это все-таки не проверки сами по себе, а реальное соблюдение прав потребителе

С нашей точки зрения, цель базового стандарта — это все-таки не проверки сами по себе, а реальное соблюдение прав потребителей и внедрение тех лучших практик, которые уже существуют во многих микрофинансовых организациях. В совокупности и единая методика, и чек-лист позволят избежать проблем и будут способствовать достижению поставленных целей принятия стандарта.

При этом хочу подчеркнуть, что, как мы рассчитываем, и методика, и чек-лист будут публичны и доступны для всех микрофинансовых организаций заблаговременно. МФО должны иметь возможность заранее понимать, что и как им нужно соблюдать, и как это будет проверяться.

Такая детализация процедур не установлена законом, но, на наш взгляд, это своевременная и нужная рынку инициатива.

— Изначально это была идея Банка России или участников рынка?

Очевидно, что установление правил – это первый этап

— Это совместная идея. Очевидно, что установление правил — это первый этап. Не менее важно, как эти правила будут применяться на практике, как организации будут их соблюдать. Обсуждая этот второй вопрос мы с СРО МФО договорились именно по данному стандарту — защиты прав потребителей финансовых услуг — реализовать такую идею.

— Когда появится методика и чек-лист?

— Это исключительно в компетенции СРО. Если говорить о той информации, что есть у нас от самих саморегулируемых организаций, то первый проект такой методики подготовлен. В течение месяца ожидается его согласование между СРО и обсуждение с Банком России. После этого можно будет провести широкое обсуждение методологии проверки базового стандарта с участием всех заинтересованных сторон.

— Пока разрабатывались стандарты, рынок МФО разделился на МФК и МКК. Учитывается ли в последней версии стандартов специфика разных бизнес-моделей, существующих сейчас на микрофинансовом рынке?

— Напомню, что первые стандарты на рынке микрофинансирования появились еще в 2013 году. Эти стандарты готовились в соответствии с предыдущим законом о саморегулируемых организациях — 315-ФЗ, когда саморегулирование для МФО не было обязательным. Они не были едиными для всего рынка МФО. После вступления в силу закона о саморегулируемых организациях в сфере финансового рынка появился новый институт — базовые стандарты. Они едины для всего сектора МФО и обязательны для всех МФО вне зависимости от факта ее членства в саморегулируемой организации.

Специфика различных видов МФО в стандарте учтена

Обсуждение базового стандарта защиты прав получателей финансовых услуг, о котором мы говорим сейчас, началось уже в прошлом году, после разделения рынка на МКК и МФК. Поэтому специфика различных видов МФО в стандарте учтена.

— Приведите примеры, пожалуйста.

— Например, на уровне стандарта существует обязанность иметь свой собственный интернет-сайт. Однако она установлена только для МФК – микрофинансовых компаний. Потому что мы понимаем, что для небольшой организации, если она работает исключительно оффлайн, в одном небольшом населенном пункте, где интернет не всегда и не у всех есть, такая обязанность будет избыточна.

Когда мы говорим о различии в регулировании в зависимости от размера организации, есть важный нюанс. Такие отличия могут учитывать некоторую фактическую специфику деятельности. Но в целом для потребителя не должно быть разницы, с точки зрения защиты его прав и предоставления информации, куда он приходит – в микрокредитную или микрофинансовую компанию. Именно поэтому нормы, которые касаются, например, преддоговорного информирования клиента, правил взаимодействия с ним, едины — вне зависимости от размера организации. И направлены на защиту его прав.

— Нет ли необходимости внести в базовые стандарты требование о раскрытии информации о собственниках либо конечных бенефициарах микрофинансовых организаций?

— В законе «О микрофинансовой деятельности …» уже есть обязанность микрофинансовой организации раскрывать неограниченному кругу лиц информацию о лицах, оказывающих существенное (прямое или косвенное) влияние на решения, принимаемые органами управления микрофинансовой организации. На практике такая информация раскрывается, как правило, на сайтах МФО.

Базовый стандарт не должен дублировать содержание федерального законодательства

Наш общий подход: базовый стандарт не должен дублировать содержание федерального законодательства. Соответственно, второй раз прописывать это в стандарте, с учетом существующей нормы нецелесообразно.

— В базовых стандартах по защите прав потребителей есть ряд указаний, измерить степень и полноту исполнения которых достаточно сложно. Например, обязанность сотрудника информировать клиента о компании, продукте, рисках и многом другом. Или необходимость установки на входе пандусов для инвалидов – это требование пока носит рекомендательный характер, и компании, может быть, вовсе не будут их устанавливать, ссылаясь на необязательность такого требования.

—  Это очень правильный вопрос. Действительно, нет смысла устанавливать правила, если не будет контроля за их соблюдением. Существует несколько способов проверки, которые, в том числе, зависят от характера соответствующих требований. Очевидно, что не все, что касается взаимодействия потребителя и микрофинансовой организации, может быть проверено путем изучения отчетности или формы договора. В этом случае требуются иные формы проверки.

Такой «выход на место» как раз позволяет проверить все самые тонкие моменты

Та модель, которую СРО предложили в проекте базовых стандартов, на текущий момент времени кажется оптимальной. Согласно ей представители СРО с выходом в офис МФО инициируют ситуацию, в которой должна быть совершена сделка. Такой «выход на место» как раз позволяет проверить все самые тонкие моменты, узнать, как происходит фактическое взаимодействие с МФО.

Помимо тех способов, которые есть в 223-ФЗ, во внутренних стандартах СРО, в отношении проверки стандарта защиты прав потребителей модель, которая включает в себя действия, имитирующие подготовку к заключению договора, вполне может быть учтена в качестве способа проверки.

В том, что касается рекомендательных и обязательных требований, есть тоже очень тонкая грань. Если абсолютно все требования вводить сразу и достаточно жестко, это может привести в экономическом смысле к подавлению деятельности компании, сделав ее финансовые услуги вовсе недоступными для граждан. При этом есть рекомендации ОЭСР, которые говорят о том, что регулирование должно не подавлять деятельность, а создавать условия для ее безопасного осуществления и при этом учитывать интересы потребителей. Поэтому по определенным положениям, которые, с нашей точки зрения, могут повлиять на бизнес-модель организации, в стандарте есть ряд переходных периодов. И параллельно есть ряд требований, закрепленных в качестве рекомендательных — по ним возможны различные корректировки с учетом практики применения.

— Как и какие санкции будут применяться к нарушителям базовых стандартов? И каков механизм применения этих санкций? И какие нарушения могут считаться наиболее тяжелыми, какие наименее?

СРО по итогам проверки фиксирует нарушение в специальном акте

— Учитывая, что именно СРО будут проверять микрофинансовые организации и применять санкции, лучше этот вопрос адресовать им. Я только могу сказать о том, что есть в законодательстве. СРО по итогам проверки фиксирует нарушение в специальном акте. Есть определенные процедурные требования, которые направлены на защиту прав микрофинансовых организаций в этой ситуации. И есть коллегиальные органы, контрольный и дисциплинарный комитеты СРО, которые, с учетом обозначенной в законе компетенции, рассматривают факт совершенного правонарушения и принимают решение о тех или иных мерах. В законе есть определенная вариативность мер в зависимости от тяжести нарушения  — начиная от предупреждения и заканчивая штрафом.

— Вы говорили о том, что граждане обычно предпочитают не обращаться с жалобами или претензиями в те микрофинансовые организации, где нарушили их права, а идут сразу в ЦБ. В связи с этим в стандартах прописано требование, в соответствии с которым МФО обязана в течение определенного срока отреагировать на поданную жалобу. Рассчитываете ли вы, что таким образом поток жалоб от граждан, подаваемых напрямую регулятору, снизится? Насколько он может снизиться и, тем самым, разгрузить работу ЦБ в плане претензий?

— В действительности на снижение количества жалоб влияет определенное количество факторов. Это и новые продукты, которые появляются на рынке, и поведение самих МФО, и уровень финансовой грамотности – когда все больше потребителей знают, что они в принципе могут обратиться в ЦБ. С учетом такой многофакторности было бы, наверное, очень самонадеянно давать какие-либо прогнозы. Здесь важно другое. На текущем этапе необходимо создать модель, когда у каждой МФО будет обязанность отвечать на обращение потребителя. И это будет первым шагом к тому, чтобы потребитель мог решить свои проблемы напрямую во взаимодействии с МФО, обратиться в организацию, зная, что его обращение не будет проигнорировано, как это нередко случается сейчас.

В конечном итоге не может быть цели снизить число жалоб в Банк России

В конечном итоге не может быть цели снизить число жалоб в Банк России. Это очень обманчивая и даже ложная цель. В действительности цель состоит в том, чтобы потребитель был удовлетворен, его права были защищены, и он мог рассчитывать на быстрое, оперативное и справедливое разрешение всех разногласий и сложных ситуаций, которые у него могут возникать при взаимодействии с микрофинансовой организацией. Нормы по рассмотрению обращений как раз направлены именно на это.

Именно создание условия для взаимодействия потребителя с поставщиком финансовой услуги, а не на какое-то механическое снижение количества жалоб в адрес регулятора, является целью стандарта защиты прав получателей финансовых услуг.