Родом из Минфина

Белла Ильинична родилась 5 июля 1948 года. Она — коренная москвичка. Ее родители — сотрудники Минфина. Отец проработал в министерстве недолго, а мама трудилась там больше 40 лет.

У Златкис есть сестра Нина. Они, хоть и близнецы, внешне совсем непохожи. Нина — «худенькая и спортивная».

— Мы были послушные девочки. Например, 12 лет учились игре на фортепиано при полном отсутствии музыкального слуха, — вспоминает Белла Ильинична.

Сейчас Нина — профессор Академии бюджета и казначейства Минфина.

— Наших детей (это моя Света и два сына Нины) мы считаем общими, — говорит Златкис.

Один из племянников Беллы Ильиничны — Олег Малис — старший вице-президент телекоммуникационной компании Altimo, другой — Александр — является президентом «Евросети». Характеризуя его, основатель «Евросети» Евгений Чичваркин, сказал, что стиль руководства Малиса «объединяет все хорошее, что можно найти в понятии «цинизм».

Учеба

Златкис закончила Московский финансовый институт по специальности «Финансы и кредит». Попала туда по воле родителей. У нее и у сестры была склонность к точным наукам. Девочки хотели поступать на физфак или в Бауманку, но мама с папой предложили свой вариант. В их выборе сестры не разочаровались: сильные преподаватели дали отличное образование.

Окончила институт с отличием, а как бы между делом были прыжки с парашютом и поездки в стройотряды

— Для моих сокурсников самым сложным предметом была математика. А у меня по ней всегда были «автоматы». Так что проблем с учебой не возникало. До сих пор обожаю, например, экономическую историю. Я окончила институт с отличием, а как бы между делом были прыжки с парашютом и поездки в стройотряды, — рассказала в одном из интервью Златкис.

Начало карьеры

На курсе, где училась Златкис, была примерно треть москвичей. Потом отличники шли работать в Минфин, те, кто послабее, отправлялся в Госбанк, работа в котором считалась скучной. Троечники и двоечники начинали трудиться в Сбербанке за копеечную зарплату.

— После окончания института я (предполагаю, что не без участия мамы) попала в самое интеллектуальное подразделение — в управление финансирования промышленности Минфина РСФСР. Мне сразу же дали курировать три главка — музыкальных инструментов, народно-художественных промыслов и канцелярских товаров. Плюс назначили ответственной за составление бюджета 14 союзных территорий, — рассказывает Белла Ильинична.

Однажды принимала бюджет города Ленинграда

Шел 1970 год. Стартовая зарплата в Минфине была 120 рублей, каждые два года ее повышали на 20 рублей. Коллектив был, мягко говоря, немолодой. Самому юному начальнику было под 50. Это были люди старой закалки, которые гордо откладывали калькуляторы в сторону (они лежали стопкой в углу), а сами использовали в работе обычные счеты.

— Однажды принимала я бюджет города Ленинграда. Сдавать его пришли три роскошные абсолютно уверенные в себе женщины. А я сижу перед ними – девчонка после института. И вдруг говорю: вот здесь и вот тут написано неправильно. Они так на меня посмотрели: мол, глядите-ка, она еще и мяукает, — вспоминает Златкис.

Машины для людей с севера и нечистая сила

После развала Советского Союза картина в Минфине была грустной: «ни кадров, ни документов, ни нормативной базы».

Союза уже нет, машин тоже, но об обещании северяне не забыли

— Однажды смотрю, а под окнами моего кабинета на Ильинке стоят люди с плакатами: «Златкис, Гайдар, Ельцин, верните наши машины!» Господи, думаю, какие еще машины? — рассказывает Белла Ильинична.

Оказалось, что Советский Союз выпустил обязательства на огромное количество (больше миллиона) машин для тех, кто отработал на Крайнем Севере. Союза уже нет, машин тоже, но об обещании северяне не забыли, да и государственные обязательства у них на руках имелись.

— И вот в десять часов вечера мне позвонил министр и сказал, что завтра с утра надо идти к Ельцину с докладом о погашении целевых чеков по автомобилям. Мы с двумя моими заместителями сразу же принялись за дело. Время было позднее. И вдруг один помощник вбегает ко мне с полными ужаса глазами и говорит: «Белла Ильинична, тут сейчас мимо меня какое-то чудовище пролетело, черное, огромное, аж свет затмило», — продолжает Златкис.

Тогда они испугались, конечно. Ночь, три человека во всем здании, да еще и призраки. И сбежать домой нельзя — президент ждет отчет. Когда все доделали и стали расходиться, то увидели в коридоре котенка. Действительно, он был черный-черный, но очень маленький. Вот такая оказалась нечистая сила.

Создание закона о ценных бумагах и рынка ГКО

Белла Златкис — один из авторов законодательства по рынку ценных бумаг.

В 1990 году министром финансов назначили Бориса Федорова (он пробыл в этой должности всего полгода). Его команде поручили написать закон о рынке ценных бумаг. Сейчас это термины привычные, а тогда такие слова были неизвестны даже видным экономистам и уж тем более чиновникам. Законопроекты написали и уже отправили на рассмотрение в правительство. И в это время Федоров уходит из Минфина. Заниматься работой над законом и его реализацией пришлось именно Златкис.

Потом российский рынок ГКО назовут обычной «финансовой пирамидой»

Но больше Белла Ильинична известна развитием рынка государственных краткосрочных облигаций. Ее называют даже «матерью ГКО». С 1993 года с помощью ГКО Минфин мог покрывать дефицит бюджета. На начало 1998 года общий объем ГКО, находившихся в обращении, составлял по номиналу 272 612 млрд руб. Выплаты по ним в два раза превышали доход страны. В августе 1998 года было официально объявлено об отказе от выплат по долговым бумагам. Потом российский рынок ГКО назовут обычной «финансовой пирамидой», которую построило государство.

После объявленного дефолта заниматься реструктуризацией долга по ГКО поручили Златкис. Она работала в составе разных рабочих групп по проведению переговоров с инвесторами, владельцами ГКО, договариваясь о реструктуризации российского долга.

Уход в Сбербанк

После распада СССР Златкис перешла в новое ведомство, которое появилось на базе союзного Минфина. Из-за преимущественно женского состава его прозвали «бабским министерством».

Пять лет, начиная с 1993 года, Златкис руководила департаментом ценных бумаг и финансового рынка Минфина

— Белла Ильинична не очень любила общаться с коммерческими структурами, разными банками, компаниями. Она любила работать в тиши кабинета наедине со своим большим компьютером. Там она ежедневно следила за какими-то котировками, спрэдами и циферками. Попасть к ней на встречу какому-нибудь банкиру или коммерсанту было почти невозможно, — пишет в книге «Как это было у меня. 90-ые» банкир Сергей Васильев.

Пять лет, начиная с 1993 года, Златкис руководила департаментом ценных бумаг и финансового рынка Минфина. Потом — после дефолта 1998-го — возглавила департамент управления государственным внутренним долгом.

Об обрушении рынка ГКО Златкис предпочитает не вспоминать.

— Я многие годы просто не позволяла себе думать об этом. У меня было такое ощущение, будто я всем кругом должна. Я смогла спокойно вздохнуть, только тогда, когда мы начали делать регулярные выплаты по нашим долговым обязательствам, — говорит она.

С 2000 года Белла Ильинична стала замминистра финансов.

— Я решила, что уйду из Минфина, как только погашу последний долг. Эту каторгу я больше не выдержу, — вспоминает Златкис о том времени.

Надеюсь, буду им очень полезна, — комментировала Белла Ильинична смену работы

Последние бумаги, на которые были обменяны ГКО, оплатили в 2004 году. И тогда же Златкис впервые покинула Минфин. Она перешла в Сбербанк, став зампредом крупнейшего банка страны.

— Для меня много значит то, с кем я буду работать. Команду Сбербанка я хорошо знаю: много лет курировала его еще в советские времена, не первый год являюсь членом наблюдательного совета банка. Надеюсь, буду им очень полезна, — комментировала Белла Ильинична смену работы.

Муж

Муж Беллы Ильиничны — латыш. Для него очень важна семья, а самой главной задачей своей знаменитой жены он считает прополку грядок на даче.

— Честно признаюсь, что муж никогда нормально не реагировал на мои поздние возвращения домой. Но определенное понимание у него, думаю, все-таки есть, раз мы до сих пор вместе. Мы неплохо существуем, несмотря на то, что он чрезвычайно ворчливый. В нашем возрасте любовь — достаточно странная вещь. Но наши отношения не изменились с тех пор, когда нам было по 30 лет. Семья — это святое. Мне многие не верят, но я всегда готовлю сама. В моем доме никто никогда не готовил, кроме меня, — рассказывает Златкис.

Дочь

Дочери Златкис — Светлане Берман — сейчас чуть больше 30 лет. Она работает в ЮниКредит Банке.

— В декрете я сидела с упоением. Потом уже мы нашли пожилую няню, которая прожила в нашей семье 14 лет. Домработницей, скорее, я у нее была: готовила, подлизывалась, терпела все ее строгости. Она за это берегла Свету как государственную границу, — делится Белла Ильинична.

В воспитании Златкис придерживалась принципа «не пережми». Например, если требовать от малыша самозабвенно учить иностранные языки, можно ничего не добиться. Белла Ильинична спрашивала ребенка о том, чем ему было бы интересно заниматься, на этих предметах и делали акцент. Такой подход дал хорошие результаты.

— В 17 лет Света поехала на полтора месяца учить язык в Англию. Причем, не в Лондон, а туда, где вокруг не было ни одного русского человека. По возвращении она стала взахлеб читать книги на английском, только на английском смотреть фильмы. Сейчас она выучила уже четвертый иностранный язык, — говорит Златкис.

Любовь к цветам

Раньше я выращивала овощи и фрукты, а сейчас розы

Любимый цветок Беллы Ильиничны — орхидеи. Она сама сажает их на даче. Долго не могла понять, почему они у нее не цветут. Потом прочитала книгу «Выращивание орхидей в необычных условиях». Оказывается, им был нужен стресс. Без него орхидеи цвести отказываются. Было найдено решение и с сопротивляющимся гибискусом, который тоже в итоге стал цвести (оказалось, что это растение надо накрывать голубым пакетом).

— Раньше я выращивала овощи и фрукты, а сейчас розы. Цветут со страшной силой! Правда, муж розы не одобряет, потому что их нельзя съесть, — шутит Златкис.

Книги

Белла Ильинична называет себя книгочеем. Она почти не смотрит телевизор, но очень много читает, причем некоторые книги перечитывает по многу раз. Любимые авторы — Ильф и Петров, О’Генри, Булгаков. Но не классикой единой.

Самое дорогое, что есть у людей, — это время и жизнь

— Я спать не лягу, пока не прочитаю что-то новое о каком-нибудь финансовом инструменте, о том, что происходит в мире. Вот пришла я пусть даже в полночь, сделала что-то дома, с мужем поговорила, но мне все равно нужно почитать. Несмотря на то, что в моем возрасте это уже можно не делать. Все книги о финансовом менеджменте — они не только о менеджменте, а об образе мышления, об образе жизни. Финансовый бизнес приучает мыслить рационально, экономить энергию. Экономят же не только деньги. Самое дорогое, что есть у людей, — это время и жизнь, — напоминает Белла Ильинична.

При подготовке материала использовались фрагменты публикаций изданий «Ведомости», «Известия», «Профиль», Banki.ru, Finparty, Forbes, книги Сергея Васильева «Как это было у меня. 90-ые».

Фото: Владимир Шахиджанян