Активное развитие зарубежного рынка секьюритизации насчитывает несколько десятков лет. Оно связано с созданием в США Government National Mortgage Association (или Ginnie Mae — Государственная национальная ипотечная ассоциация), под эгидой которой в начале 70-х годов прошлого столетия произошла в известном нам виде первая секьюритизация ипотечных бумаг.

В разных странах этот процесс шел по-разному. Например, в Китае первые сделки по секьюритизации активов осуществились еще в 1992 году: тогда была проведена сделка по секьюритизации портфеля ипотечных активов на сумму порядка $200 млн. Однако рынок как таковой сформировался только в 2005 году, а уже в 2008–2009 годах на фоне мирового кризиса сделки по секьюритизации приостановились вплоть до 2012 года.

В Евросоюзе с 2007 по 2013 год таких активов было «упаковано» в облигации на сумму свыше €100 млрд

В России первая сделка по секьюритизации активов состоялась в 2004 году. Выпущенные ценные бумаги подтверждали права на обязательства по будущим экспортным поступлениям от продажи газа ОАО «Газпром». Рынок с тех пор переживал как взлеты, так и падения. В настоящее время активность на рынке секьюритизации весьма невысока.

Сегодня подавляющее большинство сделок проходит в области секьюритизации ипотечных кредитов. В то же время на страницах печатных изданий, в выступлениях на конференциях и презентациях часто можно встретить заявления о необходимости расширения использования различных активов при структурировании сделок, в том числе и кредитов МСБ.

Зарубежный опыт показал, что секьюритизация кредитов малому бизнесу жизнеспособна: в Евросоюзе с 2007 по 2013 год таких активов было «упаковано» в облигации на сумму свыше €100 млрд, при этом число дефолтов по кредитам, выступающих обеспечением, составило менее 0,5%.

В России подобного рынка фактически нет, хотя для его развития отсутствуют законодательные препятствия. В 2013 году приняли Федеральный закон №379-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», который, помимо прочего, ввел понятие специализированного финансового общества и управляющей компании. В 2015 году Национальная фондовая ассоциация совместно с Ассоциацией региональных банков России разработали стандарты для секьюритизации кредитов малому и среднему бизнесу.

Масштабные проекты по секьюритизации сведут к нулю и без того незначительную маржу от сделки или даже могут стать последней каплей в истории их развития

Главные аргументы в пользу выпуска облигаций с обеспечением в виде кредитов МСБ звучат так: этот инструмент позволит банкам наращивать объемы выдачи кредитов, даст возможность «разгрузить» капитал, а также привлечь ликвидность для новых кредитов.

Однако секьюритизация кредитов малому и среднему бизнесу на сегодняшний день фактически представлена первой и единственной дебютной сделкой Промсвязьбанка.

Почему так происходит? Здесь есть несколько причин.

  1. Тезис о доступности и необходимости секьюритизации активов МСБ для малых и средних банков на практике оказывается несостоятельным, поскольку последние несколько лет главной задачей для них является поддержание собственной финансовой устойчивости. Масштабные же проекты по секьюритизации сведут к нулю и без того незначительную маржу от сделки за счет существенных затрат на организацию размещения или даже могут стать последней каплей в истории их развития.
  2. Если реализовать такой проект решит крупный банк, то он, обладая опытом в секьюритизации иных активов, сможет структурировать сделку и фактически организует размещение. Но эффект от сделки не всегда очевиден: подбор однородного портфеля — задача на сегодняшнем рынке нетривиальная. При этом существенные резервные требования в отношении младшего транша, а также высокие дисконтные требования со стороны Банка России (50%), несмотря на установление инвестиционных рейтингов международными рейтинговыми агентствами, как в случае с секьюритизацией кредитного портфеля МСБ Промсвязьбанка, делают сделку еще менее эффективной и для банка-оригинатора, и для инвесторов.
  3. Для государства не всегда можно подобрать точный критерий эффективности развития рынка секьюритизации кредитов малому и среднему бизнесу. При оказании методологической (на уровне законов) и фактической (например, на уровне возможности совершения сделок РЕПО с МСП-банком по секьюритизированным облигациям сегмента МСП) поддержки отсутствуют гарантии того, что потенциальные банки-оригинаторы будут вкладывать привлеченные средства в развитие сегмента МСБ.

В качестве одной из альтернативных идей поддержки малого и среднего бизнеса можно предложить расширение полномочий создаваемой Национальной гарантийной системы и предоставление институтами развития (Корпорация МСП, Банк МСП, региональные фонды) гарантий, обеспечивающих обязательства компаний сегмента МСБ по выпускаемым ими облигационным займам. Это позволит не отвлекать денежные средства на реализацию данных сделок, существенно расширит базу инвесторов для предприятий, которые уже больше тяготеют к среднему бизнесу, снизит ставки заимствований. В результате серьезно повысится прозрачность рынка, который станет выгодным как для заемщиков, так и для кредиторов.