С тех пор как экс-банкира в январе 2016 года признали банкротом, его бывшая жена неустанно прилагает усилия, чтобы нажитое совместным трудом семейное имущество не ушло в руки посторонних кредиторов. Но поддержки в судах Елена Алякина пока не находит.

Московский арбитражный суд отказался включить в реестр требований кредиторов Алякина задолженность в размере 1 миллиарда рублей по алиментам, которые бизнесмен до своего банкротства пообещал выплатить супруге на воспитание детей

На днях стало известно, что московский арбитражный суд отказался включить в реестр требований кредиторов Алякина задолженность в размере 1 миллиарда рублей по алиментам, которые бизнесмен до своего банкротства пообещал выплатить супруге на воспитание двух несовершеннолетних на тот момент детей. Сейчас сыну Алякиных 20 лет, а дочке – 15.

Обещание было оформлено соглашением от 24 апреля 2013 года, которое супруги заключили, еще находясь в браке. Арбитражный суд в ходе рассмотрения заявления Алякиной привлекла не только внушительная сумма алиментов, указанная в соглашении, но и время его подписания – всего за несколько месяцев до подачи Алякиным заявления о собственном банкротстве.

Кредиторы банкира выступили против включения гигантского долга по алиментам в реестр требований кредиторов. Один из них – представленный Агентством по страхованию вкладов ПВ-банк, долг перед которым около 170 миллионов рублей, – попросил суд признать соглашение между Алякиными ничтожной сделкой. По мнению кредитора, это была подозрительная сделка, направленная на вывод активов из конкурсной массы.

В законе о банкротстве подозрительными называются сделки должника, совершенные им в течение трех лет до принятия судом заявления о его банкротстве либо после принятия такого заявления, при условии, что сторонами такой сделки был сознательно причинен вред другим кредиторам.

Суд согласился с доводами ПВ-банка. Заявление Алякина о собственном банкротстве поступило в арбитраж Москвы в августе 2013 года, и на момент заключения соглашения об алиментах, как указал суд, Алякин уже обладал признаками неплатежеспособности, его имущества было недостаточно для того, чтобы исполнить обязательства по сделке с женой.

Суд также установил, что в случае включения в реестр требований Алякиной по алиментам эти требования будут удовлетворены в первую очередь, что с учетом их размера и стоимости имущества Алякина "исключит даже частичное удовлетворение требований иных кредиторов".

На момент объявления Алякина банкротом в реестр требований были включены долги на 624 миллиона рублей, в число кредиторов входили Связь-банк, Интеркапитал-банк, ПВ-банк, МАСТ-банк. Позже, но до подачи требования Елены Алякиной, суд включил в реестр требования еще на 1 миллиард рублей.

Между тем, общая стоимость недвижимого имущества, находившегося в общей совместной собственности супругов Алякиных по состоянию на октябрь 2014 года, составляла только 644 миллиона рублей, причем часть этой недвижимости была приобретена уже после подписания соглашения об алиментах.

"Таким образом, оспариваемая сделка… была направлена на причинение вреда имущественным правам кредиторов, является злоупотреблением правом", - пришел к выводу столичный арбитраж.

Отдельно суд проанализировал размер алиментов, указанных в соглашении. Они рассчитывались как третья часть доходов Алякина за вычетом НДФЛ. Суд признал неправомерным то, что при этом не учитывались расходы экс-банкира. А они были существенными. Так, в 2012 году при доходах более 1 миллиарда рублей расходы, включая налоги, составили около 994 миллионов рублей, в 2011 году эти цифры – 1,7 миллиарда и 1,6 миллиарда рублей соответственно, в 2010-м – 401 миллион и 390 миллионов рублей.

Суд, отказывая Алякиной, также отметил, что брачные отношения между супругами были прекращены решением мирового судьи только с мая 2015 года, а Семейным кодексом не предусмотрено обязательство супруга выплачивать алименты за период, предшествовавший прекращению брачных отношений.

Это не первая попытка Елены Алякиной повлиять на ход процедуры банкротства бывшего мужа. Ранее она пыталась изменить порядок продажи принадлежащих Алякину трех нежилых помещений в башне «Федерация» в Москва-Сити

В результате суд признал соглашение об алиментах недействительным. "Цель, которую стороны желали достигнуть, заключалась в фактическом выводе большей части имущества должника с целью причинения вреда кредиторам должника, что является основанием для признания указанного соглашения мнимой сделкой", — резюмировал суд.

Это не первая попытка Елены Алякиной повлиять на ход процедуры банкротства бывшего мужа. Ранее она пыталась изменить порядок продажи принадлежащих Алякину трех нежилых помещений в башне «Федерация» в Москва-Сити, находящихся в залоге у Связь-банка. Финансовый управляющий определил начальную стоимость продажи в 161 миллион рублей. Но, по мнению Алякиной, вырученную сумму можно было бы увеличить, если продавать помещения не одним лотом, а по отдельности. Суд, однако, пришел к выводу, что именно продажа одним лотом смежных помещений на 50-м этаже башни направлена на скорейшую реализацию имущества по максимально возможной цене.

Не удалось Алякиной добиться и исключения из конкурсной массы бывшего мужа жилого дома и земельного участка в Щелковском районе. Она ссылалась на то, что этот дом является единственным пригодным для проживания помещением семьи должника, но суд посчитал этот факт недоказанным. Также суд отказал самому Алякину в исключении из конкурсной массы трехкомнатной квартиры на Гологолевском бульваре в Москве.

Алякин ранее был акционером МАСТ-банка, Юникорбанка, Интеркапитал-банка, банков «Окский», «АБ-финанс», «Пушкино», «Кедр»

По данным Единого реестра сведений о банкротстве, на конец апреля в перечень имущества Алякина, выставляемого на торги, входит 59 позиций, не считая помещений в Москва-Сити.   Управляющему предстоит продать 22 квартиры и 4 нежилых помещения в подмосковном Щелкове, две квартиры в Москве, жилое помещение в Белгороде, 6 земельных участков в Московской и Калужской областях, 5 жилых домов, помещение банка в Московской области, а также доли в нескольких компаниях.

Арбитражный суд Москвы в январе 2016 года признал Алякина банкротом и открыл процедуру реализации его имущества. Алякин ранее был акционером МАСТ-банка, Юникорбанка, Интеркапитал-банка, банков «Окский», «АБ-финанс», «Пушкино», «Кедр». 

Отзыв в сентябре 2013 года лицензии у подмосковного банка «Пушкино» стал крупнейшим на тот момент страховым случаем для АСВ с выплатами вкладчикам более 20 миллиардов рублей. «Пушкино» до февраля 2013 года связывали с Алякиным, известным также по несостоявшейся покупке компании Potok (ранее Mirax) у Сергея Полонского.