Как оптимизировать растущие расходы на legal collection — можно назвать одним из главных вопросов года в сфере взыскания. Новый закон «О защите прав физлиц при взыскании» 230-ФЗ вынуждает банки, МФО и коллекторов передавать дела должников в суды на более ранних этапах просрочки и в больших объемах.

После того как Сбербанк заявил, что переходит на юристов-роботов, многие банки «подпрыгнули»

По прогнозам экспертов, в 2017 году количество судебных дел, связанных с кредитными отношениями, увеличится не менее чем в 1,5 раза, с 3 млн до 4,5–5 млн дел. При планировании бюджетов на этот год многие кредиторы уже заложили увеличение расходов на судебное взыскание в два-три раза. Какие же есть способы снизить себестоимость legal?

После того как Сбербанк заявил, что переходит на юристов-роботов, многие банки «подпрыгнули»: Сбер переходит, а мы почему нет? Если совсем недавно можно было говорить, что в 70% банков судебное взыскание по-прежнему «ручная работа», себестоимость которой может достигать 700–850 рублей за одно дело, не считая расходов на госпошлину, то сейчас ситуация стремительно меняется. Вслед за флагманом многие кредиторы озаботились отсутствием эффективно организованного электронного документооборота и тем, что почти вся работа с ведением архива, с подготовкой документации для суда, с возвращающимися документами ведется в бумажном виде. Активизировались и МФО, особенно быстро автоматизируют судебное взыскание те, кто и займы выдает в режиме онлайн.

Для оптимизации бизнес-процессов возможны два решения

В первую очередь в сфере судебного взыскания подлежат автоматизации такие операции, как формирование пакета документов для подачи дела в суд, определение подсудности, расчет и оплата госпошлины, взаимодействие с почтой, сбор информации о результатах судебного разбирательства, переписка с судом и ФССП. Основная часть проблем связана с тем, что у многих кредитных организаций документы по должнику не сканируются на стадии кредитного договора. В результате вопрос оцифровки встает уже на стадии подготовки к судебному обращению.

Для оптимизации этих бизнес-процессов возможны два решения: создание собственной IT-системы или передача части функционала по судебному делопроизводству на аутсорсинг, то есть привлечение юридической компании, у которой эти процессы уже автоматизированы. У каждого варианта свои плюсы и минусы. При этом многие крупные банки пока заявляют о том, что планируют идти по первому пути — самостоятельной разработки IT-решений для автоматизации судебки. Выгоден ли этот путь всем кредиторам? Разберем плюсы и минусы обоих вариантов.

Вариант 1. Автоматизация судебного взыскания на основе собственной IT-системы

Плюсы. Может быть самым удобным решением, максимально учитывающим все потребности кредитора и особенности его бизнес-процессов. Высокая интеграция с банковским ПО может обеспечить наибольшую прозрачность всех процессов судебного взыскания даже на уровне операциониста. При разработке можно учесть большое количество разных потребностей — не только самого взыскания, но и по аналитике, финансовому учету, бухгалтерии. Этот вариант дает самый высокий уровень контроля и оперативности решений в судебной стадии взыскания.

Минусы. Для того чтобы полностью реализовать эти «плюсы» в средней или крупной организации, может потребоваться большой бюджет на IT. А значит, риски реализации этого проекта и цена ошибки при формировании ТЗ довольно высоки.

К сожалению, на рынке пока нет идеального IT-продукта для судебного взыскания, который можно было бы купить в готовом виде, установить и забыть про эту проблему. Любую самую коробочную версию все равно придется основательно допиливать. Чаще всего такие продукты необходимо покупать на стадии исходного кода и приспосабливать под себя.

Если банк небольшой, минимальный функционал несложно доделать и интегрировать в свою систему, расходы тут могут быть невелики. Для средней кредитной организации расходы на автоматизацию могут оказаться уже гораздо более болезненными, особенно если речь идет о сложных, интеллектуальных современных IT-системах.

Цена вопроса растет еще и потому, что судебные IT-продукты очень разносторонние, они требуют очень разных компетенций программистов. Конечно, команда «Сбертеха» может с ними справиться, но другим банкам в таких ситуациях не хватит даже самых сильных штатных IT-специалистов или команды программистов на аутсорсе (разве что очень крупной и дорогой).

Тронешь один элемент, придется переделывать все, интегрировать новую систему со всеми остальными

Наша компания, например, вынуждена работать с десятью группами разных программистов, потому что одни умеют качественно сканеры интегрировать с системой, другие отвечают за электронные ключи, кто-то делает классные веб-сервисы, веб-формы и т. д.

Для больших банков потратить 10–50 млн рублей на автоматизацию, конечно, не проблема. У них чаще возникает другое препятствие — сложно автоматизировать только судебное взыскание, потому что в крупном банке не одна IT-система, а много, и все это похоже на одеяло из заплаток. Тронешь один элемент, придется переделывать все, интегрировать новую систему со всеми остальными. Поэтому до сих пор иногда популярен принцип «работает — не трогайте, сидите и делайте таблички в Excel». Если в банках такого уровня все-таки начинается модернизация, покупается какое-то комплексное, глобальное решение, а не отдельный сегмент судебки. При этом формирование технического задания, долгое согласование и поиск оптимального решения обычно приводят к тому, что большой набор функций, полезные возможности и удобный интерфейс уступают компромиссу, предложенному программистами, что по факту приводит к тому, с чего начали: персонал продолжает работать в Excel, так как это удобнее.

С автоматизацией всегда есть такой риск — купить волшебную палочку, но не научиться ей пользоваться

Еще один минус автоматизации — вложенные средства могут не окупиться. Один из знакомых банкиров решил провести автоматизацию, потому что надо было срочно просудить крупный долговой портфель. Банк потратил 800 млн рублей и внедрил качественную IT-систему, создал свой юридический центр, набрал и обучил людей. Однако долговой портфель закончился. Мало того, и сам банк санировали, и он перестал массово выдавать кредиты. С автоматизацией всегда есть такой риск — купить волшебную палочку, но не научиться ей пользоваться. Очень часто при внедрении legal-автоматизации не учитываются сроки окупаемости, что странно.

Собственная автоматизация — это консерватизм возможностей. Даже если на стадии формирования технического задания удалось заложить все современные тенденции и возможности, то уже в процессе реализации будущая legal-система сильно устареет, так как изменения на рынке происходят каждый день. А будучи внедренной, система в банках не меняется минимум три-пять лет, а то и 15. Соответственно, разрабатывая собственное ПО, юристы банка «обречены» работать на устаревшем программном обеспечении. Мне известен только один банк, который, имея в штате достаточно программистов, постоянно дорабатывает свою legal-систему, но несет постоянные затраты на поддержание такого процесса.

Вариант 2. Отдать часть функционала по судебному взысканию на аутсорсинг

Компаний, предлагающих соответствующие услуги (в формате загрузки документов через определенный сайт или сервис), пока немного, однако этот сегмент активно развивается.

Плюсы. Можно быстрее стартовать и быстрее запустить автоматизированные процессы, минуя процесс разработки IT-решений и не вкладываясь в них. Можно получить опыт специалистов с большими компетенциями, знающими, как решаются проблемы судебной практики не только в одном банке, а как это сделать оптимальнее. Аутсорсинговая компания черпает опыт с разных сторон и может обеспечить больше функционала. Там они пытаются быть лучше себя. Аутсорсеры более открыты и гибки к инновациям и постоянно ищут новые возможности сделать судебное взыскание не только автоматизированным, но еще более качественным, быстрым, дешевым. У банков для такого поиска гораздо меньше мотивации. Кроме того, конкуренция заставляет аутсорсеров все время снижать цены. Таким образом, банк, не вкладывая дополнительных средств, использует современные возможности судебного взыскания.

Для начала компания-аутсорсер может отсканировать весь бумажный архив кредитора. Затем может принять на себя весь цикл или отдельные этапы судебного взыскания — подготовку пакетов документов для суда (включая расчет задолженности, расчет и оплату госпошлины, определение подсудности и т. д.), переписку с судом и судебными приставами и внесение результатов в электронную базу. В итоге при сохранении объемов подачи и получения судебных дел себестоимость взыскания существенно снижается, обычно в два-два с половиной, а иногда и в три раза.

Аутсорсинг более безопасен, чем IT-инвестиции, с точки зрения окупаемости средств в условиях нестабильных объемов взыскания

Аутсорсинг подходит для тех кредиторов и взыскателей, кто еще не понял, что и как ему нужно автоматизировать, да и нужно ли вообще. Привлекая аутсорсинг, можно отложить на время вопрос о модернизации собственной IT-системы — у подрядчика чаще всего уже есть свой автоматизированный сервис. Аутсорсинг более безопасен, чем IT-инвестиции, с точки зрения окупаемости средств в условиях нестабильных объемов взыскания: платить придется только за те объемы работы, которые выполнены по факту. Естественно, также снижаются расходы на персонал и управление юридическим департаментом.

Минусы. Для начала работы с аутсорсером недостаточно только передать ему реестр должников, как на досудебной стадии. Необходимо изменить внутренние бизнес-процессы, наладить сканирование и выгрузку кредитных досье, выписок и расчетов. Обеспечить взаимодействие аутсорсера с различными службами и обмен документами на протяжении всех процессов взыскания, при этом четко разграничив полномочия и ответственность каждой стороны, так как речь идет о юридически значимых фактах. Не полностью прописанный порядок взаимодействия ведет к накладкам. Например, так один аутсорсер банка направил массовые жалобы на бездействие тех судебных приставов-исполнителей, которые были погружены в более сложные взыскания для того же банка. Надо ли говорить, что юристы этого банка были недовольны.

С другой стороны, для эффективного взаимодействия с подрядчиком желательно доработать ПО банка на выгрузку и загрузку данных, что тоже требует дополнительных затрат. Однако если привести этот механизм к единому стандарту, то со всеми аутсорсерами можно работать по одному протоколу и иметь полную информацию в любой момент.

Полная зависимость от подрядчика не всегда удобна и комфортна для кредиторов в таком значимом вопросе, как legal collection. Уровень прозрачности и интеграции с внутренним программным обеспечением банка может быть значительно ниже, чем с собственным ПО, что не позволяет полностью контролировать процесс.

Есть еще вариант 3. Совмещение обоих решений

Есть функционал, который кредитору в любом случае стоит автоматизировать в рамках внутренней IT-системы

Это уже давно вошло в практику банков и МФО. Например, на этапе досудебного взыскания есть как внутренний collection, так и три-четыре подрядчика на аутсорсинге, которых можно сравнивать по эффективности работы и передавать им возникающие излишки объемов. Такой же нормой может стать и частичный аутсорсинг на стадии legal collection.

Наверное, есть функционал, который кредитору в любом случае стоит автоматизировать в рамках внутренней IT-системы. Например, выгрузку досье, расчет задолженности, оформление выписки, выгрузку информации в удобном виде. Эти документы нужны как для штатных юристов, так и для аутсорсера. Более сложные и трудоемкие вещи типа электронного документооборота с судами и приставами или искусственный интеллект в части анализа документов и судебных решений, сбор базы судов лучше не покупать и не разрабатывать самостоятельно, а отдавать на аутсорсинг.

В любом случае какой бы вариант оптимизации расходов ни выбрала компания, собственную IT-систему или аутсорсинг, не стоит терять времени. Сейчас самый подходящий момент, чтобы проанализировать и улучшить бизнес-процессы — к росту объемов судебного взыскания лучше подготовиться заранее. По крайней мере, составить план постепенного избавления от hand made.

Таблица 1. Бизнес-процессы в судебном взыскании, которые могут быть автоматизированы и которые автоматизируются на практике

� — у ряда операторов рынка реализовано