В конце прошлого века иностранцам разрешалось занимать до 25% нашего рынка. Затем этот барьер отменили, когда в начале XXI века на волне активного кредитования физических лиц в Россию приходили как классические международные банки, так и банки, например, принадлежащие автомобильным концернам, чья задача — обеспечивать рост продаж автомобилей этого концерна на новом рынке.

Банк России констатирует: по состоянию на 1 января 2017 года лицензию на осуществление банковских операций имели 174 кредитные организации с участием нерезидентов. К январю 2017 года доля нерезидентов, включая все иностранные инвестиции, в совокупном оплаченном уставном капитале всех действующих кредитных организаций уменьшилась на 0,33 процентного пункта и составила 16,57% против 16,9% на 1 января 2016 года.

Если смотреть на количество банков с частичным участием иностранного капитала, то в 2011 году их было 230, сейчас уже 137

Доля в капитале банковской системы, как и число «настоящих» иностранных дочек, снижается в России уже несколько лет. Причин несколько: финансовые проблемы материнских компаний и их фокусировка на домашних рынках; санкции, ухудшение инвестиционного климата в России, ужесточение регулирования; протекционистская политика в отношении государственных банков, их доминирование в банковской системе. Эти причины перечисляет младший директор по банковским рейтингам агентства «Эксперт РА» Вячеслав Путиловский.

Присутствие банков с иностранным капиталом в России сокращается, что наглядно подтверждает статистика: если в 2011 году в России работало 77 кредитных организаций со стопроцентным иностранным капиталом, или 33,5% от общего числа банков, то на текущий момент их количество сократилось до 67 (или 38,3% от общего количества), соглашается с мнением Путиловского руководитель информационно-аналитической службы ИА «Банки.Ру» Сабина Хасанова. Если смотреть на количество банков с частичным участием иностранного капитала, то в 2011 году их было 230, сейчас уже 137. Сокращается как количество банков с иностранным капиталом, так и их доля в капитале банковской системы. В 2011 году доля нерезидентов в капитале банковской системы составляла 28%, а сейчас она уменьшилась до 16,6%.

Сокращение числа иностранных банков в России, на взгляд аналитического отдела ИА «Банки.ру», связано как с ухудшением инвестиционного климата, так и в целом с отсутствием какой-то стабильности и определенности у инвесторов — непониманием того, что же в нашей стране будет дальше.

Как они закрывали к нам дверь

Самый большой коэффициент P/BV был зафиксирован при покупке венгерским OTP Bank Инвестсбербанка в 2006 году — 5,79

Основные проблемы, которые встают, когда та или иная финансовая группа уходит с российского рынка, таковы: репутационные риски для «мамы», то есть дочерний банк не должен допустить неисполнения обязательств и одновременно не должен оказаться использованным для «отмывания» денег. Есть и причина финансовых рисков: как правило, материнская структура не готова показывать низкое качество и «токсичность» российских активов, говорит Путиловский. Он также напоминает, что те времена, когда продажа и покупка банков в России сопровождались рекордными мультипликаторами по отношению цены покупки к капиталу банка, остались в «нулевых» годах текущего века. Самый большой коэффициент P/BV, где P — это цена сделки, а BV (book value) — капитал банка на момент покупки, был зафиксирован при покупке венгерским OTP Bank Инвестсбербанка в 2006 году — 5,79.

Основных путей выхода с банковского рынка России два: продажа банка надежному покупателю (российскому или нерезиденту) и ликвидация «дочки». Последним путем, то есть прямой сдачей лицензии, воспользовались нидерландский Rabobank, скандинавские Svenska Handelsbanken, Swedbank, напоминает Путиловский. Другие дочки инобанков сознательно ограничиваются узкими нишами, например Нордеа банк, который закрыл в 2015 году в России розничное направление. Недавно банк и вовсе продал работающий портфель потребительских кредитов Совкомбанку. Другие банки, как и прежде, топчутся на рынке автокредитов, это банки автоконцернов: БМВ-банк, Тойота-банк, РН-банк.

Из-за перечисленных выше рисков работы в России для успешного выхода с рынка инобанку необходима структура-«первозакрыватель», то есть покупатель, который обеспечит закрытие указанных рисков для иностранного акционера. Классический пример — деятельность банкира Игоря Кима (КБ «Восточный» и Экспобанк), который за несколько лет помог уйти с российского рынка британским Royal Bank of Scotland, Barclays, немецкому WestLB AG, испанскому Banco Santander SA, американскому JP Morgan Stanley, вспоминает Вячеслав Путиловский.

Обычным в таких случаях является значительный дисконт, с которым приобретаются иностранные «дочки» у прежних владельцев

Еще один пример — Совкомбанк, через который «на выход» отправились американская GE (Джи-и мани банк), индийский ICICI Bank (Ай-си-ай-си-ай банк), турецкий Garanti Bank (Гаранти банк — Москва). Сделка по приобретению Гаранти банка должна быть закрыта в ближайшие дни.

Вячеслав Путиловский вспоминает и сугубо российские Генбанк и РНКБ, которые скупили активы украинских банков после присоединения Крыма. Обычным в таких случаях является значительный дисконт, с которым приобретаются иностранные «дочки» у прежних владельцев.

Немного странной статистики

Участники финансового рынка вроде бы уже и привыкли к тому, что банки с иностранным капиталом — довольно прозрачные структуры в форме ПАО. Но не тут-то было. 37 кредитных организаций (21,3%) из числа этих инобанков зарегистрированы в форме обществ с ограниченной ответственностью (ООО). Форму ПАО имеют 137 кредитных организаций с участием нерезидентов.

Две кредитные организации (1,1%) с иностранным акционерным капиталом имеют лицензию на осуществление банковских операций только в рублях

91 кредитная организация с участием нерезидентов (52,3% от их общего количества) имеет генеральную лицензию на работу в России, то есть они могут заниматься всем спектром финансовой деятельности, не противоречащей нормам банковского труда. 81 кредитная организация (46,6%) имеет лицензию на осуществление банковских операций в рублях и иностранной валюте, а две кредитные организации (1,1%) с иностранным акционерным капиталом имеют лицензию на осуществление банковских операций только в рублях.

Лицензию на привлечение во вклады денежных средств физических лиц имеют 146 кредитных организаций (83,9%), 65 кредитных организаций (34,7%) имеют лицензию на привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов.

Первым «иностранцем» в современной банковской истории стал Дойче банк, который открыл представительство в Москве в 1972 году, когда в России еще можно было работать иностранным банкам в форме представительства. А вот первый банк с иностранным капиталом, который получил лицензию в России, это Международный московский банк, ныне известный всем как банк «Юникредит». Об этом сам за себя говорит и номер лицензии этого банка — первая (№1), вспоминает Вячеслав Путиловский.

Путиловский отмечает, что корректно говорить о «настоящих» иностранных дочках, когда конечными бенефициарами являются иностранные финансовые структуры или граждане. Помимо них есть некоторое число банков, которые формально имеют иностранных акционеров, однако основными бенефициарами являются лица-резиденты РФ. Речь идет о таком «сугубо», в нашем понимании, российском банке, как, например, Совкомбанк: им владеет компания с ограниченной ответственностью «Совко капитал партнерс Би-ви» (Нидерланды) в размере 100%. Да и наш российский Тинькофф банк полностью принадлежит «Ти-си-эс груп холдинг Пи-эл-си», зарегистрированной на Кипре. И все же они не уйдут от нас совсем

По оценкам аналитического отдела ИА «Банки.ру», при сохранении текущей ситуации и конъюнктуры, массовых или громких уходов с рынка быть не должно

Важно отметить, что интерес иностранцев к российскому банкингу сохраняется: сокращение иностранных дочек плавно растянуто во времени, факта разовых массовых уходов в последние год-два также зафиксировано не было, говорит Сабина Хасанова. «А если вспомнить события 2016 года, то можно говорить о том, что нас буквально чуть не покинул еще один банк, ведь в СМИ активно обсуждалась продажа Кредит Европа банка в связи с обострением отношений России и Турции. Однако как только конфликт в отношении двух стран был урегулирован, Credit Europe Bank NV отказался от продажи своей дочки, хотя потенциальный покупатель на этот актив был»,— отмечает аналитик. На текущий момент этот банк в России успешно работает, продолжая фиксировать положительный финансовый результат. По оценкам аналитического отдела ИА «Банки.ру», при сохранении текущей ситуации и конъюнктуры, массовых или громких уходов с рынка быть не должно.

В целом иностранные банки всегда выгодно отличались высоким качеством активов и капитала, вкупе с более дешевым фондированием и наработанными практиками риск-менеджмента, констатирует Сабина Хасанова. Технологии у этих банков сильные, их гибкости нам еще учиться и учиться, да и большинство из них имеют прочные позиции на рынке.

А политика зачистки рынка, сопровождаемая порой уходом с него даже очень крупных банков, сильно сужает круг доверия клиентов кредитных организаций, вынуждая их выбирать между государственными, самыми крупными банками страны и иностранными банками. Так что услуги инобанков в ближайшие годы будут востребованы у российских компаний и граждан.