Совет директоров Банка России на своем заседании 24 марта 2017 года принял решение снизить ключевую ставку до 9,75% годовых. При этом в ЦБ отмечают, что инфляция замедляется быстрее, чем прогнозировалось, и это происходит на фоне восстановление экономической активности.

Банк России допускает возможность постепенного снижения ключевой ставки во II–III кварталах текущего года

Инфляционные риски несколько снизились, но не исчезли совсем и сохраняются на повышенном уровне. В ЦБ прогнозируют, что при сохранении умеренно жесткой денежно-кредитной политики целевой уровень инфляции в 4% будет достигнут к концу 2017 года.

Банк России допускает возможность постепенного снижения ключевой ставки во втором-третьем кварталах текущего года. Следующее заседание совета директоров Банка России, на котором будет рассматриваться вопрос об уровне ключевой ставки, запланировано на 28 апреля 2017 года. «Если говорить в целом о среднесрочной перспективе, то мы будем снижать ключевую ставку постепенно, возможно, с некоторыми паузами, сохраняя при этом умеренную жесткость денежно-кредитной политики. Мы будем ориентироваться в первую очередь на опорные заседания, когда мы обновляем и публикуем макроэкономический прогноз, на основе которого принимаем решение. При этом не исключаем принятие решений и на промежуточных заседаниях», — отметила глава Банка России.

Принимая решение о снижении ключевой ставки, Совет директоров Банка России исходил из следующего.

Динамика инфляции. Инфляция снижается быстрее, чем прогнозировалось. За первые двадцать дней марта годовые темпы прироста потребительских цен сократились до 4,3% с 5,0% в январе 2017 года.

Существенный вклад в торможение инфляции вносит сохранение интереса внешних инвесторов к вложениям в российские активы

В конце 2016 года инфляция составляла 5,4%. В феврале 2017 года продолжилось замедление роста цен по всем основным группам товаров и услуг, а также снижение показателей месячной инфляции с исключением сезонности. Инфляция замедляется на фоне роста курса рубля, который укрепляется на более высоких, чем ожидалось, нефтяных котировках. Существенный вклад в торможение инфляции вносят сохранение интереса внешних инвесторов к вложениям в российские активы и снижение страновой премии за риск. В результате высокого урожая в 2015–2016 годах выросли запасы сельскохозяйственной продукции, что привело к значительному замедлению продовольственной инфляции и снижению цен на плодоовощную продукцию. В дальнейшем вклад в замедление инфляции таких факторов, как изменение курса и хороший урожай, может уменьшиться. «Мы учитывали это, выбирая масштаб снижения ключевой ставки»,— предупредила председатель ЦБ РФ.

Домашние хозяйства в основном продолжают придерживаться сберегательной модели поведения. Это отражается и в динамике депозитов. «Стимулы к сбережениям поддерживаются положительными реальными процентными ставками»,— сообщила Эльвира Набиуллина.

При этом наметились признаки оживления потребительской активности, а заработные платы растут как в номинальном, так и реальном выражении. В этой ситуации, по мнению совета директоров ЦБ, динамика потребительского кредитования уже не несет инфляционных рисков. Заметное замедление инфляции будет способствовать дальнейшему снижению инфляционных ожиданий населения и бизнеса. По прогнозу Банка России, с учетом принятого решения и сохранения умеренно жесткой денежно-кредитной политики годовой темп прироста потребительских цен снизится до 4% до конца 2017 года и будет поддерживаться вблизи указанного целевого уровня в 2018–2019 годах.

Денежно-кредитные условия. Положительные реальные процентные ставки будут поддерживаться на уровне, который обеспечит спрос на кредиты, не приводящий к повышению инфляционного давления, а также сохранит стимулы к сбережениям. Постепенное снижение номинальных процентных ставок и смягчение неценовых условий банковского кредитования продолжится. В первую очередь это коснется надежных заемщиков, учитывая сохранение консервативной политики банков. Операции Минфина по покупке иностранной валюты на валютном рынке не оказали заметного влияния на динамику курса рубля в связи с преобладанием факторов в пользу его укрепления. Краткосрочные инфляционные риски, связанные с началом проведения указанных операций, не реализовались.

Ситуация на валютном рынке остается стабильной

«Когда мы принимали решение по ставке в феврале, Минфин еще не приступил к проведению операций на валютном рынке в рамках бюджетного правила. Их влияние на динамику курса рубля было сложно оценить. Покупка иностранной валюты Минфином могла вызвать краткосрочное ухудшение курсовых и инфляционных ожиданий. Учитывая в том числе эти риски, тогда мы ужесточили риторику. Сейчас мы видим, что ситуация на валютном рынке остается стабильной. Операции не оказали значимого влияния на курс рубля в условиях, когда преобладали факторы в пользу его укрепления»,— признала Эльвира Набиуллина.

Экономическая активность. Восстановление экономической активности происходит быстрее, чем ожидалось. Согласно обновленным данным Росстата, глубина спада в российской экономике в 2015–2016 годах оказалась меньше, а оживление началось раньше, чем прогнозировалось.

Банк России закладывает в свой прогноз снижение цен на нефть до $40 за баррель к концу 2017 года

Если сравнивать ситуацию с кризисом 2008–2009 годов, когда снижение ВВП в целом составило более 10%, то в 2015–2016 годах сокращение ВВП было чуть более 3% при сопоставимом снижении цен на нефть. Дополнительную оценку можно будет сделать в апреле, когда Росстат опубликует уточненную статистику за 2016 год, сообщила глава ЦБ.

Исходя из консервативного подхода к формированию базового сценария, Банк России закладывает в свой прогноз снижение цен на нефть до $40 за баррель к концу 2017 года. Среднегодовая цена на нефть в этом случае составит около $50 в 2017 году, то есть заметно выше, чем в предыдущем варианте сценария. Сейчас сложно сказать однозначно, будут ли в середине года продлены договоренности о сокращении добычи нефти странами-экспортерами. Это — фактор неопределенности. Понижательное давление на нефтяные котировки может оказывать рост добычи сланцевой нефти, а также возможное укрепление доллара на фоне повышения ставки ФРС США.

Возможно некоторое замедление темпов роста экономики в конце текущего — начале следующего года. Затем экономические тенденции, которые мы видим сейчас, найдут продолжение. Компании будут постепенно наращивать инвестиции, используя накопленную в предыдущие годы прибыль. Кредитоспособность реального сектора постепенно улучшится.

В 2017 году банки смогут полностью погасить задолженность по операциям валютного рефинансирования

Потребительский спрос постепенно восстановится на фоне роста доходов и улучшения настроений. Произошедшее укрепление рубля создаст предпосылки для увеличения спроса на импортные товары в первой половине 2017 года. Однако в дальнейшем его рост замедлится. Темпы роста экспорта останутся умеренными.

В 2017–2018 годах темпы роста экономики составят около 1–1,5%, затем рост ускорится до 1,5–2% в 2019 году. Однако структурные факторы будут по-прежнему ограничивать потенциал экономического роста. После периода восстановления темпы роста ВВП не будут превышать 1,5–2%.

В 2017 году банки смогут полностью погасить задолженность по операциям валютного рефинансирования, что наряду с покупками валюты Минфином обеспечит прирост валютных резервов, по оценке, на $23 млрд.

Вместе с тем сохраняются риски для закрепления инфляции на целевом уровне в среднесрочной перспективе.

Сейчас ускоряется рост мировых цен на молочную продукцию, мясо, сахар

Наблюдается ускорение роста цен производителей в ряде базовых отраслей: в нефтяной промышленности, в металлургии. Это может негативно сказаться на динамике затрат, а значит, и на ценах во всей экономике. В случае реализации базового сценария, предполагающего коррекцию цен на нефть, влияние данного фактора на инфляцию будет временным и небольшим.

Инфляционные риски также связаны с ухудшением конъюнктуры отдельных мировых продовольственных рынков. В частности, сейчас ускоряется рост мировых цен на молочную продукцию, мясо, сахар.

Обсуждаемые меры в области налоговой политики могут иметь инфляционные последствия, которые можно оценить только после появления более четких контуров предлагаемых изменений.