— Какие факторы, по вашим оценкам, могут повлиять на решение совета директоров ЦБ завтра снизить ключевую ставку?

— На это может повлиять чрезвычайно низкая инфляция. Учитывая опубликованную статистику, можно однозначно утверждать, что часть причины этой низкой инфляции — все еще в падающем спросе со стороны населения. То есть сейчас есть подавленный спрос, рецессия, похоже, в экономике сохраняется.

Центральный банк действительно достиг определенного прогресса в подавлении темпов роста потребительских цен

Эти факторы, наравне с подорожавшим в последнее время рублем, ведут к очень низким темпам роста потребительских цен. Но если подорожавший рубль — фактор временный, и Центральный банк, принимая решение о ставке, не должен обращать на это внимание, то подавленный спрос, в том числе, отчасти является следствием усилий ЦБ по сдерживанию инфляции. То есть Центральный банк может считать, что он действительно достиг определенного прогресса в подавлении темпов роста потребительских цен.

— Какие факторы играют против возможного снижения ставки?

— Против возможного снижения ставки играют высокие инфляционные ожидания, которые в феврале оказались еще выше. Это первый фактор. Второй — есть основания считать, что в замедлении темпов роста потребительских цен очень высок вклад административного фактора, хорошего урожая и укрепления рубля. Ни один из этих факторов не является основанием для совершения каких-либо действий в рамках денежно-кредитной политики.

— К какому решению ЦБ больше склоняетесь вы?

— Я полагаю, что ставка будет снижена на 0,25%. Я прогнозирую уровень ключевой ставки на конец года 8,5%. И, в моем понимании, если Центральный банк перейдет на шаг 0,25%, это позволит ему оказаться весьма близко к этой цифре.

Диапазон 4–5% вполне реален на конец года

Ну, может быть, пропустив одно заседание. А может быть, и не пропустив, потому что между 8,5% и 8,25% и, например, 8,75%, а это пропуск двух заседаний, разницы мало. Я не могу однозначно утверждать, что это обеспечит инфляцию 3–4% на конец года в силу высокой значимости факторов временного действия. Но диапазон 4–5% вполне реален на конец года.

— Вы ожидаете смягчения риторики регулятора? Или же определенная жесткость сохранится?

— Я полагаю, что ЦБ свою риторику смягчит, потому что он сам был вынужден констатировать: инфляция снижается быстрее, чем ожидалось. Год назад ЦБ предполагал, что инфляция сейчас окажется на уровне до 6%, но фактические цифры значительно ниже. Поэтому, поскольку ЦБ не заявляет о том, что причина этого является вкладом только временных факторов, то очевидно, что он должен принять действия сообразно своим предыдущим заявлениям. И в данном случае, мне кажется, смягчение риторики должно быть почти неизбежным, а снижение ставки — весьма вероятным.