В прошлом году объем сообщений о подозрительных операциях был снижен, сообщила Галина Бобрышева, отметив, что это произошло впервые. «Пока этот показатель не столь велик, как хотелось бы, но снижение произошло на 10%»,— указала она.

Уменьшение объемов произошло на фоне увеличения количества таких операций. «Это количество выросло на 50%, и нам понятно, почему,— заявила замглавы Росфинмониторинга.— Основные опции — это опции, связанные с выводом, обналичиванием и транзитом».

Она отметила тенденцию роста количества транзитных операций. «Они приходят к вам для совершения буквально одной-двух операций, они уже отлично просчитали те „флажки”, которые расставлены в системах внутреннего контроля,— указала Галина Бобрышева.— И нам надо в режиме диалога нащупать те модели, которые позволят эту систему перенастроить».

Для решения этой проблемы уже запущен совместный эксперимент с ЦБ и банками

Она отметила, что система AML, в которой работают банки, затратная, и банки сами заинтересованы в повышении эффективности ее работы, перехода от количества к качеству. «Как нам на ранней стадии упаковывать эти операции в конкретные действия, потому что мы видим эти схемы? И подавать сигналы не о разрозненных операциях, а о связанных схемах? Именно это должно стать сейчас предметом  обсуждения с банками»,— подчеркнула Галина Бобрышева. Она добавила, что для решения этой проблемы уже запущен совместный эксперимент с ЦБ и банками.

С самыми активными банками, участвующими в нем, были разработаны новые индикаторы, позволяющие выявить связь между разрозненными транзакциями, и более половины из них уже работает корректно.

300 млрд рублей — это тот объем денежных средств, который банковская система не пустила в легальную экономику

Галина Бобрышева также рассказала о том, что в настоящий момент Росфинмониторинг задумался о проблеме реабилитации клиентов, которым банк отказал в обслуживании, расценив операцию как подозрительную. «По количеству таких случаев стало в три раза больше, чем в 2015 году, по объему — в два раза,— привела цифры замглавы Росфинмониторинга.— 300 млрд рублей — это тот объем денежных средств, который в целом банковская система не пустила в легальную экономику. Это тот объем операций, по которым было отказано в проведении».

О таких клиентах — физических и юридических лицах сформирован общий информационный массив. Он будет доступен всем кредитным организациям. И в таком случае, как подчеркнула Галина Бобрышева, необходимо задуматься о разработке механизма реабилитации клиентов, которые могли попасть в такой список, предположительно, по ошибке.