Возможность заемщика обратиться за помощью к медиатору следует из требований Банка России к базовому стандарту защиты прав и интересов клиентов МФО. В документе сказано, что МФО должны будут предупреждать клиента о возможности применения такой процедуры.

Медиатор — это квалифицированный специалист

О том, что споры между микрофинансовыми организациями и клиентами может решать медиатор, ранее заявлял и руководитель службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг ЦБ Михаил Мамута. По его словам, процедура медиации позволит заемщику и кредитору решать спорные вопросы в досудебном порядке.

По словам замдиректора СРО «МиР» Андрея Паранича, медиатор — это квалифицированный специалист: нейтральное лицо, которое обе стороны (кредитор и заемщик) привлекают для помощи в разрешении их споров в досудебном порядке. Задача медиатора — найти компромисс между сторонами. Если это удалось, то стороны фиксируют свои договоренности в медиативном соглашении.

Процедура медиации является добровольной и возможна только в том случае, когда на нее согласны и заемщик, и МФО

В ЦБ пояснили, что «данная инициатива МФО, поддерживаемая Банком России, является еще одной мерой по снижению числа споров между заемщиками и МФО». «Процедура медиации позволяет договориться заемщику и кредитору по имеющимся разногласиям как имущественного, так и неимущественного характера без обращения в суд. Это выгодно как заемщику, который сможет быстро и бесплатно урегулировать имеющиеся проблемы, не обращаясь в суд, так и МФО, которая сохранит партнерские отношения с клиентом и положительный имидж в его глазах»,— комментируют в Банке России. Кроме того, в ЦБ отметили, что «процедура медиации является добровольной и возможна только в том случае, когда на нее согласны и заемщик, и МФО». «Данный принцип взаимного согласия действует и в отношении медиативного соглашения, что исключает возможность включения в него несогласованных и не выгодных заемщику условий в интересах МФО»,— отмечают в Банке России.

В ЦБ поясняют, что в целом ограничений по основаниям для обращения к медиатору не устанавливается. Участники рынка считают, что будет два основных вопроса, за решением которых стороны будут обращаться к медиатору. «Основное поле деятельности медиатора — взыскание просроченной задолженности (со стороны кредитора) и оспаривание условий договора (со стороны заемщика)»,— указывает гендиректор сервиса онлайн-займов «Робот Займер» Сергей Седов.

Появление института медиации должно сократить срок поиска компромисса между сторонами

Сейчас на решение этих вопросов стороны могут тратить много времени. «Процедура взыскания долга обычно состоит из досудебной фазы, когда компания взыскивает долг своими силами или с помощью коллекторского агентства, и судебного взыскания — если без решения суда заемщик отказывается платить по своим долгам»,— сообщает главный исполнительный директор компании «Домашние деньги» Андрей Бахвалов. А если у заемщика есть претензии к договору, то сначала он обычно пытается решить их в компании, а затем, если договориться не удалось, идет в суд. «А так как спор чаще всего рассматривается в нескольких инстанциях, то его решение может затянуться на срок от нескольких месяцев до года»,— отмечает Андрей Бахвалов. Появление института медиации должно облегчить эту процедуру и сократить срок поиска компромисса между сторонами.

По словам Андрея Паранича, заемщики часто отказываются от взаимодействия с кредиторами, так как априори считают себя слабой стороной. Появление третьей независимой стороны, с которой будет общаться заемщик, может решить эту проблему. «Мера, при которой между заемщиком и кредитором встает медиатор, может быть особенно действенной при взыскании крупных займов — от 300 тыс. руб. и более»,— полагает Андрей Паранич.

Медиация обещает стать значимым механизмом дополнительной защиты интересов заемщика

По мнению участников рынка, для споров по небольшим займам привлекать медиатора, скорее всего, будет неразумно из-за затрат, которые могут превышать сумму долга. «Еще одна ситуация, в которой сторонам могут пригодиться услуги медиатора,— выстраивание плана реструктуризации долга клиента»,— считает Андрей Бахвалов.

Впрочем, есть и сложности. «Медиация обещает стать значимым механизмом дополнительной защиты интересов заемщика. Однако со стороны МФО непонятно, как смогут медиаторы позитивно повлиять на взыскание просроченной задолженности: никаких дополнительных прерогатив для этого у них, по сути, нет. Кроме того, пока неясны принципы оплаты услуг медиаторов и формирование „пула” таких специалистов»,— указывает Сергей Седов. «Что считать „спорной ситуацией”, в которой может помочь медиатор? Размер процентов по займам, о которых стороны заранее договорились и подписали соответствующий договор, или вопросы соблюдения закона при внесудебном взыскании, где все четко прописано в действующем законе? То есть на данный момент сложно сказать, за какие именно вопросы будут отвечать медиаторы»,— рассуждает гендиректор сервиса онлайн-кредитования MoneyMan Борис Батин.

Не исключено, что модераторы не окажутся востребованными ни у МФО, ни у клиентов

Еще одна проблема — слаборазвитый институт медиации в России. По словам управляющего партнера юридической фирмы Lidings Андрея Зеленина, «в России институт медиации пока не развит». «Стороны предпочитают не договариваться, так как не доверяют друг другу, а сразу идут решать спор в суды. Обычно суд напоминает сторонам о праве обратиться к медиатору, но чаще всего это воспринимают как формальность, и услугами медиаторов практически не пользуются»,— говорит он. «А если сторонам — заемщику и МФО — не удастся договориться в досудебном порядке напрямую, не исключено, что медиатор им ничем не поможет»,— предполагает Андрей Зеленин.

В результате не исключено, что медиаторы не окажутся востребованными ни у МФО, ни у клиентов. «Каждая из сторон — заемщик и кредитор — будет заинтересована в том, чтобы именно ее позиция в конечном итоге оказалась „правильной”. Вряд ли медиатор в этом случае поможет решить спор между ними»,— сообщил порталу Bankir.Ru представитель крупной МФО. «Самый эффективный способ — просто договариваться с заемщиком»,— считает собеседник портала в другой МФО. Кроме того, введение медиации между МФО и заемщиком может создать «дополнительное поле для деятельности „раздолжителей”, которые пользуются безграмотностью людей, получают прибыль за оказание консультационных услуг, но реальной помощи заемщикам не оказывают»,— опасается директор правового департамента МФО «Агентство по рефинансированию микрозаймов» Анастасия Локтионова.