Фабула дела такова: компании ответчика заняли у банка ВТБ крупные суммы. Ответчик лично выступал гарантом возврата денежных средств, однако вскоре его компании обанкротились, а он окончательно покинул Россию и перебрался в Израиль.

По условиям поручительства, Маргулис обязался уведомлять банк-кредитор о любых изменениях адреса своего проживания, однако по факту это обязательство не было выполнено. Более того, на момент подписания поручительства ответчик уже не проживал по указанному им российскому адресу (там проживали его бывшая жена и дочь).

Банк вынужден был вручать исковые заявления Маргулису в отсутствие последнего, используя единственный имевшийся в распоряжении банка адрес. Как следствие, ответчик не принял участия в судебных процессах. Российский суд принял решение в пользу банка-кредитора, и последний обратился в израильский суд с требованием взыскать присужденные суммы в Израиле, в рамках закона об испонении судебных решений.

Верховный суд Израиля в очередной раз отклонил аргумент о том, что между Израилем и Россией не соблюдается принцип взаимности

Ответчик утверждал, что исковые заявления не были вручены ему должным образом, поэтому он не имел возможности защищаться в российском суде, следовательно российские решения не подлежат исполнению в Израиле.

В первую очередь Верховный суд Израиля в очередной раз отклонил аргумент о том, что между Израилем и Россией не соблюдается принцип взаимности. Как мы помним из решения по делу «Газпром Ухта», в сентябре 2014 года израильский Верховный суд распорядился исполнять решения российских судов даже в отсутствие билатеральной конвенции. Суд отметил, что Израиль оставляет за собой право прекратить исполнять решения российских судов, если те нарушат принцип взаимности и откажут в исполнении израильских судебных решений. Вероятно, до сих пор в России не было исполнено ни одного израильского судебного решения, однако это связано лишь с тем, что до сих пор подобной необходимости не возникало.

Отсидеться в Израиле, просто спрятавшись от взыскания долга, не удастся, точно так же, как не удастся таким образом избежать экстрадиции

Основной аргумент ответчика касался его отсутствия на судебном процессе в России. Израильский суд отклонил и этот довод. Суд постановил, что ответчик изначально дал банку неактуальный адрес, не уведомил банк о смене адреса. Поэтому ответственность за то, что ответчик был лишен возможности представлять свои интересы в суде в России, лежит на нем самом. Иное решение, по мнению Верховного суда, может поощрить недобросовестных должников скрываться в Израиле, и таким образом уклоняться от выполнения своих обязательств.

Основной вывод, который нужно сделать из этого решения,— отсидеться в Израиле, просто спрятавшись на Святой земле от взыскания долга, не удастся, точно так же, как не удастся таким образом избежать экстрадиции. И в обоих случаях, помимо переезда в Израиль, нужно иметь заранее спланированную политику защиты.

Иллюстратор: Ольга Манолова