Факторинг никогда не был простым продуктом для финансовой организации. Несмотря на потенциально огромный спрос, предложение и число реальных сделок довольно ограничено.

Компаний и банков, развивающих факторинг в сегменте МСБ, немного — в России таких едва ли наберется больше двадцати

Так, сегодня факторинг используют порядка 6 тыс. российских компаний. Это очень небольшая цифра в сравнении с общим числом бизнесов, которые ведут активную экономическую деятельность (напомню, в стране зарегистрировано больше 2 млн малых и средних предприятий, включая индивидуальных предпринимателей).

Компаний и банков, развивающих факторинг в сегменте МСБ, также немного — в России таких едва ли наберется больше двадцати. Потому что сложно зайти на этот рынок и затем успешно на нем работать. Тем более сегодня, когда риски велики как никогда.

И кредит, и факторинг, часто сравнивают — оба продукта связаны с финансированием оборотного капитала. При этом, с точки зрения кредитора, факторинг — инструмент более защищенный: взамен выданных средств фактор (банк или факторинговая компания) получает право требования дебиторской задолженности, а компания-должник, как правило, более надежна, чем сам поставщик товаров и услуг.

Факторинг предполагает получение денег под гарантию будущих платежей от контрагентов

Например, федеральные торговые сети по кредитному рейтингу значительно превосходят многих своих поставщиков и подрядчиков. Однако платить за товар они предпочитают с большой отсрочкой.

Такую «благополучную» задолженность фактор и готов выкупать, предлагая, по сути, беззалоговое финансирование. Факторинг предполагает получение денег под гарантию будущих платежей от контрагентов, в то время как ситуация с беззалоговым кредитованием бизнеса остается довольно сложной. Кредитовать МСП без залога банки сегодня не готовы: текущий кризис продемонстрировал определенную нелояльность клиентов к этому инструменту. Доля просроченной задолженности в сегменте залогового кредитования была существенно ниже, поэтому банки отказались от высокорискового беззалогового варианта, где в современных рыночных условиях процентные ставки могут колебаться от 15% до бесконечности.

В то же время сегодня кредитору очень сложно оценить риски подобных продуктов, поэтому банку проще вообще отказаться от него, чем принять даже по очень высоким ставкам. Факторинг же позволяет МСП привлекать дополнительное банковское финансирование без залогов по вполне приемлемым ценам: 13–15% годовых. Поэтому тем, кто раньше работал по факторингу, но сейчас по тем или иным причинам не может пользоваться этой услугой, очень сложно ее заместить — для кредитного финансирования многим компаниям не хватает обеспечения.

Многие предприниматели предпочитают не связываться с госконтрактами

Являясь крупнейшим дебитором в нашей стране, государство все активнее пытается привлечь малых и средних предпринимателей к системе государственных контрактов: госорганы и госкорпорации, которых законодательно обязали размещать часть своих закупок в сегменте МСП, составляют сегодня примерно 50% российской экономики. Даже небольшая часть этого «пирога» способна стать серьезным стимулом для развития бизнеса в стране.

Многие предприниматели предпочитают не связываться с госконтрактами только потому, что понимают: бизнес не справится с крупными заказами, по которым предусмотрена длительная отсрочка платежа. Она может полностью истощить оборотный капитал небольшого предприятия. Не удивительно, что, согласно исследованию самочувствия малого и среднего бизнеса «Индекс Опоры RSBI», в 2016 году количество участников госзакупок среди малых компаний снизилось с 28% до 18%. Активный рост сегмента пока сдерживает законодательство, которое фактически запрещает применение факторинга в сфере госзаказа. Но государство уже обратило внимание на проблему, и, похоже, в ближайшем будущем можно ожидать ее решения. Ведь приоритет развития факторинга, как эффективного инструмента поддержки бизнеса, включен в стратегию развития МСП в России до 2030 года. В «Дорожную карту» стратегии попала необходимость создания и улучшения стандартов факторинга, а также запуск специализированных электронных площадок.

Российский рынок факторинга в 2016 году составил 2 трлн рублей, то есть примерно 2% ВВП (средний показатель по Европе — 4%, в странах-лидерах: Германии, Италии, Великобритании — гораздо больше). Четверть всего объема приходится на малые и средние предприятия. По оборотам в 2016 году рынок вырос на 13%, но по объему портфеля он практически не изменился, оставшись на уровне 2015 года.

Снятие законодательных ограничений в части применения факторинга в сегменте госзаказа позволит рынку как минимум удвоиться

Это связано с тем, что часть компаний-заемщиков покинула рынок из-за экономического кризиса, однако надежные контрагенты активнее использовали факторинг для развития собственного бизнеса. В 2017 году основные игроки ожидают рост сегмента: кризис, сильно отразившийся на отрасли, остался позади, деловая активность оживает. Рынок факторинга, появившийся в России во второй половине 1990-х, до сих пор остается узким. Среди основных игроков не более 20 имен, среди которых Промсвязьбанк является одним из лидеров. В силу большой доли госсектора в ВВП России снятие законодательных ограничений в части применения факторинга в сегменте госзаказа позволит рынку как минимум удвоиться и достигнуть 4 трлн рублей уже в перспективе ближайших одного-двух лет. При этом зарубежная практика показывает, что факторинг — одинаково эффективный и востребованный инструмент МСП как в коммерческом, так и в государственном секторе. Ни в одной европейской стране сегодня не существует подобных законодательных ограничений применения факторинга в области госзаказа.