О профессиональных банкирах

— Я банкиром никогда не был. В моем понимании профессиональный банкир — это тот, кто знает даже не бизнес-процессы, кто знает бизнес-модель сугубо банковских процессов, которые связаны с функцией расчетов, с функцией управления фондовым рынком, финансовыми историями. Я все-таки был менеджером проектов. Я всегда был очень глубоко погружен во все операционные вопросы. И естественно, для того чтобы правильно принимать решения на тех порах, когда я этим занимался, на тех позициях, глубокое погружение в операционную деятельность, причем по 17–18 часов в сутки, помогало и сказалось на общем восприятии всех принимаемых решений.

О том, что нравится

Я никогда не смог бы организовать ресторанный бизнес, который считаю самым сложным

— Я занимался и занимаюсь тем, что мне нравится и что я понимаю. Например, я абсолютно не понимаю в движении товара. Я никогда не смог бы организовать ресторанный бизнес, который считаю самым сложным. Для меня абсолютно непонятно: вот находятся рядом два ресторана, в один из них сложно попасть и забронировать столик, а второй будет стоять совершенно пустой — зазывай, не зазывай, но не получается. В то же время я занимаюсь тем, что мне нравится, и что, как мне кажется, я умею делать.

О том, как рождаются идеи

— Как обычно рождаются идеи? Это или запросы рынка, или собственное восприятие. Идея компании «Домашние деньги» родилась еще задолго до того, как был опубликован и принят закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Товарищи и коллеги, живущие в Лондоне, прислали мне статью о деятельности компании Provident Financial, о которой до этого никто не знал и не слышал в России. В один из визитов к сыну в Лондон, где он тогда учился в школе, я поехал в штаб-квартиру этой компании. Правдами-неправдами мне удалось туда проникнуть, поговорить с коллегами, с руководителями бизнеса их дочерней компании, работавшей вне Британии, International Personal Finance. И я заразился этой идеей.

О том, что нужно идти к клиенту

И я понял, что это самая интересная история, которая может быть

— В этой идее самым главным было вот что. Первое: не клиент идет к вам, а вы к клиенту. Второе: абсолютно не нужны офисы. Я доподлинно знал, во сколько обходится создание и строительство каждого офиса, сколько нужно бизнес-процессов и сколько нужно согласований, сколько это затрат, времени, еще и трудовых затрат, и интеллектуальных. И я понял, что это самая интересная история, которая может быть. Я воодушевился этим, и особенно бизнесом Восточной Европы… Затем собрал боеспособную группу партнеров из четырех-пяти лиц, и мы написали бизнес-план и первую стратегию развития нашей компании. Она через три года приказала долго жить: время показало, что нужно все менять и все совершенствовать. Но факт в том, что это была позиция для запуска этого бизнеса.

О том, что Мухаммед Юнус — не для России

Можно ли построить на $20 у нас бизнес?

— Мы ссылаемся на Мухаммеда Юнуса с его Нобелевской премией и построением им некоего микрозаимствования в общинных условиях. Но применительно к России община не играет абсолютно никакой роли! Говоря на пальцах, что такое микрокредитование по Мухаммеду Юнусу? Вы поручаетесь за господина оператора, господин оператор поручается за вас. И вы берете $20 и покупаете на них утюг. Этим утюгом вы гладите вещи на некоей ровной поверхности, и потом эти вещи вы продаете. Можно ли построить на $20 у нас бизнес? Это абсолютно невозможно, и это абсолютно не летает!

О том, какие микрозаймы «летают» у нас

— Все займы, которые есть, не считая ломбардов, сосредоточены сейчас в двух ипостасях. Первая — это так называемые потребительские займы. И вторая — это займы до зарплаты. Как это ни парадоксально, можно шуметь, можно кричать, можно ругаться, вызывать огонь на себя, но оба этих вида микрокредитования пришли к нам из стран с развитой экономикой… Займы до зарплаты пришли из Америки, потребительские — из Великобритании. И обе эти страны — с развитой экономикой.

О кредитовании малого бизнеса

И тогда честный и активный предприниматель не получает дохода, который бы позволил ему вернуть деньги

— Вот, например, шиномонтажная мастерская берет у вас деньги для того, чтобы поставить себе стенд развала-схода колес. Этот стенд никуда не денется, даже если вы будете разбирать здание. Стало быть, залог у предпринимателя есть. Но, кредитуя эту мастерскую, вы принимаете риск на владельца автомобиля, который может приехать именно в эту мастерскую, а может — в соседнюю. И тогда честный и активный предприниматель не получает дохода, который бы позволил ему вернуть деньги! Через три года к нему приходят взыскатели и говорят: «Отдай!» Он говорит: «Я же никуда не денусь, вот мой цех, давайте потихоньку реструктурировать». Но те, кто дал тебе деньги под невысокие проценты, тоже взяли их либо в МСП-банке, либо в Фонде развития предпринимательства. Фонд, который давал предпринимателям деньги и через МФО, прекратил свое существование, в МСП-банке мне летом открытым текстом сказали, что кредитовать малый бизнес через МФО не будут. Конечно, мы можем давать малому бизнесу деньги под 150%, но надо заранее понимать, что это невозвратные деньги.

О финансировании банками микрофинансовых компаний

— На сегодняшний день серьезная опасность заключается в создании аффилированных с банками компаний микрофинансового толка. Например, по банковской технологии вы, как клиент, не проходите по системе принятия решения по выдаче кредита. Вас перебрасывают в аффилированную компанию, и происходит обход требований ЦБ по полной стоимости кредита, по транспарентности процесса. Когда речь идет об аффилированных компаниях, и вы можете у себя в совокупном балансе по консолидированной отчетности осуществлять переброску и решение вопросов, то это требование нивелируется.

О фондировании МФО

На сегодняшний день рынок внутренних займов скорее мертв, чем жив

— Это очень интересный вопрос. Именно для этого ЦБ отделил зерна от плевел и ввел позицию микрофинансовых компаний, которые могут работать на больших объемах и работать с физическими лицами. Вторая история — это реально транспарентный рынок облигационных займов. Но на сегодняшний день рынок внутренних займов, не только для МФО, а в целом по стране, скорее мертв, чем жив. А третья история — это получать акционерный капитал, который волей-неволей надо все время увеличивать, всей своей деятельностью быть привлекательным для инвесторов.