В течение 2016 года представители Банка России неоднократно критически обсуждали высокую долю финансовых инструментов, номинированных в иностранной валюте. Она действительно велика, и это может обернуться проблемами. Одним из обозначенных направлений макропруденциальной политики является девалютизация. Проиллюстрируем результаты этой политики за 2016 год.

 

 

Объемы средств, размещаемых корпоративными клиентами, снизились до рубежа 2013–2014 годов. Характеризовать этот тренд как девалютизацию, по нашему мнению, весьма оптимистично. Скорее, это выглядит как колебания и незначительная реакция на повышение нормативов резервирования. Физические лица вообще не снизили объем своих валютных сбережений. Объем кредитования также уменьшился незначительно. Падение объемов привлеченных валютных средств из-за рубежа вряд ли является результатом макропруденциальной политики. Более вероятно, что это следствие закрытия лимитов на Россию у зарубежных инвесторов.

 

 

 

 

 

Вкратце эти тенденции можно описать как «всякому имеющему дастся и преумножится». Концентрации рынков валютного корпоративного кредитования и привлечения валютных средств физических лиц возросли.

Большинство других крупных банков также увеличили свои портфели

Крупные банки увеличили свои доли рынка, причем именно в тех продуктах, объемы которых меньше всего упали. В частности, объем портфеля корпоративного кредитования Сбербанком в иностранной валюте вырос на 8% (около $5 млрд в эквиваленте). Из крупных банков только ГПБ и «Открытие» сократили свои валютные кредитные портфели.

Валютные средства физических лиц перетекли из мелких банков в крупные: основными бенефициарами оказались ВТБ, Сбербанк, МДМ, Россельхозбанк. Большинство других крупных банков также увеличили свои портфели.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Иллюстратор: Ольга Манолова