Розничные банки сейчас неприбыльны

— Что у нас сейчас происходит на рынке розничного кредитования? Он выздоравливает?

В прошлом году рынок ожил

— В 2015 году из-за кризиса в этом сегменте был провал. Кто-то вообще полностью перестал кредитовать физлиц, кто-то сильно ограничил объемы выдач. Многие банки закрыли «улицу». В прошлом году рынок ожил. Количество выданных кредитов выросло на 14%, а объемы кредитования — на 28%. Совокупный кредитный портфель увеличился на 3%, до 9,4 трлн рублей. Сильнее всего растет сегмент ипотеки и кредитных карт. Особенно карт: в деньгах этот рынок стал больше на 44%. Половина от всех открытых кредитов сейчас — карты. Средний кредитный лимит по новым картам вырос с 32 тыс. до 44 тыс. рублей.

— С чем это связано?

— С постепенным перетеканием заемщиков из POS-кредитования в кредитные карты. Карты — инструмент универсальный, он больше нацелен на каждодневные траты, к тому же имеет ряд преимуществ (разные программы лояльности, кэш-беки, льготный период кредитования и т. д.). По нашим прогнозам, сегмент карт будет расти.

— А POS-кредиты будут умирать?

— POS-кредитование будет, оно никуда не денется. Но, скорее всего, не в таких объемах, как раньше.

— Какие розничные финансовые продукты могут стать успешными для банка (чтобы была низкая просрочка и большая прибыль)?

— Подход к клиентам у всех разный. Одни выдают кредиты под 35% всем желающим, другие — только качественным заемщикам по более низким ставкам. И там, и там есть доход. Подозреваю, что примерно одинаковый. А вообще, как показывает статистика, в России не много прибыльных розничных банков.

— А зачем тогда они идут в розницу? На перспективу?

— У универсального банка больше возможностей заработать. Некоторые сознательно идут на то, что какая-то часть бизнеса будет менее прибыльной, даже убыточной, но зато будет приток клиентов, на которых потом можно заработать.

Наименее рискованный продукт — ипотека

Взять хотя бы то же POS-кредитование. Здесь зачастую банки не зарабатывают на выданном кредите, а накапливают портфель клиентов, который становится потом базой для перекрестных продаж других продуктов. Если судить по качеству кредитного портфеля, в том числе по доле просрочки, то наименее рискованный продукт — ипотека. Ведь там есть залог, да и сам сегмент клиентов более доходный и стабильный. Плюс ко всему платеж устроен таким образом, что первые несколько лет заемщик платит в основном проценты по кредиту, а не его «тело», что очень выгодно банкам.

— Будет сокращаться количество розничных банков?

— Оно и так сокращается, с учетом текущей политики регулятора. Думаю, оздоровление рынка продолжится, и часть игроков его покинет.

— Нет, я не про «отлов ЦБ». Я имела в виду, что банки будут живы, но станут постепенно отказываться от розничного бизнеса.

— Мы это уже наблюдаем. Есть игроки, которые в том году еще кредитовали физлиц, а сейчас приняли решение сосредоточиться на сегменте МСБ.

 

Хорошие времена порождают плохих заемщиков

— Как заемщики расплачиваются по картам?

— По нашим исследованиям, кредитная карта — единственный продукт, просрочка по которому в прошлом году снизилась с 26,1% до 24,6%. Хотя традиционно карты являются наиболее высокорисковым сегментом. Я бы не стал говорить о внезапном улучшении платежной дисциплины владельцев карт. Нужно принимать во внимание возможность списания банками долгов и продажи крупных портфелей коллекторам.

В 2015 году темпы роста просрочки на 50% стали очень видны на фоне снижения объемов новых выдач на 46%

Уровень просрочки — соотношение просроченных долгов к общему объему задолженности граждан перед банками. С ростом объемов выдач и списанием части старых долгов портфель улучшается и уровень просрочки снижается. Рисковики совершенно справедливо говорят, что плохие кредиты выдаются в хорошие времена. Мы это очень хорошо увидели с 2012 по 2014 год, когда банки раздавали деньги, зачастую не сильно заботясь о качестве портфеля. В 2014 году они увидели результаты. Объем просроченной задолженности вырос на 65%. Тогда, на фоне роста рынка кредитования, это было не так заметно. А в 2015 году темпы роста просрочки на 50% стали очень видны на фоне снижения объемов новых выдач на 46%.

Переход банков к консервативной кредитной политике позволил сократить темпы роста просрочки в прошлом году до 13%. Даже качество клиентов «с улицы» сейчас неплохое. Например, в 2016 году 14% новых клиентов допускали просрочки в течение шести месяцев с момента выдачи кредита, среди старых клиентов таких было 12%. Разница не очень большая.

 

Кредитовать пенсионеров — выгодно

— Какие заемщик реже допускают просрочку?

— Хорошо платят жители Северо-Запада (Санкт-Петербург, Карелия, Архангельская область) и Поволжья. Хуже всех — Южный, Северо-Кавказский и Сибирский федеральный округа. Женщины в целом платят лучше мужчин, что учитывают скоринговые модели многих банков.

34% заемщиков в возрасте до 25 лет допускают просрочку, а заемщиков старше 60 лет с просрочкой — только 11%

Если говорить о возрастных критериях, то молодые заемщики платят хуже. Они просто еще не понимают всех последствий просрочек, к тому же их доходы часто невелики и не отличаются стабильностью. Люди более зрелого возраста (старше 35 лет) имеют более высокий и постоянный доход. Они ответственнее, что проявляется и в кредитной дисциплине. 34% заемщиков в возрасте до 25 лет допускают просрочку, а заемщиков старше 60 лет с просрочкой — только 11%. Кредитование пенсионеров является менее рисковым, если убрать за скобки риск того, что человек может отойти в мир иной.

— В общем, чтобы хорошо зарабатывать, банкам надо кредитовать пожилых женщин в Поволжье.

— Получается так. Возможны некоторые вариации. Кто-то из знакомых банкиров рассказывал, что портрет их идеального заемщика — медсестра за 40 лет с двумя детьми.

— Кто еще из специалистов такой ответственный?

— Нет плохих профессий. Есть профессии, где отсутствует стабильный заработок. Там доход может быть сильно привязан к результатам продаж или к сезонности, или просто быть очень непрозрачным. Представителей таких профессии банки кредитуют неохотно. Это менеджеры по продажам, сотрудники турфирм, строительных организаций, военные.

— Почему военные?

— Они бывают приписаны к воинским частям, которые удалены от населенных пунктов. Так что потенциально эти заемщики могут иметь проблемы со своевременным погашением кредита (если поблизости нет банковских отделений). А банку по той же причине может быть проблематично взыскать с такого клиента долг.

 

«Сбербанк онлайн» увеличил количество обращений

— Кто сейчас интересуется кредитными историями, кроме банков?

— Если говорить в целом о числе запросов в бюро, то счет идет на миллионы штук в месяц. К нам начали чаще обращаться микрофинансовые организации. Страховые компании стали интересоваться кредитными историями.

В кредитные бюро стали обращаться работодатели. В основном это крупные компании

Они могут делать это с согласия физлиц. Данные из кредитной истории они используют для оценки рисков по новым клиентам в сегменте каско и тарификации стоимости полиса. Исследование ОКБ показало, что водители с хорошей кредитной историей либо без нее в среднем оказываются хорошими клиентами и для страховщиков. У водителей, имеющих просрочки сроком 0–60 дней, средняя сумма убытка выше на 15%, а у водителей с просрочками более 60 дней — убыток выше на 36%.

Еще в кредитные бюро стали обращаться работодатели. В основном это крупные компании, которые запрашивают кредитную историю сотрудников и потенциальных контрагентов для того, чтобы оценить уровень их благонадежности. На Западе эта тема очень популярна. Это называется employee background check. В США, например, примерно половина работодателей проверяют кредитные истории сотрудников при приеме на работу. У нас пока количество подобных запросов измеряется сотнями штук в месяц.

— А от физлиц сколько запросов?

— Они стали чаще обращаться в кредитное бюро. В 2016 году количество отчетов, выданных нашим бюро, выросло в 40 раз. Люди становятся сознательнее. Они интересуются своей кредитной историей не потому, что у них что-то пошло не так. Просто им интересно знать, как она выглядит. Они часто пытаются закрыть старые долги, чтобы увеличить свои шансы на одобрение ипотеки или получение более комфортной ставки и высокой суммы кредита.

Клиенты «Сбербанк онлайн» могут получать свой кредитный отчет

Человек может получить кредитный отчет, придя к нам в офис или по интернету. Конечно, последнее удобнее. Но проблема в том, что пока не существует однозначных способов удаленной идентификации клиента. Поэтому человек все равно вынужден приходить к нам, к нотариусу или отправлять заверенную телеграмму, чтобы получить доступ к своему личному кабинету. Это неудобно и сильно снижает поток желающих.

Мы эту проблему решили так. Прошлой весной запустили совместный сервис со Сбербанком. Теперь клиенты «Сбербанк онлайн» могут получать свой кредитный отчет через этот сервис (поскольку внутри интернет-банка люди уже идентифицированы). Этот проект стал основным драйвером роста обращений физлиц в кредитное бюро.

— Расширять список банков-партнеров будете?

— Такие планы есть, но когда и с кем это случится, пока не скажу. В первую очередь нам интересно партнерство с банками, у которых сильный интернет-банк и большое количество клиентов.

 

Иногда банки забывают о своих клиентах

— Иногда в кредитных историях случаются ошибки. Бывают совсем интересные. Например, как год рождения заемщика указывается какой-то год XIX века. Как так происходит?

— В принципе, так бывает. Но бюро кредитных историй только хранит данные. Оно их не создает. Источником информации является кредитная организация. На ней и лежит ответственность за корректность предоставляемых сведений.

— И в чем ошибаются банки?

— Бывает дублирование обязательств. Это когда несколько раз в бюро передаются сведения об одном и том же кредите. Или, случается, человек погасил кредит, а у него осталась задолженность в пару рублей. Тогда постепенно начинает образовываться просрочка. Хотя человек считает, что кредит погасил, и у него даже может быть справка из банка, которая подтверждает это. И вот такая техническая ошибка потом может подпортить ему жизнь.

В итоге кредитные истории у людей не обновляются, и данные об их платежах где-то «зависают»

Проблем добавилось из-за большого количества отзывов лицензий. Банк, у которого отозвана лицензия, зачастую прекращает передавать данные в бюро кредитных историй — в такой момент это явно не самая приоритетная задача для него. АСВ, которое по сути является правопреемником почившего банка, тоже не всегда передает обновленную информацию по кредитной истории. В итоге кредитные истории у людей не обновляются, и данные об их платежах где-то «зависают».

Самое печальное — это случаи мошенничества. Например, человек теряет паспорт или у него воруют этот документ, и на него открывается несколько кредитов за короткий срок. Потом потерпевший с ужасом узнает, что он заемщик и должен банкам значительную сумму денег.

 

Кредит любой ценой

— Какие есть данные по мошенничеству?

— В прошлом году количество профессиональных кредитных мошенников не очень выросло. Но заметен рост других историй: когда люди сообщают о себе недостоверную информацию.

Доля заявок с 2014 года выросла почти в пять раз

Допустим, человек приходит в банк за кредитом и указывает в анкете завышенный доход или приносит поддельную справку 2-НДФЛ. Финансовое положение все чаще заставляет людей идти за кредитом, а поскольку требования банков ужесточаются, то клиенты идут на незначительные, с их точки зрения, махинации. Это неправильно называть мошенничеством в чистом виде, поскольку вполне вероятно, что такой человек будет добросовестно выплачивать свой кредит. Доля таких заявок с 2014 года выросла почти в пять раз.

 

Нас не догонят

— Банки говорят о том, что анализируют профили клиентов в соцсетях, чтобы понять, выдавать ли им кредит. Соцсети могут стать конкурентами кредитным бюро в этом плане?

— В интернете можно написать о себе все, что захочется. А потом далеко не все активно заполняют или обновляют свою страничку.

Соцсети кредитные бюро не заменят

Конечно, в соцсетях можно увидеть факторы риска, которые явно покажут, что с этим человеком лучше не связываться. Если он, предположим, подписан на группы «Не верни кредит» или «Антиколлектор». Какую-то дополнительную информацию соцсети дают, но она не настолько значима, как принято считать. Так что соцсети кредитные бюро не заменят. Наверное, нас никто пока не заменит.

— Но кредитные бюро могут заменить друг друга. Как конкурируете? Ценой отчета?

— Порядок стоимости отчетов у всех бюро примерно одинаковый: на уровне нескольких рублей для кредитных организаций, которые передают в них свои данные.

— Тогда чем? Количеством отчетов?

— Их количество тоже у всех примерно одинаковое. Для клиентов сейчас важнее качество этих данных, их полнота, а еще качество и количество дополнительных сервисов. Хотя, если говорить о количестве, мы — крупнейшее бюро по числу кредитных историй. У нас их сейчас 230 млн. После окончательной загрузки данных от банка «Хоум кредит», с которым мы подписали соглашение в прошлом году, мы рассчитываем оторваться от конкурентов еще процентов на 20.