Голосуй, не голосуй…

Одновременно Тереза Мэй согласилась дать возможность парламенту проголосовать по условиям соглашения с Евросоюзом. Однако офис премьер-министра тут же выступил с разъяснением. Великобритания, заявили там, все равно выйдет из ЕС, если члены палаты общин проголосуют против условий, предложенных правительством. Но уже без всякого соглашения. Другими словами, парламенту щедро даруется право одобрить любые действия Мэй.

Премьер-министр озвучила свою предельно жесткую позицию, несмотря на предостережения министерства финансов. В ведомстве успели подсчитать, что выход из Евросоюза без достижения приемлемых договоренностей обойдется британскому бюджету потерей £66 млрд. Падение ВВП может составить до 9,5%.

Выход из Евросоюза без достижения приемлемых договоренностей обойдется британскому бюджету потерей £66 млрд

Глава кабинета уверена, что британцы готовы к испытаниям. «Они проголосовали за то, чтобы покинуть Евросоюз и заключить в объятия весь мир. Они сделали это с открытыми глазами, сознавая, что впереди неизвестная дорога, но полагая, что она ведет к более светлому будущему для их детей и внуков»,— цитирует недавнее выступление Терезы Мэй лондонская The Mirror. «Работа правительства — осуществить это»,— добавила премьер-министр.

Если судить по тональности высказываний и взятому курсу в политике, Тереза Мэй быстро осваивает авторитарный стиль Маргарет Тэтчер и примеряет на себя имидж второй Железной леди. Глава британского правительства планирует уже в марте формально уведомить Брюссель о введении в действие статьи 50 Лиссабонского договора, то есть о начале процедуры выхода страны из ЕС.

Оспорить намерения кабинета может лишь Верховный суд Великобритании. 24 января ожидается его вердикт, правомочно ли правительство запускать процесс Brexit без разрешения парламента. Впрочем, еще в начале декабря законодатели отказались действовать вопреки воле большинства избирателей. И тем самым дали «зеленый свет» правительству Мэй.

Чего хочет правительство

Премьер-министр собирается вести переговоры с Брюсселем на основе набора незыблемых принципов. Она назвала наиболее важные из них. Правительство, по ее словам, будет добиваться нового равноправного партнерства между «независимой, самоуправляемой, глобальной» Британией и ее друзьями и союзниками. «Никакого частичного членства в Евросоюзе, никакого ассоциированного членства, ничего такого, что оставило бы нас наполовину внутри, наполовину снаружи»,— заявила Тереза Мэй.

Никакого частичного членства в Евросоюзе ничего такого, что оставило бы нас наполовину внутри, наполовину снаружи

В числе главных приоритетов фигурирует отказ от свободного перемещения рабочей силы, которое служит одним из основных условий принадлежности к общему рынку объединенной Европы. Премьер-министр отметила, что уважает позицию европейских лидеров. Поэтому чтобы сохранить контроль британского правительства над иммиграционной политикой, Мэй не будет добиваться членства Британии в общем рынке. «Вместо этого мы стремимся к максимально возможному доступу на него посредством нового, всеобъемлющего, четкого и амбициозного торгового договора»,— говорит она.

Тереза Мэй намерена также настаивать на пересмотре таможенного соглашения и на введении «переходного периода, чтобы сделать перемены поэтапными». Кроме того, британские СМИ выделяют желание правительства отменить юрисдикцию европейских судей в британских судах.

«Инвестиционный банк Европы»

Что бы ни говорили главы крупнейших банковских компаний о переносе рабочих мест в другие европейские столицы, в Брюсселе признают, что Лондон будет и дальше оставаться главным финансовым центром. Или, как выразилась The Guardian, инвестиционным банком Европы. В распоряжении газеты оказались выдержки из выступления главного переговорщика со стороны Европейского союза. На частной встрече с депутатами Европарламента, Мишель Барнье, до недавнего времени комиссар ЕС по финансовым услугам, продемонстрировал первые признаки готовности к компромиссу.

Лондон будет и дальше оставаться инвестиционным банком Европы

Отступив от собственной жесткой позиции, Барнье говорил о необходимости «специальных отношений» с лондонским Сити. Или, другими словами, свободного доступа государств Евросоюза на финансовые рынки британской столицы. Тем самым высокопоставленный чиновник постарался дать ответ на беспокойство по поводу слишком высокой цены, которую континентальной Европе предстоит заплатить за Brexit. «Потребуется работа вне переговорных рамок, чтобы избежать финансовой нестабильности»,— заявил Барнье.

Европейские политики не меньше британских коллег обеспокоены последствиями Brexit для финансовой системы

Позже он попытался разъяснить через Twitter, что имел в виду «особую бдительность», необходимую для сохранения финансовой стабильности. А представитель Европейской комиссии заявил, что слова Барнье интерпретируются не совсем корректно. Однако факт остается фактом. Европейские политики, по крайней мере, не меньше британских коллег обеспокоены последствиями Brexit для финансовой системы. The Guardian приводит слова управляющего Банком Англии Марка Карни, утверждавшего недавно, что в краткосрочной перспективе просматривается больше рисков для континентальной Европы, чем для Соединенного Королевства.

Правит Британия

Карни отметил в своем выступлении очевидную истину: государства ЕС сильно зависят от лондонского Сити, когда испытывают нужду в капиталах. И столкнутся с серьезными проблемами, если международные банки, которые расквартированы в британской столице, лишатся свободного доступа на европейские рынки. «Если на британскую юрисдикцию приходятся три четверти вашего хеджирования, три четверти валютного обмена, половина кредитования и половина операций с ценными бумагами, вы будете думать очень тщательно насчет переезда на новое место»,— заявил Карни.

Последствия Brexit особенно тревожат те европейские страны, которые обременены неподъемным госдолгом. В этой связи The Guardian приводит в пример Италию. Положение в итальянской экономике и банковской сфере может еще больше обостриться, если на рынках капитала в Европе возрастет цена финансирования накопившейся задолженности.

Осторожные высказывания главного переговорщика Евросоюза резко контрастируют с воинственной реакцией большинства европейских лидеров

Пока осторожные высказывания главного переговорщика Евросоюза резко контрастируют с воинственной реакцией большинства европейских лидеров. Французский президент Франсуа Олланд, например, заявлял после референдума, что нельзя позволять Великобритании и дальше осуществлять транзакции, номинированные в евро. Напомним, что столица Франции считается главным претендентом на роль нового финансового центра Европы.

Европейским политикам все же придется признать объективную реальность. Бывшая владычица морей пока безраздельно правит на финансовом рынке Европы. По данным лоббистской группы TheCityUK, 75 крупных банков из стран ЕС имеют мощные отделения в Лондоне. На них приходится £1,2 трлн активов. Это пятая часть всех банковских активов Соединенного Королевства. В британской столице торгуется в два раза больше евро, чем в 19 странах еврозоны, вместе взятых, приводит The Guardian данные TheCityUK.