Ваша компания появилась около трех лет назад и сразу начала работать в онлайне. Почему был сделан такой выбор?

Да, компания «Джой Мани» была образована в Новосибирске в июле 2014 года. Мы сделали выбор в сторону создания сервиса онлайн-займов, потому что это хорошая альтернатива стандартным банковским продуктам и очень перспективное направление с большим потенциалом роста. В то время на рынке было не больше пяти игроков, которые были полностью автоматизированы.

Первые займы были выданы в первых числах февраля 2015 года, и это был официальный старт нашего бизнеса.

Вы очень долго работали в банке. Других коллег, наверное, тоже приглашали в «Джой Мани» из банковской среды?

Я банкир с 20-летним стажем, в компанию пришла в ноябре 2014 года.

Вместе мы создавали, учились, развивали наш сервис

Первым делом я стала формировать команду из профессионалов и столкнулась с рядом сложностей, так как в Новосибирске кандидатов с подобным опытом не было. Многие топы компании это также бывшие сотрудники банковской сферы, которые пошли за мной в этот стартап. Вместе мы создавали, учились, развивали наш сервис. Ну а после уже сосредоточились на новых точках роста и подборе партнеров, в основном из центральной части России.

С какими результатами вы заканчиваете 2016 год?

— Год мы заканчиваем со следующими результатами:

  • прибыль по сравнению с 2015 годом выросла в 127 раз,

  • количество выданных займов в 2016-м выросло в 10 раз по сравнению с 2015 годом,

  • обработанных заявок за 2016 год — более 500 тысяч,

  • уровень дефолта — 16,8%,

  • всего выдано за 2016 год 300 млн рублей.

— Через какие каналы вы начали привлекать заемщиков в онлайне? И какие сейчас для вас наиболее эффективные?

— Для онлайн-займов все стандартно. Основные каналы — СЕО, СРА, контекстная реклама.

У нас очень сплоченная команда маркетологов, которая обеспечивает нам стабильный объем заявок. Мы постоянно тестируем новые каналы привлечения и пытаемся найти своего клиента.

Есть мнение, что заемщики, которых привлекают через интернет, по качеству несколько хуже, чем из офлайна, вы согласны с этим?

Конечно, с точки зрения банкира, заемщик из интернета это совсем не то, поскольку идентификация происходит удаленно. Но мы попытались сделать свою уникальную модель.

Заемщик, привлеченный через интернет, это точно такой же заемщик, как в банке

Мы очень аккуратно работаем с уровнем одобрения. Кроме того, сейчас существует множество интернет-технологий, которые позволяют определить, будет заемщик платить или нет. Мы проработали в онлайне больше двух лет, и я могу с уверенностью сказать, что заемщик, привлеченный через интернет, это точно такой же заемщик, как в банке.

Когда ваша компания только выходила на рынок, регулирование МФО Центробанком только начиналось. Сейчас появилось большое количество правил игры, требований и многого другого. Вы, как бывшие банкиры, наверное, чувствуете себя на рынке увереннее других привыкли быть под контролем регулятора?

Вы совершенно правы. Для нас регулирование со стороны Банка России, других фискальных или надзорных органов не является какой-то проблемой, в банковской деятельности нормативных актов намного больше, и мы к таким условиям просто привыкли. У нас есть свой юридический отдел, мы внимательно мониторим  все изменения в регулировании, держим руку на пульсе, общаемся с участниками СРО «МиР», куда входит компания. Все идет достаточно спокойно, нормальным темпом.

До конца марта всем участникам микрофинансового рынка предстоит определиться стать микрофинансовой компанией или микрокредитной. Вы определились уже?

Да, мы однозначно решили стать микрофинансовой компанией. Уже собран полный пакет документов, все отправлено в Банк России. Мы все сделали заранее, потому что крайний срок наступит в марте 2017 года. Средств у нас достаточно. Напомню, что для микрофинансовых компаний определен минимальный уставный капитал 70 млн рублей. Мы хотим остаться в онлайне и продолжать развивать этот бизнес с использованием упрощенной идентификации.

Вы сказали, что у вас консервативный подход, что уровень одобрения заявок на микрозаймы невысокий. Как вам удается выживать — конкуренция на рынке сейчас высокая?

Для любого клиента, как в офлайне, так и в онлайне, важно найти «точку входа» компанию, куда он будет регулярно обращаться, которая будет его обслуживать постоянно. Первичные клиенты, как правило, не идут куда-то целенаправленно, оставляют заявки во многих компаниях. Мы ничего не придумали супероригинального, просто стараемся работать так, чтобы наш первичный клиент остался с нами и в будущем.

Для постоянных клиентов есть преференции как по суммам займов, так и по процентным ставкам

Мы стараемся делать так, чтобы клиент не переплачивал, как это обычно бывает: взял 7 тысяч, а отдай «сто пятьдесят». Мы понимаем нагрузку и порой закредитованность наших заемщиков, поэтому часто предлагаем реструктуризацию, если у клиента вдруг какие-то сложности. Мы создали претензионный отдел в компании, который готов разобрать ситуацию каждого клиента, столкнувшегося с проблемами, и найти какой-то выход — рассрочку или реструктуризацию. У нас после 90-го дня просрочки не начисляются проценты вообще это и закон «О потребительском кредите», и наша внутренняя кредитная политика. Для постоянных клиентов есть преференции как по суммам займов, так и по процентным ставкам. Вот такими, может быть, консервативными, способами мы стараемся удержать клиентов у себя.

Говоря о просрочке, нельзя вспомнить и о коллекшене. У вас есть компания-партнер, или вы сами работаете со сбором долгов?

Это больная тема. Мы сотрудничали с коллекторской компанией.

Для контроля за сотрудниками по работе с клиентами мы создаем отдел контроля качества

Конечно, были негативные отзывы, потому что практически невозможно отслеживать и контролировать работу каждого коллектора как он работает с нашим клиентом, что он ему говорит и так далее. Сейчас мы создали свой собственный отдел, но называется он не коллекторским, а отделом по работе с клиентами. Хотелось бы уйти уже от грозного слова «коллекторы». У нас разработаны определенные правила, кодекс по работе сотрудников именно этого отдела. Более того, для контроля за сотрудниками по работе с клиентами мы создаем отдел контроля качества. Это осознанные дополнительные расходы, но без контроля в свете последних событий, в свете нового законодательства невозможно построить профессиональную работу с просроченной задолженностью.

Сейчас, стремясь диверсифицировать бизнес, многие МФО, которые начинали работать в офлайне, начинают развивать и онлайн-направление. Нет ли у вас мысли пойти, наоборот, в офлайн?

Офлайн нас заинтересовал, когда мы внимательно проанализировали свой портфель. Наиболее активные заемщики в онлайне это Москва, Петербург, европейская часть России.

Хотим сгенерить несколько отличных продуктов, чтобы как-то отличаться от других компаний

Здесь люди уже привыкли, им легко и удобно получать заем на карту любого банка. Но если говорить о Сибири не идет заемщик в интернет. Ему надо по старинке: прийти в офис, поговорить, заполнить бумаги и получить деньги наличными. Сейчас мы запускаем три пилотные точки продаж в Новосибирске хотим посмотреть статистику и понять, получится ли потом в итоге офлайнового заемщика перевести в онлайн. Это сложно, конкурентов много, но мы все равно попробуем хотим сгенерить несколько отличных продуктов, чтобы как-то отличаться от других компаний, работающих «на земле». В дальнейшем  будем расширяться на весь Сибирский федеральный округ.

А какие у вас источники привлечения средств? Работаете ли вы с банками?

Мы развиваемся за счет средств учредителей и собственной прибыли компании. Пока этого достаточно. В дальнейшем не исключаем привлечения средств из других источников.

Какие у вас планы на 2017 год?

Как я уже говорила, очень важным для нас будет получение статуса микрофинансовой компании и создание отдела по работе с клиентами. Также мы думаем о выходе на рынки других стран.