Суд не назначил обвиняемой даже штрафа. Однако, как указывают авторы статьи, приговор скажется на репутации и самой француженки, и МВФ. Международная организация может оказаться под огнем критики ряда государств. Полное доверие своему директору-распорядителю Международный валютный фонд подтвердил в специальном заявлении исполнительного совета уже в день оглашения вердикта.

«Меня признали виновной в халатности,— заявила сама Кристин Лагард на пресс-конференции по окончании судебного процесса.— Но обошлось без наказания, без каких-либо санкций, без оформления решения. Я не удовлетворена этим [решением]. Однако существует момент, когда человеку нужно остановиться, перевернуть страницу и двигаться дальше. Поэтому я рада возможности не подавать апелляцию на это решение и сфокусировать все свое внимание, все свое время, все свои усилия на моей миссии как главы МВФ».

Пикантность в ситуацию вносило то обстоятельство, что Credit Lyonnais был в частичной государственной собственности

В центре судебного разбирательства было арбитражное дело, омрачавшее французскую политическую жизнь на протяжении целого десятилетия. По мнению критиков, Лагард не смогла адекватно воспрепятствовать массивным правительственным выплатам скандально известному бизнесмену и политику Бернару Тапи.

В 1993 году, перед тем как войти в правительство социалистов при президенте Франсуа Миттеране и избежать при этом конфликта интересов, Тапи продал компанию Adidas. А буквально через год она была перепродана за двойную цену. Это дало Тапи возможность утверждать, что банк Credit Lyonnais, отвечавший за проведение сделки, искусственно занизил первоначальную цену и лишил бывшего владельца законных миллионов.

Пикантность в ситуацию вносило то обстоятельство, что Credit Lyonnais был в частичной государственной собственности. В дело втянулось правительство. Будучи в тот момент министром финансов, Лагард передала рассмотрение конфликта в арбитражную коллегию. А та единогласно признала право Тапи на компенсацию в размере €404 млн. Решение возмутило многих. В адрес правительства посыпались обвинения, что находившийся в государственной собственности банк пал жертвой политического фаворитизма.

Без большой политики действительно не обошлось. Накануне очередных президентских выборов Тапи неожиданно поменял политическую ориентацию. Из министра в правительстве социалистов он превратился в их оппонента и горячего сторонника будущего президента Никола Саркози. Не удивительно, что в щедрой компенсации французы усмотрели своеобразную взятку за переход из лагеря в лагерь.

Первоначально Лагард грозил год тюремного заключения и штраф €15 тыс

Впоследствии, уже при нынешнем президенте Франсуа Олланде, кассационный суд в Париже пришел к окончательному выводу, что Бернар Тапи не мог претендовать на компенсацию. А Кристин Лагард, которая по должности должна была заблокировать выплаты и обжаловать решение арбитража, обвинили в «халатности по отношению к государственным деньгам».

Первоначально за это упущение Лагард грозил год тюремного заключения и штраф €15 тыс. Однако судья, который председательствовал на слушаниях, заявил по их окончании, что она не понесет наказания. Больше того, в ее деле не останется упоминания о судимости.

Впрочем, мало кто сомневался еще до начала процесса, что Лагард избежит и тюремного срока, и даже увольнения с высокой должности. На ее стороне была поддержка деловой и политической верхушки Соединенных Штатов, где проходила головокружительная адвокатская карьера Кристин Лагард. До того как оказаться на министерской должности во Франции, Лагард возглавляла Baker & McKenzie, крупнейшую юридическую фирму США. Как писала в свое время The New York Times, и по манерам, и по деловому стилю она в большей степени американка, чем француженка. В глазах политических верхов по обе стороны Атлантики Лагард — нужный человек на нужном месте.

В феврале 2016 года Кристин Лагард была переизбрана на второй пятилетний срок

Но след от этой истории все-таки останется. The Washington Post приводит мнение Эдвина Трумэна, старшего исследователя из Института мировой экономики Петерсона (Peterson Institute for International Economics). «Теперь у нее есть серая метка в личном деле. И те, кто недолюбливает ее, всегда могут напомнить об этом. Однако она пользуется большим уважением»,— признает эксперт.

В феврале 2016 года Кристин Лагард практически без возражений с чьей-либо стороны была переизбрана на второй пятилетний срок. И это, по оценке The Washington Post, служит признаком ее влияния. Вместе с тем в последние годы под вопросом оказался авторитет самого МВФ. В нем видят оплот глобализма. В первых рядах яростных критиков организации находятся популистские и националистические правительства. К ним примкнул будущий президент США Дональд Трамп. Он недоволен растущими расходами на финансирование МВФ, главная часть которых лежит на Америке.

«МВФ рассматривается многими как часть политической элиты, истеблишмента,— считает научный сотрудник Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute) Десмонд Лахман, которого цитирует газета.— Если кто-то недоволен тем, как развивается экономика, то МВФ окажется в числе тех институтов, на которые будет возложена ответственность»,— говорит он.

Многие во Франции по-прежнему видят в завершившемся процессе политическую составляющую

Обвинения, которые были выдвинуты против Кристин Лагард, крайне неприятны для Международного валютного фонда еще по одной существенной причине. Два ее непосредственных предшественника Доминик Стросс-Кан и Родриго Рато тоже подвергались уголовному преследованию.

Многие во Франции, как отмечает The Washington Post, по-прежнему видят в завершившемся процессе политическую составляющую. Одни рассматривают его как часть атаки на бывшего президента Никола Саркози, в команду которого входила Кристин Лагард. Другие осуждают суд за мягкость. «Это дело было в огромной степени политическим»,— приводит газета мнение Вероник де Рюжи, старшего исследователя из Университета Джорджа Мейсона (George Mason University).