С 1 января закон «О защите прав физлиц при взыскании» значительно сузит возможности досудебного взыскания для кредиторов и вынудит их активнее обращаться в суды. Какие тенденции в судебном взыскании будут актуальны в будущем году, станет ли оно эффективной заменой сжавшемуся каналу soft-collection?

Даже по осторожным подсчетам количество обращений кредиторов в суд может увеличиться в полтора раза. Если за 2015 год в статистике Верховного суда отражено около 2,8 млн судебных дел по взысканию долгов по кредитам, а по итогам 2016 можно спрогнозировать около 3,2 млн дел, то в 2017 году можно ожидать в общей сложности до 4,5–5 млн приказных и исковых обращений кредиторов в суды.

Есть оправданные опасения, что судебная система и служба судебных приставов не готовы к такому «подарку» в виде добавочных объемов работы. Эти ведомства уже давно и регулярно жалуются на превышение всех возможных нагрузок на судей и приставов, текучку кадров и недостаток бюджета. По собственной статистике ФССП эффективность взыскания долгов в пользу коммерческих организаций составляет около 3,3–3,5%. Что же будет, когда судебной системе придется принять на себя дела должников, «защищенных» законом от коллекторов?

В конце каждого квартала вполне может возникать проблема с отправкой почты от судов к должникам и кредиторам

Как минимум суды будут медленнее рассматривать обращения. Опаснее, если возникнет другая тенденция: судьи из соображений экономии сил и времени будут чаще отказывать кредиторам в удовлетворении их обращений. Когда выносят приказ, нужно написать приказ, сделать какие-то копии, провести по всем журналам. Отказать легче и быстрее.

В конце каждого квартала вполне может возникать проблема с отправкой почты от судов к должникам и кредиторам, из-за нехватки бюджета на резко возросший объем отправлений. Это уже сейчас характерно для дотационных регионов, кроме того, особенно сильно это может затронуть исковое производство, которым занимаются мировые судьи, потому что они бюджетируются из муниципальных бюджетов. Такие задержки в конце бюджетных периодов для кредитора будут означать несколько недель дополнительного ожидания.

На снижение эффективности взыскания повлияет и смена приоритетов ФССП, и растущий объем взыскания долгов в пользу государства. Главные показатели, которых в первую очередь требует начальство от судебных приставов,— взыскание налогов и штрафов ГИБДД. Эти поступления разрешено направлять в региональные и муниципальные бюджеты, и они стали важным источником средств для местных властей. Да и взыскивать их легче: суммы обычно не очень большие, интеграция с банковскими системами растет. Проще электронно списать штраф 500 рублей с карточки должника и получить поощрение за выполнение плана по показателям госдолгов, чем гоняться за должником по кредиту.

У приставов нет ни финансовой, ни должностной мотивации их взыскивать

Недавно столкнулся с ситуацией, когда в одном из областных центров руководители местного ФССП всерьез обсуждали возможность «сброситься» на покупку ПО для городских камер наблюдения ГИБДД. Камеры поставили, а денег в городском бюджете на их окончательный запуск не хватило. В результате самыми заинтересованными людьми в борьбе с автонарушителями оказались представители ФССП — у них премия от этих показателей по взысканию штрафов зависит.

Поэтому, несмотря на то что бюджет получает долю за взыскание частных долгов 7% от объема долга, у приставов нет ни финансовой, ни должностной мотивации их взыскивать. От выполнения плана по частным долгам зарплата пристава не увеличится.

С другой стороны, стоит сказать не только о негативе, но и о положительной тенденции, которая отчасти смягчает проблемы судебного взыскания. Автоматизация работы ФССП быстро растет, все больше баз объединяется, все быстрее и шире доступ приставов к информации о счетах и имуществе должника.

Средняя эффективность судебного взыскания сейчас составляет 16–17% от объема долга

В погоне за государственными долгами ФССП все больше интегрируется в финансовую информационную систему, а это плюс и для коммерческих кредиторов. Уже есть регионы, в которых все проверки имущества должника производятся одним нажатием кнопки канцелярией ФССП в момент возбуждения исполнительного производства, то есть приставу даже не надо этим заниматься.

Благодаря новым технологиям электронного взыскания, эффективность legal collection снизится в 2017 году не так сильно, как могла бы, если бы 230-ФЗ был принят два-три года назад. Средняя эффективность судебного взыскания сейчас составляет 16–17% от объема долга. И, возможно, некоторым кредиторам удастся добиться сохранения этого уровня и дальше, в новом году, однако это потребует дополнительных усилий и затрат.

Во-первых, еще сильнее будет востребовано умение индивидуально работать с приставами на местах. Недостаточно просто написать в ФССП заявление о возбуждении исполнительного производства и забыть про это, как делают многие крупные банки (только они могут это себе позволить).

Многие кредиторы уже приняли решение увеличить бюджеты на 2017 год на судебное взыскание просроченной задолженности

Необходимо постоянно взаимодействовать с приставом, напоминать ему о деле, мотивировать отправить новый запрос — сегодня у должника нет денег на карточке, а завтра они могут появиться. Во-вторых, жизненно важными становятся вопросы себестоимости судебного взыскания, снижения расходов на подготовку документов для суда, максимальной автоматизации всех процессов, связанных с legal collection.

Многие кредиторы уже приняли решение увеличить бюджеты на 2017 год на судебное взыскание просроченной задолженности и на госпошлину, некоторые в два-три раза. Речь идет о значимых суммах, поскольку в практике банков, МФО и коллекторских агентств себестоимость просуживания одного дела может достигать 700–850 рублей из-за неэффективной организации работы с документами, временных затрат и соответствующих расходов на персонал. Плюс еще госпошлина — 1,5% от объема долгового портфеля в приказном производстве или 3% в исковом.

Учитывая, что наращивание судебного взыскания явно будет трендом ближайших двух-трех лет (на просуживание выходят увеличенные объемы просрочки по кредитам 2015–2016 годов), кредиторам недостаточно просто заложить в бюджет увеличение расходов на госпошлину. Стоит задуматься об инвестировании в реорганизацию своих бизнес-процессов при взаимодействии с судами и ФССП и пересмотреть и ликвидировать наиболее затратные и неэффективные звенья в этой цепочке.