В рамках проекта «Города на связи» на Banki.Ru я много езжу по городам России и покупаю там сим-карты всех операторов связи. Как правило, это большая четверка, но бывают и исключения. Например, в Казани, где есть свой оператор «Летай». Примерно у трети сим-карт ощущается присутствие бывших владельцев. Приходят SMS явно личного характера, звонят коллекторы, шлют оповещения об акциях магазины. Но недавний «улов» в Самаре оказался совсем уж странным. К сим-карте одного из операторов оказался привязан активный SMS-банк одного из крупнейших финансовых учреждений страны. На номер не только приходили оповещения об операциях, но и работало меню, что позволяло совершать операции по оплате услуг и переводу средств. Судя по информации из SMS, номер был привязан к карте Maestro, принадлежащей пенсионеру.

Изучение вопроса показало, что подобные случаи, мягко говоря, не единичны. Меньше всего хотелось бы поднимать панику и называть главных виновников торжества (мы готовы дать банкам конфиденциальные комментарии. Bankir.Ru), но это тысячи случаев в масштабах страны и не самые маленькие банки. Неприятность еще и в том, что в случае выведения средств их владелец спохватывается слишком поздно, потому что оповещения о транзакциях также приходят новому владельцу номера.

Почему это происходит?

У операторов после определенного времени бездействия начинает тикать часовой механизм, в рамках которого баланс симки быстро обнуляется

В последнее время операторы резко сократили срок поддержки карт с нулевым или отрицательным балансом. В ряде случаев речь идет о трех месяцах, а в среднем по рынку — о полугоде. Часто сим-карта стоит в телефоне второй, человек с нее не звонит и не пишет, а использует только для регистрации в разных учреждениях. И, положив на счет небольшую сумму, больше не пополняет. У операторов же после определенного времени бездействия начинает тикать часовой механизм, в рамках которого баланс симки быстро обнуляется. После этого номер отключается и поступает в продажу. Покупатель вставляет сим-карту в телефон — и получает массу новостей из жизни прежних владельцев.

Тимур Юнусов, руководитель отдела безопасности банковских систем компании Positive Technologies, считает, что способ противодействия проблеме весьма прост — проверка ICCID (физического идентификатора сим-карты). Вся схема выглядит так: банк заключает договор с операторами связи, которые поставляют ему в реальном времени данные о том, на какую физическую сим-карту будет отправлена SMS, и, если идентификатор отличается от той, что в базе данных, одноразовый пароль не придет.

Такой вид проверки безопасности уже работает во множестве банков. Но у него есть некоторые недостатки. Во-первых, банк может не обмениваться данными с каким-то определенным оператором связи. Например, с тем, который только что вышел на рынок услуг связи (поэтому еще просто не охвачен), или с тем, который не используется в регионе работы банка. В этих случаях не будет проходить проверка, сим-карт и банк не сможет отследить их смену.

Многие банки применяют анализ ответов на специализированные HLR-запросы для отслеживания фактов перевыпуска сим-карты

Вторая проблема — возможность клонировать сим-карты в результате атак на GSM/SS7, что позволяет клонировать сим-карту с сохранением ее физического идентификатора. Однако такого типа атаки сложны в эксплуатации и требуют специальной подготовки.

Глеб Чербов, заместитель директора департамента аудита защищенности компании Digital Security уточняет, что многие банки применяют анализ ответов на специализированные HLR-запросы для отслеживания фактов перевыпуска сим-карты. Главным образом это делается для борьбы с фродом, основанном на перевыпуске сим-карт по поддельным документам, но также работает и для случаев с переходом номера другому владельцу.

Действительно, опрошенные нами клиенты многих банков жаловались, что даже замена сим-карты без смены владельца означает необходимость подтверждения личности через колл-центр или даже в отделении банка, без которого любые формы ДБО невозможны. «Мы „видим” замену сим-карты. Таким образом, третье лицо не получит доступ к д/с клиента — бывшего владельца номера»,— говорит Жанна Каплун, пресс-секретарь Альфа-банка.

Но не все банки одинаково внимательны.

Что делать клиенту, если деньги со счета утекают в непонятном направлении?

Алгоритм действий установлен федеральным законом «О национальной платежной системе». Как только клиент банка узнал о компрометации электронного средства платежа (украдена или утеряна карта, заблокирована сим-карта и т. п.), в тот же или на следующий день он должен сообщить об этом в банк.

В интересах самого клиента лично явиться в отделение банка и написать заявление

С момента поступления такого сообщения банк начинает нести ответственность за мошеннические платежи, в которых используется скомпрометированное средство платежа.

Дмитрий Кузнецов, директор по методологии и стандартизации компании Positive Technologies, уточняет, что способ передачи такого сообщения устанавливает банк в правилах оказания услуг, и чаще всего клиентам предлагается звонить в колл-центр банка. Но в интересах самого клиента, помимо такого звонка, лично явиться в отделение банка и написать заявление. В некоторых конфликтных случаях необходимо иметь документированное подтверждение того, что он своевременно сообщил банку о компрометации средства платежа.

Что грозит за эксперименты с чужими деньгами?

Будем откровенны: когда тебе в руки попадает чужой счет с кругленькой суммой, возникает соблазн немного к нему приобщиться. Но делать этого лучше не стоит.

По содержанию такое преступление аналогично мошенничеству с использованием платежных карт (статья 159.3 УК РФ)

Да, практика показывает, что в случае увода небольших сумм банки предпочитают не тратить время на их поиски. И все же ответственность за такие «шалости» ничем не отличается от того, что грозит за банальную уголовщину.

Вопрос только, по какой статье УК РФ оно будет квалифицировано. В формулировке, точно описывающей ситуацию (вывод средств с чужого счета средствами мобильного банка), квалифицировать это действие сложно. Дмитрий Кузнецов рассказывает, что по своему содержанию такое преступление аналогично мошенничеству с использованием платежных карт (статья 159.3 УК РФ), но в силу формулировок эта статья к такому виду преступлений применяется редко. Так что обычно преступления квалифицируются или как «мошенничество» (статья 159 УК РФ), или как неправомерный доступ к охраняемой законом информации (статья 272 УК РФ).

Последнее время обсуждается законодательная инициатива приравнять «электронные деньги» к бумажным и квалифицировать такие преступления как кражи (статья 158 УК РФ). Как именно будет квалифицировано преступление и какая ответственность за него наступает, зависит от конкретных обстоятельств.

Все идет к тому, что сим-карты окончательно переселятся внутрь смартфонов, и подключение к оператору станет чисто программной операцией

Особый случай — когда человек выводит со своего счета средства, поступившие ему в результате ошибки или сбоя платежной системы. ГК РФ относит такой случай к неосновательному обогащению и обязывает получателя средств вернуть их владельцу. Если получатель уклоняется от исполнения этой обязанности, то, помимо возврата средств, ему грозит еще и уплата процентов за незаконное использование не принадлежащих ему денежных средств. Кстати, здесь еще одна лазейка для любознательных мошенников: если у человека уже есть счет в том же банке, он может сказать, что принял чужие деньги за свои. И это, как ни странно, срабатывает в суде.

Дальше больше

Сейчас все идет к тому, что сим-карты окончательно переселятся внутрь смартфонов, и подключение к оператору станет чисто программной операцией. Тогда HLR-запросы окажутся бесполезными, и придется придумывать какой-то механизм, отслеживающий переход самого аппарата от владельца к владельцу.

Очевидно, что любую дыру можно обнаружить и залить бетоном. Но, к сожалению, само количество дыр растет в геометрической прогрессии, и невольно с ностальгией вспомнишь времена, когда для сохранности средств требовался всего лишь достаточно тяжелый сейф с надежным замком.