Недавно объявили, что Apple останавливает выпуск Wi-Fi-маршрутизаторов AirPort и систем хранения данных TimeMachine. Еще раньше — что компания перестанет выпускать мониторы, создав вместо этого партнерство с LG, которая выпустит соответствующие продукты под своим брендом.

Кроме того с последнего релиза десктопов Mac Pro уже прошло столько времени, что пользователи этих рабочих станций убеждены: Apple покинула и этот рынок. Многие профессионалы заинтересованы в том, чтобы работать на новейшем оборудовании, а линейка профессиональных компьютеров, приостанавливающая обновления, перестает быть «про». Даже если Apple и выпустит сейчас новый Mac Pro, покупатели будут опасаться возможности очередного многолетнего перерыва в обновлении модели и начнут рассматривать в качестве возможных рабочих станций более часто обновляемую модель от другого производителя.

Если та же General Electric может выпускать реактивные двигатели, приливные электростанции, то что мешает одной из самых дорогих компаний в мире поддерживать линейку персональных компьютеров

Даже более популярные ноутбуки от Apple несут на себе печать некоторого безразличия. Последняя версия MacBook Pro предлагает пользователю ряд интересных особенностей (чего стоит один инновационный TouchBar), но построен не на самой быстрой платформе, обладает достаточно небольшим объемом оперативной памяти и малым количеством портов (всего четыре порта Thunderbolt 3 и разъем для наушников). Даже у фанатов марки возникает ощущение, что, как и множество других продуктов, MacBook Pro сделан более легким и тонким, а не более мощным и профессиональным.

И здесь возникает вопрос: если та же General Electric может выпускать реактивные двигатели, приливные электростанции, системы АСУТП для железных дорог, шахтное и медицинское оборудование, то что мешает одной из самых дорогих компаний в мире поддерживать линейку персональных компьютеров и периферии помимо самых популярных смартфонов и планшетов? Ответ на этот вопрос кроется в организационной структуре Apple, весьма популярной среди стартапов, но необычной для огромной компании.

Функциональные группы против отделов

Любой крупной фирме необходима организационная структура, и можно выделить два подхода к ее формированию. В компании могут быть выстроены отделы вокруг бизнес-процессов, либо на основе областей экспертизы могут быть построены функциональные группы.

Крайний случай компании, использующей структуру отделов и департаментов, это конгломерат Berkshire-Hathaway, принадлежащий Уоррену Баффету. Его штаб-квартира находится в Омахе, но в штате состоят всего 25 человек, работающих персонально на Баффета и сводящих воедино приходящую от его империи документацию для подачи отчетов в регулирующие органы.

Если взглянуть на список руководителей компании, вы не найдете там старшего вице-президента по iPhone, работающего совместно со старшим вице-президентом по Mac

Головной офис Berkshire-Hathaway — это не только верхушка организационной структуры, это еще и часть философии компании. Небольшое количество сотрудников подчеркивает тот факт, что Баффет инвестирует в компании и корпоративных лидеров, в которых он верит. Офис в Омахе не занимается оперативным управлением, вместо этого каждое из отделений конгломерата — от грузовой железной дороги до производителя мобильных домов — само управляет своей деятельностью, набирает персонал и решает юридические вопросы.

Apple же устроена иначе. Если взглянуть на список руководителей компании, вы не найдете там старшего вице-президента по iPhone, работающего совместно со старшим вице-президентом по Mac,— Apple крайне функциональна.

Среди ее руководителей есть главный дизайнер и старший вице-президент по разработке ПО, а старший вице-президент по аппаратным технологиям отличается по зоне ответственности от старшего вице-президента по разработке аппаратной части. Разумеется, присутствуют и более классические руководящие должности вроде главы юридического департамента или финансового директора, но наиболее близкая к классическим должность в Apple у Анжелы Арендс, старшего вице-президента по розничной и интернет-торговле.

Apple может создавать вещи наподобие единого цельного доступа к данным и приложениям на всей линейке устройств Apple

Однако роль, которую Арендс играет в компании, только иллюстрирует функциональный подход Apple. В традиционной структуре департаментов глава каждого из них ответствен за прибыли и убытки своего направления работы, и тут целью Арендс было бы оптимизировать прибыльность розничных магазинов… вот только в Apple этого не хотят. Да, «бары гениев» приносят деньги, но еще они являются точками присутствия брэнда, и их дизайн, способы работы и само существование проецируют вовне образ Apple.

Функциональная структура позволяет группам сотрудничать между собой, и Apple может создавать вещи наподобие единого цельного доступа к данным и приложениям на всей линейке устройств Apple, или вроде использования разработанного для Apple Watch чипа в новом TouchBar. И все это потому, что руководители ответственны за «разработку ПО» и «аппаратную разработку», а не за конкретные продукты.

Тем не менее высшее руководство огромных межнациональных корпораций не пытается управлять ими с помощью функциональной структуры — ведь как бы красиво это ни звучало, на практике такую схему реализовать в подобных масштабах очень сложно.

Для Microsoft важно, чтобы бизнес работал, как часы, и осознание того, что за продукт отвечают конкретные исполнители и руководители, помогает сохранять результативность

В Microsoft есть исполнительный вице-президент, руководящий подразделением Office, другой, курирующий Windows, и третий во главе Microsoft Cloud. Во всех трех департаментах работают разработчики ПО, но нет никого во главе абстрактной «разработки» — все сотрудники ответственны за свои части бизнеса. Если с каким-либо продуктом что-то пойдет не так, это будет вина конкретного человека, так как обозначены четкие зоны ответственности.

Такой подход полезен, когда приходится управлять бизнесом вроде Windows, в долгосрочной перспективе показывающим спад, но все равно востребованным и приносящим огромные прибыли. Для Microsoft важно, чтобы бизнес работал как часы, и осознание того, что за продукт отвечают конкретные исполнители и руководители, помогает сохранять результативность. И это возвращает нас к бедному Mac.

Apple — огромная компания с внушительной прибылью, гигантскими финансовыми резервами и сильным брендом. Теоретически, у такой компании не должно возникнуть проблем с регулярным обновлением высокодоходных, востребованных на рынке десктопов и ноутбуков Mac. Конечно, сложно будет постоянно привносить в эти продукты радикально новый дизайн и инновации, но текущим клиентам нужно нечто более простое, а именно — уверенность в том, что Apple будет регулярно обновлять оборудование линейки Mac на самое современное. Вместо этого Apple приходит к ситуации, когда проводится радикальный редизайн (включая множество инноваций) их настольного профессионального компьютера… после чего о нем забывают на три года, хотя хорошо налаженный бизнес-процесс основывается не на спорадических прорывах, а на постоянном последовательном развитии.

Становится понятно, что Mac не настолько важны компании, как прочие проекты

Конечно, самый важный продукт Apple — это iPhone. Компании приходится каждый год стараться сделать так, чтобы новый смартфон был лучше предыдущего. Планшеты iPad имеют с iPhone много общего, что позволяет легко поддерживать эту линейку продуктов в актуальном состоянии. Смарт-часы Apple Watch это квинтэссенция усилий, которые Apple предпринимает для выхода на новый растущий рынок. Онлайн-сервисы компании усиливают позиции iPhone.

Принимая все это во внимание, становится понятно, что Mac не настолько важны компании, как прочие проекты. Среди самих же Mac важнее всего не настольные компьютеры, а ноутбуки.

В итоге регулярное обновление линейки настольных компьютеров — процесс объективно несложный, но им некому заниматься, потому что это не является ничьей обязанностью. При функциональной организации больше всего ценится коллаборация, в том числе и на высшем уровне, и все задачи, на которые она сейчас нацелена, никак не затрагивают развитие Mac.

Эта ситуация поднимает вопрос, стоит ли сохранять функциональную структуру компании по мере ее роста. В конце концов для компании, связанной с рынком персональной вычислительной техники и известной достижениями в индустриальном дизайне, рынок мониторов кажется вполне многообещающим. То же можно сказать и о профессиональных настольных компьютерах.

Конечно, смена организационной структуры для компании может влететь в копеечку. В прошлом такая организация позволяла Apple оставаться такой же гибкой, как и во времена старта — тот же плейер iPod изначально запускался как аксессуар к Mac, но Стив Джобс изменил направление продвижения продукта и превратил его в кроссплатформенный хит (что было бы почти невозможно, если бы внутри компании этим занимался бюрократически сложный «департамент Mac»). Запуск iPhone и iPad без страха каннибализации ресурсов помог Apple стать лидером — более формально организованной Microsoft не удалось захватить такую долю рынка мобильных устройств.

Но сейчас Apple уходит с рынков, и это знак того, что сложившейся структуре чего-то не хватает для дальнейшего развития. Apple — крупная компания, и хочет стать еще крупнее. Чтобы добиться этого, может понадобиться начать вести себя, как крупная компания.