Год заканчивается, позади восемь городов. И только в половине из них удалось взять интервью, хотя мы честно старались организовать беседу в каждой поездке. Все складывалось отлично, когда мы приходили, что называется, «по блату». Лично зная одного из менеджеров, принимающего решения. Но знать абсолютно всех, к сожалению, невозможно. И иногда приходилось идти через пресс-службы, что всегда заканчивалось полным фиаско. Даже если у нас была рекомендация от хорошо знакомого пресс-службе человека.

То есть сначала с нами заинтересованно общались, но потом что-то шло не так. И мы долго не могли понять — что именно. До тех пор, пока это не разъяснил человек, имеющий большой опыт пиара в регионах.

Страх, конечно, остается, но вполне контролируемый

— Вы поймите, — сказал он, — Предложение побеседовать со стороны федерального СМИ для регионального банка столь же «естественно», как визит Стаса Михайлова на предмет открытия счета для любимой бабушки. Им реально странно внимание москвичей. Чего они хотят? С чего вдруг заинтересовались нашим банком? Вдруг это розыгрыш?

Но данная ступень легко преодолима. Вы же им даете почитать другие интервью, обещаете показать текст перед публикацией. Страх, конечно, остается, но вполне контролируемый. А потом вы их шокируете фактом, что не хотите за интервью денег. И этим рушите всю коммуникацию.

Потому что региональный банк твердо знает — ни одно местное СМИ о нем бесплатно не напишет ни строчки. Абсолютно нормально, когда в ответ на присланную новость приходит счет на предоплату. Любая весть от банка по умолчанию воспринимается, как реклама. А бесплатной рекламы не бывает. Вам это с удовольствием расскажут в любой районной газете.

Платить за каждую публикацию довольно странно. Даже, наверное, противоестественно. Но за десятилетия банки к этому привыкли. И на публикации есть определенный бюджет. Денег, конечно, жалко, но зато каждая новость позитивная-позитивная. А каждое интервью состоит из благостных вопросов, типа «Как же вам удается в такое трудное время осенять землю вокруг светом своего величия?» и «Ничего, если я еще пять минут подышу одним и тем же воздухом с таким потрясающим человеком?».

Просчитав такие последствия, пресс-служба сделает все возможное, чтобы интервью не состоялось

И тут приходите вы. Делаете интервью. Конечно же, хорошее. И пресс-службу за него непременно похвалят. Но после этого при каждой попытке получить финансирование очередной публикации ей будут напоминать, что вообще-то все бывает и бесплатно. И надо просто лучше работать. Просчитав такие последствия, пресс-служба сделает все возможное, чтобы интервью не состоялось. Да там и делать-то ничего не надо, достаточно подбросить пару веток в тлеющие угли паранойи, проявляющейся по отношению ко всему московскому.

После такого разъяснения легче, к сожалению, не стало.

Можно, конечно, действовать в рамках сложившейся парадигмы, превратив информационный проект в рекламный. Но тогда, к сожалению, будет вытравлена сама его суть. Там же не про восхваление мудрости руководителя, а про доверительную беседу. Доверие очень хорошо чувствуется читателем, который не меньше наших собеседников знаком с предметом. Именно оно заставляет дочитать до конца, обсудить потом что-то при личной встрече, договориться о совместных действиях. А очередное «взвейся-развейся» будет закрыто после прочтения первого абзаца.

Деньги — отличная вещь, и они, конечно, любят тишину

Наверное, придется действовать «по блату». Если вы работаете в региональном банке и хотите (в меру) откровенно побеседовать с нами об делах, успехах и трудностях, дайте знать. Мы уже были в Астрахани, Казани, Саратове и Санкт-Петербурге. И с радостью доедем к вам.

Деньги — отличная вещь, и они, конечно, любят тишину. Но только если в этой тишине идет степенная беседа хорошо понимающих друг друга людей.

Давайте поговорим.