• В отрасли происходят гигантские изменения. Мы знаем, что на наш рынок будут выходить «молодые дарования», которые будут съедать кусок нашего пирога. И надо будет осмыслить, где мы и кем мы будем через пять лет. Либо мы будем теми, кого съедят, или мы оставим за собой этот кусочек пирога.
  • В этом году мы потратили много времени на осознание того, кто мы. Сможем ли мы сохранить то, что имеем сейчас. Или же придется претерпеть очень серьезную трансформацию.
  • Наше будущее — это экосистема, внутри которой находится технологичная платформа. И она должна соответствовать определенным критериям. Она должна быть построена на так называемых open-source-инструментах. Мы должны быть конкурентоспособными долгосрочно.
  • Мы находимся в «режиме велосипеда», который постоянно, по ходу движения, все время улучшается — облегчается, ускоряется и так далее. Но это — вызов. Для банка решение перейти на open-source-платформу — это вызов.
  • Должны быть облачные решения. Сегодня те, кто не в облаке, уже проиграли. Должна быть аналитика в режиме реального времени, для нас, как для банка, это критически важно. Чтобы аналитика была в режиме реального времени, очень важно уйти от «больших машин». Должны быть все самые современные инструменты, такие как искусственный интеллект, mashine learn, deep mashine learn, big data. И все это должно находиться внутри банка.
  • Платформа должна быть создана внутри самой компании. Этот вывод мы сделали два года назад. В мире немного банков идут сейчас по этому пути. Из крупных — единицы. Мы — один из трех банков в мире, кто пошел по этому пути.
  • Наша задача на ближайшие два года — завершить создание нашей платформы на основе тех инструментов, о которых я сказал. И я не обсуждаю сроки! К концу 2018 года мы должны завершить создание платформы. В 2017 году мы ее должны завершить примерно на 80%.
  • Чтобы тебя не «съели, надо поддерживать свой разум открытым, и нужно поддерживать универсальную квалификацию. И если ты банкир в седьмом поколении и гордишься этим, мол, я — банкир... Некоторые коллеги даже так и говорят: „Что-то мы стали стыдиться того, что мы — банк”. Мы не стыдимся того, что мы банк. Мы просто говорим, что у банков нет будущего. Если мы будем гордиться тем, что мы банк, и только этим будем гордиться, то нас ждут печальные времена».
  • Сегодня как минимум к одной профессиональной компетенции нужно иметь еще IT-компетенцию. У меня в одной презентации был слайд, где говорилось: «Каждый день IT съедает одну из отраслей». И это с одной стороны да — для тех, кто не способен к универсализации, это очень страшно. А для тех, кто воспринимает это как вызов и отвечает на этот вызов, звучит потрясающе интересно.
  • Честно сказать, мне традиционный банкинг совсем неинтересен! Потому что он тяжелый, он рискованный, он неудобный. И я не хочу ходить в банки! Я не хочу стоять в очереди в эти банки! Я не хочу терять свое драгоценное время на стояние в этих отделениях! Я хочу, чтобы банк пришел ко мне вот сюда и ровно в тот момент, когда я хочу, чтобы он мне эту помощь оказал. А еще лучше — чтобы он раньше меня увидел эту проблему. И более того — предсказал ее.
  • Те, кто сумеет ответить на эти вызовы, кто сможет приобрести универсальную компетенцию — я не думаю, что их ждет что-то неприятное. Я думаю, что их ждет очень интересное путешествие!

Сбербанк введет должность топ-менеджера по трансформации Он приступит к работе в феврале 2017 года.