Новость о вероятном назначении судебных приставов в качестве «регулировщиков» коллекторов, которая впервые появилась весной, сначала была воспринята с недоумением. Как-то все уже привыкли к мысли, что регулятором всей цепочки — от выдачи кредитов и займов до их взыскания - должен быть Центробанк. Однако, чем дальше, тем больше эта идея начинает нравиться участникам рынка. Какие плюсы и минусы можно спрогнозировать для взыскателей из назначения такого близкого по функционалу, «единокровного» регулятора?

Представители Центрального аппарата ФССП были одними из немногих, кто сохранил адекватность суждений

Несомненным плюсом кажется то, что ФССП выглядит госорганом, наиболее информированным о работе рынка взыскания, и потому, отчасти, более лояльным. В разгар самых мощных информационных волн, которые захлестывали коллекторский рынок весной этого года, и, казалось, лишали здравого смысла любого чиновника или депутата, который спешил высказаться по этому «жареному» вопросу, представители Центрального аппарата ФССП были одними из немногих, кто сохранил адекватность суждений.

На круглых столах, конференциях и совещаниях, посвященных теме «коллекторы, как вселенское зло», они высказывали шокирующе крамольные мысли -  что работа «белых» коллекторских агентств нужна государству, т.к. снимает нагрузку с судов и судебных приставов, и что досудебное взыскание в идеале более безболезненный и комфортный вариант для должника, чем принудительное.

Ведомство никогда не транслировало идей в стиле «а зачем вообще нужны коллекторы» (во всяком случае, централизованно, реплики из регионов не в счет). Не креативило феерических по глупости конструкций типа передачи досудебного взыскания адвокатской палате. «Парфенчиков хотя бы понимает, чем мы занимаемся», — резюмируют руководители коллекторских агентств. Похоже, рынок защищен от наиболее одиозного варианта регулирования — формального закручивания гаек просто от непонимания, от регулятора-врага, с которым сложно разговаривать на одном языке.

Вряд ли можно представить себе Банк России, который не вкатил бы сначала свою стандартную клизму новому рынку - отчетность

Еще один плюс — как ни странно, отсутствие у ФССП опыта регулирования кого бы то ни было, а также бюрократического багажа и хронических болезней, связанных с этим. Конечно, немного странно назначать на распутывание такого запущенного гордиева узла, как коллекторский рынок, необстрелянного новичка в решении подобных управленческих задач. Зато служба судебных приставов пока проявляет склонность осторожно интересоваться мнением участников рынка по ключевым вопросам. Неизвестно, приведет ли это к полноценному конструктивному диалогу, но, имеющие уши могут услышать. Вряд ли можно представить себе, например, всезнающий Банк России, который не вкатил бы сначала свою стандартную клизму новому рынку — отчетность, отчетность и еще раз отчетность, а начал бы узнавать чье-то мнение по этому поводу.

И, пожалуй, самым главным преимуществом является заинтересованность ФССП в нормальном функционировании коллекторского рынка — ведомство неоднократно заявляло о том, что перегружено объемами судебного взыскания и не против того, чтобы часть этой нагрузки снималась на досудебном этапе. Кроме того, основным ориентиром для судебных приставов сейчас является взыскание штрафов ГИБДД и других долгов перед государством — это тот показатель, за который они сейчас получают премии или, наоборот, разносы (именно этот сегмент долгов стал значимым источником пополнения местных региональных бюджетов). Взыскание частных долгов, даже крупных, отошло на второй план — эффективность их взыскания, по собственной статистике госоргана, составляет 3-4%.

Возможности ФССП по электронному документообороту и доступу к счетам, зарплатным карточкам и другим источникам информации о должниках растут

Таким образом, вопрос о «дележе поляны» или какой-то конкуренции между судебными приставами и коллекторами, который вставал еще 2-3 года назад при обсуждении возможности института частных судебных приставов в России, снят с повестки дня. Коллекторов не допустят к взысканию даже самых мелких государственных долгов, но и мешать взыскивать для частных кредиторов не будут — работы хватит на всех. А в идеальном варианте, может быть даже и помогут - возможности ФССП по электронному документообороту и доступу к счетам, зарплатным карточкам и другим источникам информации о должниках растут с большой скоростью. Кроме того, именно от ведомства сейчас зависит степень «антиколлекторской» и «антикредиторской» жесткости в толковании терминологии закона 230-ФЗ — что такое контакт с целью взыскания, телефонные переговоры, личная встреча, как будет считаться их количество, по какой форме должник сможет отказаться от контактов с взыскателем и насколько трудно это будет сделать и т.д. Есть надежда, что ФССП, при соблюдении государственной ориентации на социальную защиту населения, займет все-таки достаточно взвешенную и непопулистскую позицию в этих вопросах.

Кроме того, у коллекторов и судебных приставов – давний опыт взаимовыгодного организационного симбиоза, они хорошо знают друг друга в лицо, и свои структуры изнутри. Взыскатели помогают сотрудникам ФССП контактами, технической базой, машиной где-нибудь в регионе, где судебный пристав не может доехать до должника, распечаткой и отправкой писем. Принципы бюджетной экономии связывают руки госслужащим, и тут часто пригождаются менее зарегламентированные ресурсы коллекторских агентств.

Пока трудно представить общественную реакцию на проект «Коллекторы – детям»

Возможно, и с имиджем у отрасли взыскания под крылом у госрегулятора станет получше. ФССП пытается продвигать свои PR-программы типа «Звезды против долгов» или «Судебные приставы – детям». Пока трудно представить общественную реакцию на проект «Коллекторы – детям», но совместные усилия ведомства и коллекторских агентств по социальной рекламе финансово-ответственного поведения и улучшению имиджа взыскателей могут оказаться более эффективными, чем разрозненные — до этого.

Что с минусами? Симбиотические отношения — стратегия, хорошо зарекомендовавшая себя для выживания, однако пока неясно, где может возникнуть почва для конфликта интересов надзора и надзираемых. Если в Центральном аппарате ФССП за регулирование коллекторов и судебное взыскание будут явно отвечать разные люди, то в региональных подразделениях правая и левая рука могут гораздо лучше знать, кто из них что делает. Как, например, быть с подачей жалоб на бездействие судебных приставов — инструмент, которым нечасто, но пользовались коллекторские агентства (и при случае – эффективно)? Как будет реагировать регулятор на жалобы коллекторов на своих сотрудников?

В общем, шуми дубрава, растите грибы, посчитаем по осени, чем они помогли друг другу. Дмитрий Анатольевич, подписывайте уже постановление, сколько можно ждать.