До вступления в силу федерального закона «О защите прав и законных интересов физлиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности…» осталось чуть меньше месяца. Закон, принятый летом этого года, вступает в силу уже 1 января 2017 года. А значит, компаниям, имеющим отношение к взысканию долгов, совсем скоро придется играть по новым правилам.

Претензии высказывались не только непосредственно к коллекторским агентствам, но и к кредиторам

Напомним, что закон, ограничивающий действия взыскателей при работе с должниками, был принят на фоне активной антиколлекторской полемики со стороны ряда политиков, общественности и СМИ. Претензии высказывались не только непосредственно к коллекторским агентствам, но и к кредиторам, которые самостоятельно взыскивали долги со своих клиентов с помощью внутренних служб взыскания. Разговоры шли вплоть до предложений о возможном запрете коллекторской деятельности в принципе.

В итоге закон не запретил деятельность по взысканию долгов, хотя и существенно ограничил возможность кредитора взаимодействовать с должником. Так, в частности, теперь коллектор не будет иметь права встречаться с должником лично больше одного раза в неделю, связываться с ним по телефону — не более одного раза в сутки, двух раз в неделю и восьми раз в месяц.

Большинство кредиторов были вынуждены пересмотреть методы своей работы с должниками и с просроченной задолженностью

Ограничено также и время, в течение которого взыскатель может контактировать с должником. Одно из наиболее существенных и важных для кредиторов положений нового закона касается права должника и вовсе отказаться от взаимодействия со взыскателем.

В такой ситуации большинство кредиторов были вынуждены пересмотреть методы своей работы с должниками и с просроченной задолженностью. Так, в частности, в МФО «Робот Займер» привели работу службу по безопасности и урегулированию задолженности в соответствие с новым законодательством еще в июле — в основном это коснулось порядка работы в области ограничений по времени взаимодействия с клиентом и подробного сообщения ФИО и должности сотрудника при общении с ним. В МФО MoneyMan внесли изменения в программное обеспечение отдела взыскания, которое будет отслеживать, чтобы сотрудники не звонили должнику чаще двух раз в неделю, также были внесены изменения в шаблоны электронных сообщений, которые уже содержат всю информацию, указанную в законе как обязательную, и другие изменения.

В компании скорректировали процесс приема на работу сотрудников, непосредственно взаимодействующих с должниками

А в ГК «Быстроденьги» даже зарегистрировали собственное коллекторское агентство. «Понимая, что в ближайшее время будет принят специализированный закон, регламентирующий деятельность по возврату долгов, в декабре 2015 года мы создали отдельное юридическое лицо для работы с просроченной задолженностью. Компания „Финколлект” уже состоит в Национальной ассоциации коллекторских агентств (НАПКА)»,— пояснила директор департамента по правовым и корпоративным вопросам ГК «Быстроденьги» Александра Новицкая. Кроме того, в компании скорректировали процесс приема на работу сотрудников, непосредственно взаимодействующих с должниками, адаптировали скрипты общения, а в настоящее время готовят программное обеспечение для отслеживания количества звонков и sms, направляемых клиентам, с учетом наличия / отсутствия их согласия на осуществление тех или иных взаимодействий, отметила Александра Новицкая. В МФО «Мигкредит» пояснили, что никаких принципиальных изменений в бизнес-процессы компании вносить не потребовалось.

Участники рынка микрофинансирования ожидают, что после 1 января 2017 года рынок взыскания может столкнуться с рядом проблем и указывают на несвоевременность вступления закона в силу.

Так, например, «до сих пор не открыт реестр для регистрации коллекторов, не выпущены подзаконные акты к ряду частей закона, не назначен регулятор деятельности рынка, хотя до 1 января 2017 года осталось мало времени»,— указывает гендиректор сервиса онлайн-займов «Робот Займер» Сергей Седов. В ГК «Быстроденьги» ожидают коллапса «судебной системы и системы работы приставов-исполнителей, так как закон существенно сокращает объем досудебного взаимодействия, стимулируя только судебное производство, без увеличения ресурсов судов и ФССП».

На начальном этапе работы закона эффективность от взыскания снизится примерно на 5%

Кроме того, «уже сейчас наблюдается нигилистическое настроение должников, которые воспринимают информацию о данном законе из СМИ как реальную возможность не оплачивать долги в принципе», отмечает Александра Новицкая. В МФО MoneyMan прогнозируют снижение эффективности взыскания долгов: по оценкам гендиректора компании Бориса Батина, на начальном этапе работы закона эффективность от взыскания снизится примерно на 5%. «В первую очередь это связано со снижением частоты информирования пользователя о его задолженности, клиент будет возвращать заемные средства чуть позже»,— поясняет Борис Батин. Однако в компании ожидают, что уже в первом квартале 2017 года эффективность взыскания вернется на прежний уровень.

Представители коллекторского сообщества также ждут падения эффективности взыскания, однако считают, что оно будет более существенным. По оценкам члена совета НАПКА Сергея Шпетера, эффективность взыскания может снизиться на первоначальном этапе на 15–20%, дальнейшие прогнозы давать пока сложно.

Вступление в силу закона может не решить проблему взыскателей, занимающихся возвратом долгов граждан незаконно

«В любом случае мы видим, что должники уже сейчас, до вступления закона в силу, пытаются ограничить свое общение со взыскателями»,— отмечает Сергей Шпетер. На неясные перспективы того, как часто должники начнут отказываться от взаимодействия со взыскателями после вступления закона в силу, указывает и вице-президент НАПКА, член совета директоров коллекторского агентства «Секвойя кредит консолидейшн» Елена Докучаева.

Впрочем, вступление в силу закона о коллекторской деятельности может не решить проблему взыскателей, занимающихся возвратом долгов граждан незаконно, считают участники рынка МФО. «Если говорить о деятельности так называемых вышибал, то принятие коллекторского закона, по нашему мнению, пока не сможет существенно приостановить их деятельность,— указывает Сергей Седов.— Только примерно треть рынка взыскания — это профессиональные коллекторы, остальные — или службы внутри кредитных компаний, или „нелегальные” агентства. Поэтому в этом направлении нужна слаженная работа, в том числе правоохранительных органов, поскольку деятельность последних зачастую лежит в плоскости уголовного законодательства».