Monte dei Paschi был учрежден в 1472 году, то есть почти за 125 лет до того, как Шекспир написал «Ромео и Джульетту», напоминает автор The Guardian.

Итальянские банки накопили плохих долгов, которые составляют примерно треть «неработающих кредитов» всей еврозоны

Банк был создан для финансирования города-государства Сиены в эпоху его расцвета. Он пережил революции и войны и в 1990-х годах считался одним из самых прибыльных в Европе. Но после финансового кризиса ситуация во всем банковском секторе Италии стала близкой к настоящей катастрофе.

Позади Европы всей

Итальянские банки накопили плохих долгов, которые достигли 18% от выданных займов и составляют примерно треть «неработающих кредитов» (non-performing loans, NPL) всей еврозоны. 75% в общем объеме NPL — долги итальянских компаний. Банки не решаются списать плохие займы из-за отсутствия достаточных капиталов для оздоровления балансов. О состоянии дел в Monte dei Paschi и планах старейшины банковского цеха по выходу из кризиса Bankir.Ru уже рассказывал.

В основе многоходовой схемы лежит списание с баланса €28,5 млрд плохих долгов. В конечном счете они должны быть проданы на рынке по сильно сниженной цене. Если комбинация сработает, доля NPL на балансе Monte dei Paschi уменьшится с 43,6% до 16,3%, пишет Business Insider, приводя расчеты британского банка HSBC. Реализация замысла руководства банка не обойдется без участия как государственных инстанций, так и частных финансовых структур.

Однако спасательную операцию может сорвать предстоящий референдум по конституционной реформе, полагает Wall Street Journal. Если 4 декабря итальянцы скажут «нет», то возможны отставка правительства и политическая нестабильность. Негативный исход референдума приведет к еще большей нервозности инвесторов. Будущее банковского сектора станет еще более туманным. Хотя куда уж дальше? В течение последнего месяца индекс FTSE Italia All-Share Banks Index, в котором учтены бумаги итальянских банков, и без того упал на 12%. Между тем, акции финансовых компаний по всей Европе продолжили восстановление после падения, вызванного Brexit. Но общеевропейское спокойствие грозит оказаться временным.

Как утверждают критики, регуляторы не торопятся действовать в надежде, что плохие долги в конечном итоге будут как-то погашены

В одной из предыдущих публикаций The Guardian писала, что следующий финансовый кризис может прийти из европейской банковской системы. И наибольшей угрозой становится Италия. Во всяком случае, такого мнения придерживается Стив Айсман, известный управляющий активами из США. В свое время он угадал приближение кризиса 2008 года и хорошо заработал на этом. Сейчас на миллиарды плохих долгов в Италии наслаиваются новые миллиарды. А их переоценка происходит на уровне 45–50% от первоначального номинала. На самом деле, считает Айсман, они стоят не больше 20%.

Японский синдром

Правительство и центральный банк Италии (Banca d’Italia) в курсе происходящего. Их быстрому вмешательству препятствуют громоздкие процедуры реструктуризации и банкротства, затяжные судебные процессы и налоговое законодательство, пишет The Guardian. Как утверждают критики, регуляторы не торопятся действовать в надежде, что плохие долги в конечном итоге будут как-то погашены.

Однако ситуация в стране оставляет мало оснований для надежд на радужный финал. В течение трех последних лет экономика практически топчется на месте. Темпы экономического роста остаются самыми низкими в Европе. ВВП на душу населения, который служит индикатором индивидуального благополучия граждан, показал заметное снижение. Растет разрыв между Севером и Югом. И это находит отражение в банковской сфере. Доля плохих кредитов в финансовых учреждениях в южных областях Италии превышает 20%.

Если не провести срочные реформы, предостерегает The Guardian, страна повторит печальный японский опыт. Банковскому кризису в Японии 1998–1999 годов предшествовал период, когда власти и банки были осведомлены о накопившихся проблемах, но в силу разных обстоятельств не спешили прибегать к активным действиям.

Чем дольше итальянские власти будут тянуть с реформами, тем вероятнее наступление чего-то очень похожего на японскую катастрофу

Впоследствии для разрешения кризисной ситуации потребовались реструктуризация всей банковской системы, включавшая слияния отдельных финансовых учреждений, и массивные вливания капитала. Слабые банки либо были закрыты, либо стали объектом поглощений. Государство учредило «плохие» банки, куда для очистки балансов в банковской системе были переведены токсичные кредиты.

Все эти акции пришлись на 2000–2002 годы и привели к застою в экономике. Ее рост остановился, ставки были снижены практически до нуля, а правительство и монетарные власти были вынуждены пойти на нестандартные меры. В ход было пущено количественное смягчение, когда центральный банк печатал новые деньги для выкупа банковских активов.

В результате, пишет The Guardian, в течение последующего десятилетия банковский сектор Японии едва демонстрировал рост, как, впрочем, и вся экономика. Теперь ситуация грозит повториться в Италии. Чем дольше итальянские власти будут тянуть с реформами, тем вероятнее наступление чего-то очень похожего на японскую катастрофу, делает вывод автор публикации.

Австрия, Греция, далее — везде

В итальянском случае есть еще один критический аспект. Если негативный опыт в Японии имел исключительно местные последствия, то банковский крах в Италии может приобрести характер инфекции для остальной Европы. Он способен распространиться на другие страны, в которых существует проблема NPL. The Guardian называет Австрию, Грецию, Испанию и Португалию. Британские банки меньше подвержены риску, поскольку они успели сократить свое присутствие в Италии и хранят в кредитных портфелях относительно небольшой объем плохих долгов.

В Италии предпринимаются шаги для совершенствования процедуры банкротства, но они нуждаются в ускорении, пишет газета. Имеются также планы инициировать распродажу плохих кредитов. Эти реформы со временем должны принести отдачу, однако критическим фактором становится, опять же, быстрота их реализации. Жизнеспособные банки нуждаются в срочном оздоровлении балансов, в то время как несостоятельные кредитные учреждения должны быть удалены из финансовой системы. Реструктуризация банковской отрасли требует форсирования, а корпоративное управление — полной перетряски. Задача представляется тяжелой, но если не принять решительных мер, Италия может стать новой Японией, говорится в публикации The Guardian.